Достояние республики

Имея законный приоритет в выкупе бизнеса нефтегазовых компаний, ведущих добычу углеводородов в стране, правительство Казахстана готово блюсти государственные интересы, чтобы ослабить влияние иностранных инвесторов в стратегической с точки зрения национальной безопасности отрасли

Достояние республики

Как и предполагал "Эксперт-Казахстан", продажа частной канадской нефтяной компании PetroKazakhstan китайской China National Petroleum Corp (CNPC) за 4,18 млрд долларов не завершилась простой передачей активов. Правительство выказало активный интерес к участию в этой сделке, стараясь не допустить ухода ценнейших, с точки зрения объемов добычи и переработки нефти, объектов, принадлежащих Petro, в одни китайские руки. Официально позиция государства пока не озвучена (замминистра энергетики и минеральных ресурсов Бактыкожа Измухамбетов пообещал ее озвучить до середины сентября), однако в политических кулуарах звучат не просто пожелания, но требования обеспечить интересы национальной безопасности. Наибольшую озабоченность, по данным "Эксперта Казахстан", вызывает вероятный переход к CNPC Шымкентского нефтеперерабатывающего завода, наиболее современного НПЗ страны.

Большое китайское желание

В битве за PetroKazakhstan успели обозначить свой интерес практически все крупные игроки нефтегазового рынка, но основная борьба развернулась между двумя претендентами - китайской CNPC и ONGC Videsh Limited, стопроцентной "дочкой" индийской национальной нефтегазовой компании Oil&Natural Gas Corp., поддерживаемой влиятельным сталелитейным магнатом Лакшми Митталом. Соперники несколько раз повышали ставки, и конечный результат (4,18 млрд долларов), предложенный китайской компанией, превысил все разумные ожидания аналитиков. 21% премии к рыночной цене PetroKazakhstan стал для китайцев своеобразной платой за энергетическую безопасность своей страны.

Острая конкуренция компаний из двух развивающихся стран - во многом результат возросшего в последние годы интереса к нефтяным запасам: возврата к дешевой нефти уже никто не ждет, а открыть крупные залежи углеводородов на неизведанных территориях не очень-то удается. Не меньшее значение имеет и отчаянное стремление энергодефицитных Индии и Китая с их стремительно растущими нефтяными аппетитами любой ценой обеспечить собственную энергетическую безопасность. По прогнозам экспертов к 2020 году потребность Китая в нефти может достичь 400 млн тонн в год. Поэтому Пекин активно ищет поставщиков сырья. Индия уже сейчас вынуждена импортировать примерно 70% от объемов потребляемой внутри страны нефти. В прошлом году импорт нефти в Индии увеличился на 11%, в то время как в Китае это увеличение составило 33%, во многом благодаря усилиям страны по созданию стратегических резервов. "Ввиду истощения доказанных запасов нефти (на 30% в физическом объеме за период с 1995 по 2004 годы) и относительно низкого прироста добычи (в 1,2 раза), с одной стороны, и значительного роста потребления нефти (1,9 раза) и более чем значительного увеличения объема импорта нефти (7,2 раза), с другой, Китай вынужден искать дополнительные источники поставок для обеспечения энергетической безопасности страны", - считает начальник отдела внешних рисков при казначействе АО "Банк ТуранАлем" Катерина Карцева.

CNPC уже давно интересуется нефтегазовыми активами в постсоветском пространстве. Компания безуспешно пыталась войти в Россию: в 2002 году компания из-за негативного отношения российских чиновников отказалась от участия в приватизации АО "Славнефть", затем оказались сорваны еще несколько проектов. В Казахстане дела CNPC идут более активно. Компания владеет "Актобемунайгазом", долями в нескольких месторождениях, принимает активное участие в реализации нефтетранспортного проекта Казахстан-Китай. Для местного рынка это достаточно сильный игрок, за спиной которого стоит вся государственная мощь Поднебесной. Однако можно предположить, что помимо конкретной задачи - получить больше нефти для своей растущей экономики, Китай, участвуя в нефтегазовых проектах, преследует и геополитические интересы, стремясь усилить свое влияние в Центрально-Азиатском регионе.

Успехи на местах

Буквально накануне заключения сделки по Petrokazakhstan компания "CNPC-Актобемунайгаз" отрапортовала об успешном завершении разведочных работ на месторождении Умит, запасы которого могут превышать 10 млн тонн нефти. Это стало еще одной новой тенденцией - прежде китайцы предпочитали покупать месторождения с доказанными ресурсами. Умит - первый уникальный опыт по приобретению активов до начала разведочных работ. Генеральный директор "CNPC-Актобемунайгаз" Цзян Чи заявил, что на Умите уже добывается примерно 100 тонн нефти в сутки, однако говорить что-либо о прогнозных показателях добычи еще рано, "поскольку в настоящее время продолжается исследование пласта".

С 1997 года, когда китайская компания пришла в Актобе, ежегодные объемы добычи увеличились с 2,75 млн тонн до 5,32 млн тонн нефти. В 2005 году компания планирует добыть более 6 млн тонн. "CNPC-Актобемунайгаз" является крупнейшей нефтедобывающей компанией в Актюбинской области. На начало года остаточные извлекаемые запасы разрабатываемого ею месторождения Жанажол составляли свыше 78 млн тонн нефти. Кроме того, месторождения Кенкияк надсолевой и Кенкияк подсолевой содержали, соответственно, порядка 17,2 млн тонн и 28,3 млн тонн углеводородного сырья.

С приобретением PetroKazakhstan CNPC получает сразу несколько выгодных активов. Компания добывает нефть в Южно-Тургайском бассейне. Объем нефтедобычи PetroKazakhstan составляет приблизительно 12% от всего объема добычи углеводородов в стране. PetroKazakhstan имеет долю в 11 месторождениях, наиболее крупные из которых Кумколь Южный и Кумколь Северный. По состоянию на 1 января 2005 года подтвержденные и прогнозируемые запасы PetroKazakhstan, согласно оценке независимого аудитора по оценке запасов компании McDaniels and Associates Consultants Ltd, достигли 549,8 млн баррелей нефтяного эквивалента (мбнэ), по сравнению с 495,4 мбнэ за прошлый год.

Еще один очень интересный актив - Шымкентский нефтеперерабатывающий завод, один из трех НПЗ страны. Построенный в 1985 году, он является наиболее современным. Завод перерабатывает около 50% от общего объема нефтепродуктов. Их ассортимент включает в себя различные сорта бензина, дизельное топливо, авиационный керосин, сжиженный газ, вакуумный газойль и мазут. Проектная мощность Шымкентского НПЗ - 6,6 млн тонн. В прошлом году на заводе переработано 3,5 млн тонн нефти, за семь месяцев текущего года - 2,15 млн тонн.

Неочевидные преимущества

PR-мероприятия CNPC призваны убедить в том, что присутствие китайских нефтяных компаний в Казахстане - скорее благо для местной экономики. Это и крупные инвестиции, и создание новых рабочих мест, и налоги, оплачиваемые в бюджет, и создание современной инфраструктуры на месторождениях. Однако последние общемировые тенденции свидетельствуют о том, что многие страны стремятся ограничить себя от китайского влияния, опасаясь, что китайцы будут играть исключительно по собственным правилам и исключительно в собственных интересах. К примеру, Россия и Китай так и не смогли договориться о постройке совместного нефтепровода. Российские нефтяники предпочли другой маршрут, дабы иметь возможность продавать свою нефть не только в Китай, но и в Японию с Кореей.

Ранее крупнейшая в Китае корпорация по добыче нефти и газа из шельфовых месторождений, государственная China National Offshore Oil Corporation (CNOOC), была вынуждена отозвать свое предложение заплатить 18,5 млрд долларов за нефтяную корпорацию Unocal, девятую по размерам нефтяную компанию США. Представители CNOOC признают, что причиной их отказа от этого актива стало "беспрецедентное политическое давление" со стороны американских властей. Некоторые конгрессмены прямо заявили о том, что возможная сделка с китайской государственной компанией представляет угрозу для национальной безопасности США.

Внештатный научный сотрудник Московского центра Карнеги Цуёси Китагава считает, что в стратегической перспективе осторожное отношение других стран к Китаю оправданно. "Китай настойчиво ищет стабильных поставщиков нефти, особенно потому, что степень его самообеспечения энергией снизилась уже до 70%. Поэтому одним из важнейших приоритетов для Китая является поиск за границей различных энергетических ресурсов, необходимых для развития собственной экономики. Однако возрождающийся Китай не обязательно останется стабильной, предсказуемой страной, самоограничивающей свою силу, как обещают его лидеры", - говорит он. В том случае, если Китай станет супердержавой, той же России, по мнению Китагавы, будет отведена роль младшего партнера Китая. Принять такой вариант Россия, безусловно, не захочет. Поэтому она будет нуждаться в поддержке других стран для сохранения своего влияния в этом регионе.

Партнер адвокатской конторы Sayat Zholshy & Partners Арман Бердалин особой разницы между китайскими или иными иностранными инвесторами не видит. Он считает: "Никто из них не осуществляет бизнес в Казахстане, руководствуясь только лишь интересами Казахстана. У каждого нормального инвестора стоят две первоочередные задачи: вернуть инвестиции и получить прибыль. Это совершенно нормальный подход. Поэтому аргумент "не пускать, потому что действуют в угоду собственной прибыли" не состоятелен. Другое дело, что государство обязано в предусмотренных законодательством рамках следить за деятельностью инвестора, дабы пресечь возможные злоупотребления им своими правами. Общество, в свою очередь, должно создавать условия, которые бы способствовали рождению благотворительных инициатив, их поддержке".

Ожидаемый шаг

Если CNPC удастся приобрести PetroKazakhstan, это усилит китайский вектор в казахстанской нефтяной политике, поставленной перед выбором западного и восточного (читай: китайского) направления экспорта. Казахстан, планирующий к 2015 году утроить добычу нефти до 150 млн тонн в год за счет разработки шельфа Каспия, сейчас экспортирует нефть в основном через территорию России по трубопроводам КТК и Атырау-Самара и заинтересован в диверсификации маршрутов. Позиции стран Запада на Каспии, напротив, ослабнут, как и шансы на нормальную загрузку пролоббированного ими трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Тем более что PetroKazakhstan может оказаться отнюдь не последним приобретением китайских компаний в Каспийском регионе.

"Безусловно, в том случае, если сделка по продаже акций PetroKazakhstan CNPC состоится, "китайское" влияние на казахстанском нефтяном рынке возрастет, - говорит Арман Бердалин. - Предполагаю, что это выразится не только в резком увеличении экспорта углеводородов в Китай, но и в возможных существенных изменениях на сервисном рынке (а это сотни миллионов долларов), который в настоящее время больше представлен европейскими подрядчиками. Как прямое следствие этого стоит ожидать резкого увеличения числа китайских специалистов на казахстанском рынке труда".

Однако уже сейчас формирующееся антикитайское лобби в казахстанском правительстве намерено ослабить влияние CNPC и других нефтегазовых компаний из Поднебесной на экономическую ситуацию в Казахстане. Согласно действующему законодательству CNPC обязано получить согласие правительства Казахстана на приобретение PetroKazakhstan. Кроме того, ранее министр энергетики и минеральных ресурсов Владимир Школьник заявлял о приоритетном праве Казахстана на приобретение этого актива. И действия канадцев, озвучивших параметры сделки до ее одобрения директоратами обеих компаний, вызвали негативные отклики из Астаны.

По сообщению Wall Street Journal, CNPC может перепродать от 33 до 50% акций PetroKazakhstan национальной компании "КазМунайГаз" (КМГ). Представители КМГ отказались от комментариев, вице-президент PetroKazakhstan Джеффри Оулд сообщил, что ничего не слышал о возможной сделке, представитель CNPC Ван Хунтао говорит, что "таких переговоров компания не ведет".

"КазМунайГаз" рассматривался в качестве одного из претендентов на покупку Petro (по признанию главы КМГ Узакбая Карабалина, им интересен этот нефтегазовый актив), однако на стадии озвучивания цены казахстанские нефтяники отошли в сторону. По одной из версий отечественные власти вряд ли могли воспользоваться своим приоритетным правом на покупку активов канадской компании, несмотря на проводимую стратегию возврата нефтяных активов в госсобственность. Мол, затратив около 900 млн долларов на приобретение 8,3% акций Agip KCO, правительство Казахстана вряд ли сможет позволить себе новые крупные траты. Но наши источники в "КазМунайГазе" утверждают, что текущая финансовая ситуация в компании "с легкостью" позволяет приобрести PetroKazakhstan. Для этого нужно всего лишь подтвердить готовность заплатить цену, предложенную за пакет акций китайцами, и ждать, не повысят ли они свое предложение. Подобная возможность зафиксирована в соглашении между CNPC и PetroKazakhstan. Однако степень своего участия в этом проекте правительство до конца еще не определило, чему свидетельством слова Бактыкожи Измухамбетова.

Труба зовет

Несомненно, что Казахстан (как максимум) станет участвовать в проекте по приобретению PetroKazakhstan. Помимо национальных интересов, связанных с Шымкентским нефтеперерабатывающим заводом, есть и перспективный нефтепровод "Казахстан-Китай", напрямую завязанный на кумкольскую нефть, которую сейчас добывает именно Petro. Приходит CNPC - и у трубы оказывается один хозяин. Что в начале, на закачке, что в конце, на потреблении. Казахстан в этом случае контроль над трубой потеряет, собственных запасов месторождений Кумкольской группы хватит, чтобы обеспечить полную загрузку нефтепровода (на первом этапе его пропускная способность составит 10 млн тонн нефти в год). Теряем контроль - теряем возможность влиять на ценообразование, да и разнообразные налоги и роялти Китай будет платить в этом случае исходя из собственных рыночных интересов.

"Предоставляя рыночную власть покупателю над поставщиком, Казахстан может столкнуться с аналогичной ситуацией, возникшей в середине 2003 года между Россией и Турцией по поставкам природного газа по газопроводу "Голубой поток"", - говорит Катерина Карцева. Дорогостоящий газопровод (3,2 млрд долларов), пролегающий по дну Черного моря, был рассчитан на одного потребителя - Турцию, перспективы потребления газа которой были существенно переоценены. В то время как с 1 июля 2003 года вступило условие "бери и плати", подразумевающее обязательную оплату оговоренного объема газа, несмотря на возможное его неиспользование, Турция прекратила отбор газа и отказалась платить за него. Турецкая сторона настаивала на пересмотре условий долгосрочного (25 лет) контракта с "Газпромом" в части цены и объема поставок, инициировав разбирательство в Международном суде. Конфликт удалось уладить, но не без финансовых потерь для "Газпрома" и России.

Завод как разменная монета

По имеющейся информации, наибольшие опасения чиновников вызывает возможность перехода в китайские руки Шымкентского нефтеперерабатывающего завода. Правительство несколько лет мучилось с канадцами, требуя от них выполнения различных социальных условий, в частности, поставок производимых на НПЗ горюче-смазочных материалов по сниженным ценам в период посевных и уборочных кампаний. PetroKazakhstan филантропом быть отказывался. То, что CNPC будет следовать правилам игры, устанавливаемым государством, - тоже не факт. Не зарекомендовали они себя бизнесменами, радеющими за казахстанскую экономику в целом, и за социальное развитие в частности. Между тем Шымкентский НПЗ - это бензин и дизель для всего юга Казахстана. Поэтому сейчас ведутся активные кулуарные переговоры о возможности (как минимум) передачи этого завода в собственность "КазМунайГаза".

По одной из версий это может стать ценой расширения бизнеса CNPC в Казахстане: заполучив ШНПЗ, правительство не будет препятствовать завершению сделки с PetroKazakhstan. По другой версии китайская компания благополучно закроет сделку, но затем перепродаст завод по номинальной стоимости "КазМунайГазу". Возможно, именно эту версию рассматривает в качестве основной Wall Street Journal. Кроме того, рассматривается возможность создания на базе PetroKazakhstan совместного предприятия с участием на паритетной основе CNPC и "КазМунайГаза". Причем финансовые обязательства по выкупу акций Petro будут полностью возложены на китайскую сторону. А казахстанская компания выплатит партнеру свою долю в будущем.

Окончательные позиции сторон будут определены в течение сентября, чтобы уже к октябрю, когда планируется проведение общего собрания акционеров PetroKazakhstan, главным пунктом которого станет одобрение сделки с CNPC, основные контуры дальнейшего сосуществования китайской компании и "КазМунайГаза" были прорисованы как с точки зрения финансов, так и с учетом национальных интересов.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности