Серое завтра

Казахстан может не только обеспечить внутренние потребности в цементе, но и поставлять этот вид строительных материалов на экспорт. Для этого необходимо либо модернизировать действующие производственные площадки, либо строить новые цементные заводы

Серое завтра

Производство цемента уже давно, как только в Казахстане началось массовое возведение жилья, стало считаться достаточно рентабельным и быстроокупаемым с точки зрения вложенных инвестиций занятием. В 2005 году потребности отечественных строителей в цементе составят 5 млн тонн. При этом около 4 млн тонн произведут местные цементные заводы, еще 1 млн тонн будут импортированы из-за рубежа. По оценкам экспертов, к 2010 году потребление цемента в нашей стране превысит 8 млн тонн. Совокупная мощность пяти крупнейших игроков цементного рынка - Бухтарминского ( ОАО "Восток-Цемент"), Шымкентского ( АО "Шымкент Цемент"), Карагандинского ( АО Central Asia Cemen), Семипалатинского ( АО "Семейцемент"), Састюбинского ( АО "Састобе Цемент") - составляет порядка 10 млн тонн в год (Састюбинский цементный завод производит цемент специфичных марок, поэтому его в список производителей цемента наиболее популярных у строителей марок не включают). Поэтому предстоит решить, что выгоднее - возводить новые цементные заводы или же модернизировать действующие, работающие пока в половину своих производственных мощностей.

Много заводов больших и разных?

5 сентября на встрече с представителями бизнес-элиты Алматы президент Нурсултан Назарбаев высказал мнение, что необходимо "развивать отечественную стройиндустрию, в частности, строить современные цементные и кирпичные производства". По мнению главы государства, Казахстан сейчас "кормит" все российские кирпичные заводы и цементные производства, "хотя сырье есть на месте". Кроме того, развитие этого бизнеса позволит экспортировать строительную продукцию в бурно развивающиеся Афганистан и Иран.

"При той инфраструктуре, которую мы имеем, выгоднее модернизировать старые линии, потому как и инвестиционные вложения меньше в десятки раз, и окупятся они гораздо быстрее, - считает председатель правления ОАО "Восток-Цемент" Константин Морозов. - Можно, конечно, понастроить цементных заводов, как это было сделано в Малайзии, где сейчас идет перепроизводство и они закрываются, но зачем?".

Действующие казахстанские заводы в состоянии в полном объеме выполнять заказы строителей, вопрос только в том, где взять деньги на реконструкцию устаревшего оборудования. Ведь все заводы были построены в 50-е годы, и ныне изношенность основных фондов составляет в среднем 50%. Их состояние и технологические возможности соответствуют 70-м годам прошлого века.

Для того чтобы ввести в строй только одну технологическую линию мощностью 1 млн тонн, требуется 100-150 млн долларов. Не говоря уже о создании новых линий по производству цемента так называемым сухим, энергосберегающим, способом (по которому работают во всем мире). Все казахстанские заводы производят цемент "мокрым" способом. Один "сухой" завод построен в Караганде, но у него отсутствуют необходимые технологические параметры, поэтому он простаивал. В данное время руководство АО Central Asia Cemen, после проведения технологического аудита международными экспертными службами, приняло решение о восстановлении одной из двух существующих линий "сухого" способа производства. Когда линия будет восстановлена, завод сможет выпускать на 1 млн тонн цемента в год больше.

Однако то, что для производителей сейчас хорошо ("мокрый" способ менее затратен по вложению инвестиций), в будущем может обернуться смертью. Если Казахстан вступит в ВТО, то возникнет необходимость доводить цены на энергоресурсы до мирового уровня. Тогда цемент, произведенный по "мокрой" технологии, станет совершенно неконкурентоспособен, потому что при таком способе расход топлива практически в два раза выше, чем при "сухом". И производителям придется либо в срочном порядке изыскивать ресурсы, дабы перейти на "сухую" технологию, либо вовсе сворачивать производство.

Есть трудности и с одним из компонентов, входящим в состав цемента.

Металлургическая промышленность производит для цементников шлак. Правда, для самой металлургической промышленности это вовсе не сырье, а отходы производства, причем плохо влияющие на экологию. В мировой практике принято доплачивать производителям цемента за то, что они перерабатывают шлак. У нас этого, понятно, не делают. Мало того, еще и продают эти самые отходы. "К примеру, завод уже несколько лет закрыт, на его территории лежит куча шлака, который мы хотим взять. Тут появляется некая коммерческая структура, во владения которой отходит эта куча. И мы должны заплатить, чтобы получить необходимое нам сырье. Правда, мы в основном работаем с Карагандинским металлургическим заводом и платим лишь за погрузку и транспортировку", - говорит г-н Морозов.

Подумать об инвестициях

Более вероятен второй вариант (цементникам придется сворачивать производство), так как инвесторов найти им достаточно сложно, ведь цемент - это низкорентабельное производство. "Сейчас у многих возникает желание вкладывать деньги в строительство заводов, причем все считают так: вложим 100 млн долларов, завод произведет 1 млн тонн в год, с каждой тонны можно получить по 10 долларов, получается 10 млн в год - завод окупается за десять лет. Но при этом никто не учитывает нюансов: во-первых, спрос на эту продукцию подвержен фактору сезонности: если летом мы продаем большие объемы, то зимой всего 5-7 тонн, во-вторых, велики затраты на перевозку. В итоге из тех 10 млн остается только 1. И когда все это просчитывают, отказываются от инвестирования", - говорит г-н Морозов.

Возможно, если Казахстан пойдет по пути консолидации, по которому пошло большинство стран, вопрос инвестирования не будет стоять так остро. Вероятно, уже через несколько лет все казахстанские цементники придут к пониманию того, что в одиночку им не выжить. И либо будут поглощены цементными компаниями, имеющими активы по всему миру, либо сольются друг с другом. В нынешнее время только один завод - "Шымкентцемент" - входит в структуру крупного холдинга мирового уровня. В 1998 году его приобрела французская компания Ciments Francais, имеющая 55 цементных заводов в 13 странах мира. Она, в свою очередь, является дочерним предприятием корпорации Italcementi Group.

Эксперты говорят, что самым логичным слиянием оказалось бы слияние двух заводов, находящихся в Восточно-Казахстанской области - Усть-Каменогорского и Семипалатинского. Они находятся недалеко друг от друга и потому вынуждены продавать товар на одних и тех же рынках. Для обоих предприятий это соседство невыгодно, но объединив усилия, они смогли бы контролировать большую часть рынка.

Спорные моменты

Пока же большинству производителей приходится рассчитывать только на свои силы. Отсюда и ежегодное повышение цен на "серый" материал. При минимальной стоимости цемента заводам сложно было поддерживать собственное производство. Теперь же, когда цена цемента в Казахстане достигла практически уровня стоимости этого строительного материала в европейских странах и у цементников появилась возможность делать инвестиции в собственный бизнес, их интересы столкнулись с интересами строителей. В июне этого года Ассоциация застройщиков Казахстана (АЗК) написала письмо на имя министра индустрии и торговли Сауата Мынбаева, в котором просит "рассмотреть ситуацию и принять соответствующие меры по стабилизации цементного рынка". Как сказали "Эксперту Казахстан" в АЗК, пойти на этот шаг их вынудили именно растущие из года в год цены. Причем в мае текущего года они поднялись более чем на 100% - с 8 до 18 тыс. тенге. Правда, потом опустились до 15 тыс. Строители даже опасаются, что под угрозу может быть поставлена реализация Государственной жилищной программы, мотивируя свои опасения тем, что цены на цемент значительно влияют на конечную стоимость жилья, так как в строительстве данный продукт применяется повсеместно. Однако назвать долю цемента в себестоимости 1 квадратного метра жилья в ассоциации затруднились. "Руководство ассоциации считает, что за последними событиями на отечественном рынке цемента стоит ценовой сговор производителей, что в соответствии с законом РК "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности" может рассматриваться как монополистическая деятельность", - отмечается в письме.

Производители же говорят, что "какое-либо лобби в наших условиях организовать невозможно". Помимо пяти крупнейших заводов, в Казахстане работает несколько мелких производств. Свою продукцию в страну ввозят несколько крупных заводов по производству строительных материалов из России, Киргизии и Узбекистана. Конкуренция значительная, и сложно представить, что может иметь место "ценовой сговор". Производители живут скорее в состоянии "ценовых войн". Кроме того, если у цементников не будет возможности возрождать заводы, им не удастся выйти на должный уровень производства, т.е. опять же останется дефицит, а значит, и высокая цена. Поэтому сейчас самым логичным было бы дать возможность цементникам самим разобраться со своими проблемами, чтобы в будущем они полностью могли обеспечивать строительный сектор собственной продукцией.

В конкуренции с импортом

"Рынок характеризуется высокими темпами роста, примерно 27% в год, потому и производители могут увеличивать темпы производства. Ситуацию в Казахстане я бы назвал рыночной, консолидации в отрасли нет - все заводы принадлежат различным структурам. К тому же существует импорт", - считает Константин Морозов. Правда, прежде Казахстан был страной-экспортером, потом превратился в стабильного импортера. Худшие времена отрасль переживала с 1996 до 2000 годы, когда общее потребление цемента составляло 680 тыс. тонн в год. Ни одно предприятие нормально не функционировало, и рынок сразу же наводнился импортерами. А после российского дефолта местным производителям и вовсе пришлось туго: цемент на приграничных российских заводах стоил 8-12 долларов за тонну, тогда как наши продавали по 40. Приходилось вводить ограничительные таможенные пошлины, чтобы уменьшить влияние иностранного цемента на местный рынок.

В данное время граница открыта, и, в принципе, сюда цемент везут из всех близлежащих стран - из Узбекистана, Киргизии, России. В "Восток-Цементе" решили так: "если процесс нельзя контролировать, то необходимо его возглавить", и заключили контракты с импортерами на реализацию в Казахстане продукции этих заводов. У компании для этого существует вся необходимая инфраструктура. "Если Казахстан в этом году потребит 5 млн, а казахстанские заводы произведут только 4, то один миллион в любом случае ввезут, а мы сможем на этом заработать", - говорит Константин Морозов.

Однако дело не только в том, что в Казахстане существует устойчивый дефицит цемента, но и в том, что некоторые заграничные заводы намного ближе расположены к некоторым крупным потребителям из Казахстана. "В России есть завод, который находится в 14 километрах от границы Казахстана, и им привести свою продукцию в Актюбинск стоит 3 доллара, а нам, из Усть-Каменогорска, - 18. При примерно сопоставимом качестве и себестоимости их цемент более конкурентоспособен за счет более низкой конечной цены. Поэтому нам с ними трудно конкурировать, легче отдать этот рынок", - говорит глава "Восток-Цемента".

Один из наиболее серьезных конкурентов отечественных производителей - Кантский цементно-шиферный комбинат (КЦШК), в 20 км от Бишкека. У него очень выгодное месторасположение - он ближе, чем все казахстанские заводы, находится к наиболее привлекательному с точки зрения сбыта рынку Алматы. "И что бы мы ни делали, алматинский рынок все равно будет интересовать киргизов", - говорит г-н Морозов. Контрольный пакет акций КЦШК, 67,64%, принадлежит компании Cimens de Lux, зарегистрированной в двух оффшорных зонах - Люксембурге и на Британских Виргинских островах. По наиболее распространенной в Киргизии версии за этим оффшором стоят казахстанские бизнесмены. Завод производит почти 1,3 млн тонн цемента в год, экспортируя более 80% от этого объема. Если в Киргизии цена за тонну цемента составляет 37,5 долларов, то на экспорт - уже 40,25 долларов.

Трудная дорога

Цемент далеко возить сложно, потому что стоимость перевозки сопоставима со стоимостью самого продукта. В Европе, например, заводы не поставляют свою продукцию более чем на 200 километров. Нашим же производителям приходится преодолевать до тысячи километров, только чтобы добраться до потребителя. Сейчас цемент наиболее востребован в Алматы, Астане, Атырау, Актау. Учитывая, что два завода находятся на востоке страны, один на севере и один на юге, трем из них выгоднее всего продавать свою продукцию в столице и только одному - "Шымкентцементу" - в Алматы. Западный Казахстан остается "невспаханным полем". Контракт на строительство в Западно-Казахстанской области цементного завода проектной мощностью 1,2 млн тонн подписан между акиматом ЗКО и компанией "Адани" еще в прошлом году, однако сроки окончания строительства этого объекта пока не определены.

Пока нашим производителям нет резона оставлять столь лакомый кусочек, Западно-Казахстанскую область, на съедение иностранным заводам. Однако тут возникает еще одна проблема - нехватка железнодорожных грузовых вагонов для перевозки цемента. Старые вагоны, которые имелись в распоряжении "Казахстан темир жолы", выходят из строя, а новых нет. Так что порой готовая продукция лежит на складах. И рады бы цементники заплатить втридорога за новые спецвагоны, только вот предложений пока не поступает - рынок не отреагировал на потребности. Потому как многие сейчас нацелены в основном на нефтяной сектор - и вагоны покупаются именно для его нужд. Для цементников на сегодняшний день это одна из актуальнейших проблем. И в ее разрешении могло бы помочь государство, предоставив для компаний-перевозчиков определенные льготные условия для приобретения новых вагонов. И цементники могли бы наращивать производство, не опасаясь, что их продукция вовремя не дойдет до потребителя.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики