Лучше раньше, чем никогда

Устойчивость финансовой системы не является постоянной величиной. Механизм защиты вкладчиков требует усовершенствования, поскольку уже недостаточно результативно справляется с рисками

Лучше раньше, чем никогда

Система гарантирования депозитов (СГД) физических лиц - это удивительная конструкция, позволяющая достигать, казалось бы, недостижимых целей. Именно с ее помощью многие страны решают труднейшие задачи: способствуют стабильности банков посредством роста к ним доверия населения, вводят накопления населения в цивилизованный оборот, повышают ликвидность финансового сектора, избегают массового банкротства кредитных организаций и т.д. Действительно, эффект, который достигается наличием работоспособной системы страхования депозитов, многогранен и оттого представляет большой интерес для стран, пытающихся решать аналогичные проблемы.

В конце 90-х годов прошлого века Казахстан находился в поиске адекватных решений, которые бы позволили привлечь свободные деньги населения в финансовую систему, утратившую доверие после краха Сбербанка СССР. И в конце 1999 года была создана самая простая система защиты рядовых депозиторов, не искушенных в монетарной экономике, от рисков формирующегося частного банковского сектора. Так называемая система кассы (Pay-box) сделала свое дело: население довольно быстро пришло в себя после шока многочисленных денежных реформ и понесло свои сбережения в банки, поскольку получило гарантии возмещения денег в случае дефолта того или иного финансового института. За последние пять лет депозиты в банковской системе увеличились более чем в три раза, вклады населения выросли в шесть раз. Как следствие, растет кредитование и доля финансового сектора в ВВП страны.

Хотя за пять лет некоторые банки обанкротились, Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД) со своей задачей - выплатой депозиторам вкладов, подпадающих под гарантирование, - справлялся. В частности, вкладчики обанкротившегося " Комирбанка" получили свои деньги. В скором времени начнутся выплаты вкладчикам Наурыз банка, находящегося в настоящее время в процессе ликвидации. Вопросов к работе КФГД, в принципе, не возникало, однако в последнее время финансовое сообщество все больше стало склоняться к мысли, что существующая система гарантирования депозитов несовершенна. Она несет риск значительных финансовых потерь в процессе ликвидации банка, не предоставляет возможности заблаговременно прогнозировать наступление потенциального страхового случая, не позволяет увеличивать сумму гарантированного возмещения, не исключает возможности цепной реакции банкротств.

Впрочем, все эти недостатки известны давно. Многие страны начинали именно с Pay-box, а по мере того, как приходило понимание, что существуют и более совершенные варианты защиты вкладчиков, внедряли их. В настоящее время и в Казахстане ведется работа по усовершенствованию системы защиты, в частности, готовится закон "Об обязательном гарантировании депозитов в банках второго уровня Республики Казахстан". Получив новую законодательную базу, наша страна начнет двигаться к более прогрессивной модели защиты депозиторов, которую во всем мире называют системой, минимизирующей риски.

Ограниченные возможности

Если первоначально участниками системы гарантирования могли стать лишь те банки, которые перешли к международным стандартам, то с января 2004 года Национальный банк поставил жесткое условие: только банки-участники системы будут иметь лицензию на прием депозитов физических лиц. В результате 33 из 34 банков входят в систему страхования.

Условия гарантирования депозитов за пять лет совершенствовались неоднократно. Сегодня объектом гарантирования являются все депозиты физических лиц, в том числе срочные и условные. При этом их максимальный размер не должен превышать 7 млн тенге.

Банки несут ежеквартальную "повинность" - именно за счет их взносов в случае ликвидации банков будет возмещаться часть вкладов населения. В настоящий момент фонд гарантирования депозитов накопил около 8 млрд тенге, что составляет порядка 2,5% к общему объему гарантируемых банковских депозитов (согласно законодательству для КФГД определен целевой размер фонда возмещения в размере 5%).

Внешне система выглядит достаточно отлаженной и стабильной. Однако отдельные банки находят лазейки в законодательстве и нарушают принципы честной конкуренции, применяя нерыночные методы в привлечении клиентов. В итоге в распоряжение слабых банков поступает значительная депозитная масса, сохранность которой не гарантируется. При этом надзорная практика далеко не идеальна: у регуляторов рынка подчас не хватает рычагов и ресурсов для осуществления качественного надзора за банками, потенциально более слабыми, за их поведением на рынке. В казахстанском финансовом секторе проблемные банки чаще ликвидируются, чем оздоравливаются. В процессе ликвидации, увы, уже не однажды, наблюдалась значительная потеря или ухудшение активов обанкротившегося банка по причине того, что ликвидация длится годами, причем с нарушениями законодательства. Все эти факторы, безусловно, подвергают значительным рискам систему гарантирования депозитов.

Один из основных рисков связан с выплатой гарантированной суммы депозита. Можно себе представить одновременный крах сразу нескольких банков - в таком случае у КФГД может не хватить денег на выплаты. И хотя в настоящее время аккумулированных средств достаточно для выполнения обязательств перед двумя-тремя мелкими и средними банками, это вряд ли может служить утешением на случай финансового кризиса. Конечно, при необходимости КФГД может прибегнуть к заимствованию у Национального банка, но ситуация может осложниться с появлением новых неплатежеспособных банков.

Аргументы сторонников совершенствования СГД довольно серьезны. Нынешняя система гарантирования депозитов пока не позволяет увеличивать страховое покрытие пропорционально росту инфляции и росту доходов населения. Сегодня размер гарантированной суммы по депозиту составляет 400 тыс. тенге. Максимальный размер одному вкладчику нужно увеличивать, чтобы система гарантирования сохраняла свой вес в обществе. Однако в рамках нынешней системы осуществить это невозможно, поскольку придется увеличивать размеры календарных сборов с банков-участников, что может привести некоторых из них к потере ликвидности. Поэтому необходимо принципиально по-новому формировать фонд гарантирования.

С другой стороны, нельзя не учитывать ограниченные возможности фонда. В нынешнем виде он действительно работает как касса, хотя как орган, заинтересованный в сведении своих рисков (и рисков вкладчиков, соответственно) к минимуму, должен иметь надежную информацию о состоянии банковской системы и о возникновении возможных случаев банкротств.

Раз СГД несет материальную ответственность перед вкладчиками разорившихся банков, то, стало быть, она должна иметь полномочия, которые позволяли бы ей вмешиваться в деятельность проблемных банков на более ранней стадии.

Из минуса в плюс

О раннем реагировании сегодня задумываются во всех странах, где более или менее отлажена финансовая система. Потому что покрывать с помощью фондов гарантирования обязательства неблагополучных банков перед депозиторами - это одно, а предвидеть риски банкротства финансовых институтов - другое. Гораздо дешевле предупредить кончину банка, чем расплачиваться по его долгам.

Системы раннего реагирования - это самые разнообразные меры, среди которых: развитие эффективного надзора над финансовыми учреждениями, принятие эффективных решений в проблемных ситуациях, создание условий для устойчивого развития банковского бизнеса. "Основой данной системы, - убежден председатель Национального банка Анвар Сайденов, - является достоверная отчетность о реальном финансовом положении отдельных кредитных организаций и всей финансовой системы в целом. Органы надзора должны отслеживать потенциальные проблемные банки и слабые звенья в банковской системе, владеть надежной методикой выявления признаков недостоверной отчетности".

В Казахстане многие элементы системы раннего реагирования отрабатываются со времени введения национальной валюты. В частности, Нацбанк всегда стремился к тому, чтобы банковский надзор соответствовал общепринятым стандартам. Именно поэтому и создано Агентство финансового надзора (АФН), которое занимается регулированием финансового сектора и формированием стабильной инфраструктуры. Банковская система стала переходить на международные стандарты бухгалтерского учета, надзор за банковской деятельностью осуществляется на консолидированной основе.

Однако говорить о том, что все сделано и можно быть спокойным за финансовый сектор, не приходится: это постоянно развивающийся, а потому далекий от статичности организм.

Система раннего реагирования - это не подарок судьбы для фонда гарантирования, который с ее помощью потенциально будет смягчать последствия банкротств и снижать собственные издержки. У одного фонда вряд ли что-то получится. Каждый участник финансового рынка, как регулятор, так и оператор, играет свою роль в ее становлении и развитии. Банкам нужно профессионально выстроить менеджмент и грамотно проводить мероприятия по управлению рисками. Надзорные органы должны постоянно отслеживать работу кредитных организаций, чтобы не пропустить возникающие у них проблемы с капиталом.

Что касается собственно полномочий фонда гарантирования, то они будут расширены. Как говорит председатель АФН Болат Жамишев, предполагается активное участие фонда в части надзора за процессом ликвидации банков-участников: "Если в настоящее время фонд вправе ходатайствовать о включении своего представителя в состав временной администрации по управлению банком-участником, в состав ликвидационной комиссии и комитет кредиторов принудительно ликвидируемого банка, то с момента принятия законопроекта фонд будет иметь возможность участвовать в этих структурах без каких-либо ходатайств".

Более того, законодательно предусматривается такая возможность, когда ликвидационной комиссией принудительно ликвидированного банка может быть проведена операция по одновременной передаче обязательств ликвидируемого банка по привлеченным депозитам вместе с его имуществом здоровому банку-участнику. Это совершенно новый подход. "Если активов банка достаточно, и решение надзорного органа о ликвидации банка принято вовремя, пока активы еще сохранены, то все депозиторы имеют шансы на стопроцентное возвращение своих депозитов. И только в случае нехватки активов будет осуществлена выплата в ограниченном объеме, - комментирует генеральный директор КФГД Бахыт Маженова. - Априори можно это делать и сейчас, но проблема в том, что процедура законодательством не защищена. Данный минус мы и пытаемся устранить".

За основу взята канадская модель минимизации рисков в банковском секторе, которая считается лучшей в мире. Несмотря на то что в Канаде уже устоявшаяся финансовая система, а в Казахстане все еще формирующаяся, мы пытаемся адаптировать ее к своим реалиям. Дело в том, что сейчас самый подходящий момент для перехода к более сложной и совершенной системе защиты вкладчиков. По международным меркам для такой страны, как наша, 34 банка - слишком много, банковский сектор неминуемо будет сокращаться в объемах. Идеально, чтобы игроки уходили с рынка не через банкротства. Однако форс-мажоры неизбежны. Потому важно сделать количественное сокращение банков как можно менее чувствительным для вкладчиков и самого банковского бизнеса.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом