Гласность без перестройки

Присоединение Казахстана к лондонской инициативе прозрачности добывающей отрасли практически состоялось. Однако пока еще неясно, насколько правительство и компании готовы открыть обществу систему своих финансовых взаимоотношений

Гласность без перестройки

Уже в начале октября в Алматы на ежегодной международной конференции по нефти и газу KIOGE правительство надеется подписать с добывающими компаниями меморандум о взаимопонимании в отношении инициативы прозрачности добывающей промышленности. Как известно, идею транспарентности еще в 2002 году на Всемирном саммите по устойчивому развитию в Йоханнесбурге озвучил премьер-министр Тони Блэр.

Этот вопрос некоторые казахстанские НПО будировали, что называется, по "горячим следам", в 2003-м. Однако тогда ничего не вышло. И вот в июне этого года президент страны Нурсултан Назарбаев заявил о том, что Казахстан поддерживает данную инициативу и намерен внедрить ее. В августе министр энергетики и минеральных ресурсов Владимир Школьник объявил о том, что правительством создана специальная межведомственная рабочая группа, которая разрабатывает пакет документов в рамках реализации лондонской инициативы. Таким образом, как полагает экономист постоянного представительства Всемирного банка в Казахстане Ильяс Сарсенов, "Казахстан де-факто уже присоединился к инициативе, но вопрос заключается в скорейшем осуществлении процесса ее внедрения".

Впрочем, этот вопрос нужно рассматривать шире: для страны в целом важно, какова будет степень транспарентности отрасли, которая по существу является стержнем национальной экономики.

Почему так важна публичность?

Авторы инициативы прозрачности уверены в том, что строгая отчетность по платежам, которые компании осуществляют в государственный бюджет, необходима прежде всего потому, что во многих странах деньги, полученные от продажи нефти, газа и разработки месторождений, ассоциируются с бедностью, конфликтами и коррупцией. По их мнению, "проклятье природных богатств" как раз и является следствием отсутствия прозрачности.

Никто к этой инициативе подключать страны и инвесторов в принудительном порядке не собирается. Ее синергия заключается в том, что правительство, добившееся прозрачности, имеет все возможности с помощью нефти внести реальные изменения в жизнь людей.

Участие страны - это, безусловно, внутреннее дело, но это положительный сигнал для внешнего мира о приверженности высоким стандартам прозрачности и подотчетности. Таким образом правительство может снизить риски неверного управления доходами и превратить нефтедоллары в двигатель долгосрочного экономического роста.

Прозрачность обеспечивается законодательно - страны принимают законы, которые предусматривают публичный доступ к информации обо всех платежах. В частности, предусматриваются регулярные публикации всех осуществленных платежей в бюджет, а также существенных доходов, полученных правительством от нефтяных, газовых и разрабатывающих компаний. Инициатива предусматривает аудит предприятий, а в случае его отсутствия - проведение независимой аудиторской проверки и публикацию отчетов.

Открытость и псевдооткрытость

Многие эксперты сдержанно оценивают азербайджанский опыт по внедрению лондонской инициативы, на который пытаются ориентироваться в нашем правительстве. Лучше, конечно, подражать не копиям, а оригиналу. Великобритания, хотя и озаботилась проблемой прозрачности добывающей промышленности, являет собой прекрасный пример того, как нужно работать с иностранными инвесторами и придерживаться принципов открытости. Однако мы с почтением смотрим в сторону Баку. Например, в Азербайджане отчеты и правительства, и компаний доступны, но при этом имеют место некоторые разночтения, и непонятно, что делать в таком случае.

Сейчас правительство занимается вопросом подготовки окончательного текста Меморандума о взаимопонимании. Ильяс Сарсенов из Всемирного банка считает важным, чтобы все стороны, в особенности компании, подтвердили свою поддержку инициативе и подписали меморандум: "В противном случае могут возникнуть задержки в ее осуществлении и опубликовании полноценных данных по платежам, осуществляемым ВСЕМИ компаниями добывающей промышленности в государственный бюджет и Национальный фонд".

Однако в Центре анализа общественных проблем (PPRC) обращают внимание на то, что подготовленный вариант меморандума имеет существенные недочеты.

Во-первых, в документе нет ответа на самый главный вопрос: "Какую отчетность будут предоставлять правительство и сырьевые компании общественности?". Между тем представляется важным определить перечень видов отчетности, которые будут преданы гласности. Пока речь идет только о пресс-релизе по итогам аудиторской проверки, индивидуальные же отчеты относятся к конфиденциальной информации. Во-вторых, данный документ закрепляет существующий статус-кво: компании отчитываются перед правительством, при этом ни парламент, ни гражданское общество не имеют представления о действительных платежах компаний и доходах правительства от добывающего сектора.

Как заявила в интервью "Эксперту Казахстан" директор PPRC Меруерт Махмутова, в меморандуме слишком много уделено внимания второстепенным вещам, в то время как принципиальные вопросы не решены. "Общество вправе знать, какова структура себестоимости нефти и газа по каждому месторождению, что компании учитывают в затратах, что относят на вычеты, что вообще было предметом налогообложения. В настоящее время имеют место квазифискальные операции, когда нефтяные компании осуществляют расходы на поддержку социальных проектов. Было бы правильным аккумулировать все налоги в бюджет, и чтобы уже правительство распределяло эти доходы", - рассуждает г-жа Махмутова.

Подписание Меморандума в том виде, в котором оно сейчас предложено рабочей группой, в PPRC расценивают не как прогресс, а скорее как пиар-акцию правительства. Впрочем, оно получит пиар даже в том случае, если случится почти невозможное, и рабочая группа перепишет текст Меморандума заново, убедив все стороны в том, что псевдооткрытость - это совсем не то, к чему призывал Лондон.