Парадокс производительности

Экономика Британии переживает вторую волну кризиса. Несмотря на падающий ВВП, занятость в ней растет

Парадокс производительности

Британская экономика сокращается уже три квартала подряд (и, как полагают многие, отрицательная динамика ВВП сохранится до конца года). При этом занятость растет, она практически вернулась на докризисный уровень (см. график). Лишь с апреля по июнь 2012 года число занятых в британской экономике выросло на 201 тыс. человек, хотя ВВП за этот же период снизился на 0,5%. Безработица в июле уменьшилась на 46 тыс. человек — до 8% трудоспособного населения. Положительные новости с рынка труда, впрочем, вызывают вопрос: что же происходит с производительностью труда британцев, почему сегодня требуется практически докризисное число занятых для того, чтобы производить уменьшившийся ВВП?

Действительно, согласно данным Бюро национальной статистики (ONS) Британии, производительность труда во втором квартале 2012 года снизилась на 0,9%. Сегодня она на 2,5% ниже, чем на докризисном пике в начале 2008-го. Экономисты предлагают несколько объяснений этого феномена. Во-первых, часть потерявших работу в первую волну кризиса вернулась на рынок труда, при этом они устроились на рабочие места с более низкими зарплатами, во многих случаях в других секторах экономики (и зачастую производят меньше товаров и услуг, чем на докризисных рабочих местах). Во-вторых, компании изменили свою реакцию на кризисные явления в экономике. Во время первой волны кризиса в 2008–2009 годах они массово увольняли сотрудников, но затем были вынуждены потратиться на поиск и тренинг нового персонала, когда экономика стала расти. В новую волну кризиса компании решили не расставаться с сотрудниками, а приберечь их для будущего роста. Даже если в краткосрочной перспективе это означает рост расходов на оплату труда.

Однако некоторые экономисты опасаются, что в британской экономике происходит более глубокий структурный сдвиг, который означает, что она не сможет вернуться к тому уровню ВВП, который был достигнут до кризиса. В частности, они не уверены, что затеянные правительством консерваторов и либерал-демократов реформы, нацеленные на сокращение госрасходов, улучшают состояние экономики. По их мнению, главной задачей правительства сегодня должны стать инвестиции в инфраструктуру, а не сокращение госрасходов любой ценой, в том числе путем массового увольнения госслужащих.

Дауншифтинг

Парадокс с производительностью труда уже нашел немало объяснений. Некоторые экономисты указывают, что состояние британской экономики может быть лучше, чем показывает официальная статистика. Например, из-за того, что результаты повторного учета по промышленности и строительству в июне оказались лучше первоначальных, ONS пересчитало результаты ВВП за второй квартал — его падение составило не 0,7%, как было объявлено, а 0,5%. Кроме того, объем ВВП уменьшился из-за дополнительных выходных дней в июне по случаю 60-летия правления королевы Елизаветы — во втором квартале 2012 года британцы работали на два дня меньше, чем в предыдущие годы. «Но даже если учесть эффект дополнительных праздников, экономика оставалась на том же уровне. При этом она каким-то образом создала несколько сотен тысяч рабочих мест», — сказал «Эксперту» Саймон Уэллс, экономист Citigroup.

Но дело не только в показателях второго квартала: последние цифры показывают, что к лету 2012 года в британской экономике было занято на 501 тыс. человек больше, чем за два года до этого, когда ВВП был несколько больше нынешнего (это хорошо видно на графике). В качестве возможного объяснения ONS может пересмотреть статистические оценки за последние годы в сторону повышения. Это возможно: например, Банк Англии критиковал ONS за недооценку размера экономики. Но масштабная переоценка, которая объяснила бы такой рост занятости, по мнению опрошенных «Экспертом» экономистов, маловероятна.

Поэтому более реалистичной выглядит другая версия: ситуация на рынке труда Британии на самом деле хуже, чем утверждает статистика. Так, около четверти рабочих мест, которые создавались за последние два года в частном секторе экономики, приходились на частичную занятость. Еще больше рабочих мест создавалось частными предпринимателями без образования юридического лица. «Производительность труда и среди занятых неполную рабочую неделю, и среди начинающих предпринимателей часто ниже, чем у тех, кто работает на полноценных рабочих местах. Многие из начинающих предпринимателей утверждают, что они могут и хотят работать больше. И происходит это по той простой причине, что число заказов в сужающейся экономике не может расти, чтобы загрузить их работой так же, как на предыдущих полноценных рабочих местах», — рассказала «Эксперту» Вики Редвуд, экономист исследовательского центра Capital Economics в Лондоне. По данным официальной статистики, число имеющих постоянную работу снизилось с 59% всего трудоспособного населения в начале 2008 года до 54% в апреле—июне 2012-го.

Ситуацию усугубляет смена сферы деятельности — когда квалифицированные сотрудники вынуждены уходить на более простую работу. Три года назад Ричард Гриффитс потерял работу телевизионного продюсера — после восьми лет карьерного роста в этой сфере. Отчаявшись найти новую работу такого же уровня, он решил работать на себя, занявшись видеомонтажом. «Первый год был очень тяжелым, я задавал себе много вопросов по поводу такого выбора. Но потом заказы пошли. Сегодня у меня уже есть два сотрудника, которые помогают в работе. Но зарабатываю я все равно меньше, чем когда работал продюсером», — рассказывает он.

В позиции ожидания

Тем не менее даже за вычетом этих категорий за последние два года в Британии было создано примерно 280 тыс. полноценных рабочих мест в частном секторе. «Одна из причин — уровень оплаты труда. Средние зарплаты не поспевают за ростом инфляции. Для некоторых категорий работников зарплаты в реальном выражении за кризисные годы заметно упали. Это облегчило компаниям задачу сохранить ключевых сотрудников или даже нанять новых», — полагает Саймон Уэллс из Citigroup.

Кроме того, рекрутинговые агентства заметили, что в последний год компании стали «коллекционировать» сотрудников: «Мы видим, что даже те компании, которые столкнулись с падением продаж, не увольняют своих сотрудников, а зачастую даже нанимают новых. Они это делают в ожидании того, что экономическая ситуация в ближайшее время улучшится, а у них уже будут ключевые сотрудники, благодаря которым они станут зарабатывать во время растущего рынка», — рассказала «Эксперту» Сара Гэррати, консультант Hundson, компании по поиску персонала.

Эти наблюдения подтверждают и данные лондонского Института персонала и развития (CIPD): согласно его исследованию, 31% компаний частного сектора поддерживали число сотрудников на более высоком уровне, чем требовали экономические условия. «Компании пытаются удержать квалифицированных сотрудников, понимая, какой ущерб в среднесрочной перспективе нанесет потеря их навыков и квалификаций», — утверждает автор отчета экономист CIPD Джервин Дэйвис.

Такую ситуацию создает сочетание очень низких процентных ставок и готовность банков продолжать кредитовать бизнес (что является требованием правительства, с 2008 года ключевого акционера в двух из четырех крупнейших банках страны — RBS и Lloyds Banking Group). Уровень банкротств компаний во время кризиса 2008–2009 годов был в три раза ниже, чем во время предыдущей рецессии 1991–1992 годов. Большее число переживших острую фазу кризиса компаний смогли сохранить больше рабочих мест в экономике. Все это означает, что в Британии сегодня много компаний с дополнительной незадействованной мощностью, которая позволит повысить производительность труда, как только в стране возобновится рост.

Перезапуск

Но у подобной стратегии есть серьезный минус — она грозит потерями как компаниям, так и экономике в целом, если в ближайшее время экономический рост в Британию так и не вернется. Что, собственно, и обещают некоторые прогнозы. Например, в начале сентября ОЭСР изменила прогноз динамики ВВП Британии на 2012 год — вместо слабого роста на 0,5% теперь ожидается падение на 0,7%. Виной тому рецессия первого полугодия и неудовлетворительный результат Олимпийских игр, экономический эффект от которых оказался значительно меньше ожидавшегося. «Британские потребители предпочли смотреть выступления по телевизору, а не работать или делать покупки», — констатировал августовский отчет Британского розничного консорциума.

«Кризисы часто создают эффект “созидательного разрушения” — они приводят к банкротству неэффективных компаний, расчищая пространство для стартапов. Но сегодня новым компаниям трудно получить финансирование, а тем более пробиться на очень конкурентный рынок, где действуют сложившиеся компании, имеющие доступ и к финансовым ресурсам, и к наиболее квалифицированным сотрудникам. Статистика показывает, что инвестиции в экономику продолжают падать — это означает, что занятые обладают меньшим и более старым капиталом, что делает их менее производительными», — рассказал «Эксперту» Говард Арчер, экономист консалтинговой компании IHS Global Insight. При таком сценарии все попытки Банка Англии обеспечить приток денег в экономику через политику «количественного расширения» могут привести лишь к росту инфляции. Ведь компании, работающие на полную мощность, будут повышать цены на свою продукцию.

Ситуацию могли бы улучшить инвестиции в инфраструктуру, что сделало бы работу британских компаний более эффективной. О планах создать специальный инвестиционный банк, который будет получать финансирование от правительства на инвестиции в инфраструктуру (до 65 млрд долларов), министр финансов Британии Джордж Осборн говорил еще в июле. Но банк до сих пор не создан, поскольку минфин столкнулся с растущим дефицитом бюджета. Так, по результатам за июль ожидался профицит в 3,6 млрд долларов, в действительности же министерство получило 0,9 млрд долларов дефицита. В основном это стало следствием снижения налогов на прибыль компаний — в условиях снижения ВВП британские компании совершенно ожидаемо стали показывать снижение прибылей. И хотя кабинет Дэвида Кэмерона уже два года осуществляет политику, направленную на сокращение дефицита бюджета, за первые четыре месяца текущего финансового года (то есть за апрель—июль) дефицит вырос на 24%.

Тем не менее правительство от своих планов не отказывается. «В прошлом финансовом году мы сократили дефицит на четверть и находимся на пути восстановления порядка в государственных финансах», — заявил премьер Кэмерон. Эти утверждения, впрочем, расходятся с заверениями о создании этой осенью инфраструктурного банка, для которого правительству придется занимать средства на финансовом рынке. Впрочем, стоимость заимствования для Британии сегодня очень низка. Так, десятилетние британские облигации сегодня имеют доходность 1,64% годовых (против 2,65% в октябре 2011 года), что совсем не много по сравнению с доходностью госбумаг Испании (6,77%) или Италии (5,79%). Увеличение госдолга на фоне падающей экономики — прямая противоположность заявленной стратегии британских властей. Даже если это позволит вернуть экономику страны к росту.

Лондон

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом