Туркменский демарш

Туркменский демарш

В конце августа на саммите глав государств СНГ в Казани случилось якобы неожиданное. Президент Туркмении Сапармурат Ниязов, до последнего времени игнорировавший практически все совместные встречи внутри Содружества, да и вообще чрезвычайно редко выезжающий за пределы своей страны, де-юре оформил то, что уже давно является де-факто: Туркмения вышла из состава СНГ, получив, по собственному определению, статус "ассоциированного члена". Объяснения Владимиру Путину и его коллегам по СНГ, собравшимся в столице Татарстана в полном составе (что, кстати, не менее удивительно, чем демарш Туркменбаши), давал глава туркменской делегации, вице-премьер Аганияз Атыев, занявший этот пост буквально накануне саммита. Оказалось, что Туркмения выходит из состава СНГ, чтобы не нарушать условий объявленного в 1995 году нейтрального статуса государства. Сей пассаж прокомментировал позднее сам г-н Ниязов, выступая перед жителями одной из туркменских областей. По Ниязову, Туркмения не имеет права вступать в военные союзы с иностранными государствами. "В настоящее время существует множество военных договоров в рамках СНГ, по которым проводятся военные учения, но мы не должны принимать в них участия, - сказал Туркменбаши и продолжил: - Вот почему, объяснив все, мы и сказали, что выходим из СНГ. Более того, теперь никакие резолюции и декларации СНГ нас не касаются". По словам исполнительного секретаря СНГ Владимира Рушайло, ассоциированное членство в СНГ вообще не предусмотрено никакими уставными документами. Поэтому дальнейшее позиционирование Туркмении относительно СНГ будет определено во время двусторонних консультаций, а окончательное решение планируется принять на саммите Содружества в следующем году в Минске.

Строго говоря, резолюции и декларации СНГ особо не касались Туркмении и прежде. Министр иностранных дел России Сергей Лавров говорит о том, что Туркмения вообще не подписывала устава Содружества, а значит, не являлась членом этого объединения в полном юридическом смысле. Да, туркменские делегации изредка появлялись на встречах, молча выслушивали то, что на них говорилось, и также молча уезжали в Ашхабад. Около 80% всех документов, принятых за время существования СНГ, эта страна не ратифицировала. Сотрудничество с Туркменией, богатой углеводородными запасами, идет в основном на двусторонней основе. Украина закупает там природный газ и участвует в строительстве ряда крупных объектов, Россия также имеет определенный интерес в туркменской нефтегазовой отрасли. Другие страны, особенно страны Центральной Азии, присутствуют в Туркмении в минимальном объеме. Отношения между Сапармуратом Ниязовым и Исламом Каримовым обострились после покушения на туркменского президента в ноябре 2002 года: Туркменбаши прямо обвинил Узбекистан в пособничестве террористам-неудачникам. Казахстанские бизнесмены, как и их коллеги из других стран, вкладывать инвестиции в Туркмению не спешат, опасаясь нестабильности: г-н Ниязов известен своим непредсказуемым поведением, что в условиях полного авторитаризма грозит неприятностями фирмам-ослушникам.

Более важной в свете случившихся событий видится политическая подоплека. Не успел Ниязов объявить о выходе из СНГ, как зарубежные СМИ заговорили о входе в Туркмению войсковых подразделений НАТО. США давно уговаривали туркменского президента предоставить под размещение подразделений антитеррористической коалиции, ведущей боевые действия в Афганистане, несколько военных баз, расположенных на территории Туркмении еще с советских времен. Прежде всего крупнейшую в Центральной Азии авиабазу "Мары" и аэродром в городе Кушка. Уговоры несколько стихли после появления авиабаз в Узбекистане и Киргизии, однако сейчас, после требования Ташкента вывести военнослужащих коалиции из Ханабада и непонятной ситуации с авиабазой близ Бишкека, актуальность Туркмении с военной точки зрения вновь возросла. В середине августа в Ашхабаде побывал глава Центрального командования США генерал Джон Абизейд. Трудно поверить, что Сапармурат Ниязов обсуждал с кадровым американским военным "инициативу Туркмении по строительству трансафганского газопровода", как официально объявлено по итогам переговоров. Основное - в другом: стороны высказались "за дальнейшее развитие эффективного взаимодействия, включая военно-технические аспекты". Дабы не поднимать больной вопрос о нейтралитете, изначально предполагающем отсутствие у страны притязаний на военное господство и участие в каких-либо военных действиях, туркменские чиновники политкорректно говорят, что их страна предоставляет США некие перевалочные пункты для обеспечения безопасности в Афганистане. О том, что по сути эти перевалочные базы будут являть собой полноценные авиабазы, на которых расположится авиация НАТО, в Ашхабаде не говорят.

Существует версия, что США дожали Сапармурата Ниязова, пообещав устроить в случае отказа последнего от сотрудничества показательную международную порку за нарушения прав человека и расовую дискриминацию, коими прославился авторитарный режим Туркменбаши. При этом Ниязов, вероятно, понимает, что, давая согласие на размещение баз НАТО, он пускает козла в огород. Снести режим Ниязова, который в основном держится на закрытости и страхе туркменских жителей, американским военным (конечно, с помощью исполнителей: туркменской оппозиции, вынужденной действовать в эмиграции), не составит особого труда.

Зачем США Туркмения? Она имеет протяженную границу не только с Афганистаном, но и с Ираном, основным претендентом на участие в проекте "Силовое установление демократии", по примеру Ирака. После размещения авиабаз НАТО в Туркмении Иран оказывается фактически в окружении врагов и в изоляции от России. Кроме того, Америка получает мощные рычаги влияния в Каспийском регионе, что важно, учитывая не до конца сформировавшиеся, а потому малопонятные мировому сообществу взаимоотношения между Азербайджаном и США. Поэтому разговоры о том, что США могут уйти из Центральной Азии - не более чем разговоры. Отдавать регион, позволяющий контролировать каспийскую нефть, Россию и Китай, американцы не будут. Они просто поменяют состав своих союзников.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики