Ясные правила игры

Государство путем принятия закона "О частном предпринимательстве" пытается подтолкнуть бизнес-среду к консолидации и четкому осознанию своих корпоративных интересов. Об идеологии взаимоотношений бизнеса и государства "Эксперту Казахстан" рассказал вице-премьер, министр индустрии и торговли Сауат Мынбаев

Ясные правила игры

- В проекте закона, внесенном в парламент, четко расписано, что такое малый бизнес, средний и крупный. Поскольку всякие классификации условны, стоило ли это делать?


Сауат Мынбаев

- Понятно, что классификации достаточно условны. Правительство довольно гибко относится к определению критериев и готово к различным вариантам. В частности, нас критиковали из-за того, что в проекте закона мы не выделяем, скажем, микробизнес. Может, это и стоит сделать по ходу обсуждения законопроекта. Может, стоит пересмотреть критерии, определяющие, что относится к малому бизнесу, а что к среднему. Поскольку здесь тоже есть разные точки зрения.

Но мы считаем важным, что подобная дифференциация должна быть. Почему это важно? Есть крупный бизнес, есть средний. Это те бизнес-прослойки, которым достаточно законодательной, правовой регламентации сферы их деятельности. Больше они ничего не просят. Они хотят иметь ясные правила игры, и говорят - дальше мы все сделаем сами. А все, что ниже, просто в силу масштабов (сюда я отношу и малый бизнес, и микробизнес), это те субъекты, которые требуют не только регламентированных правил, но и прямой поддержки, в том числе бюджетной. Понятно, что они тоже налогоплательщики и так далее, но сейчас бизнес таков, что услуги хороших специалистов, без которых невозможно функционирование этой бизнес-единицы, стоят очень дорого. Они нуждаются в хорошем юристе, в хорошем бухгалтере. Прежде чем заняться каким-то видом деятельности, у бизнесмена должно быть представление о потенциальной емкости данного рынка. Все эти услуги, я бы сказал, ключевые плюс адвокатские, чтобы сделать бизнес массовым, должны быть субсидированы из бюджета.

- А коллеги из правительства разделяют вашу точку зрения?

- На самом деле чрезвычайно хорошо, что проект закона "О частном предпринимательстве" нам удалось вытолкнуть из правительства и внести в парламент. Закон - это всегда компромисс мнений. Есть точка зрения депутатов, есть точка зрения бизнес-сообщества, и, наверное, закон будет уточняться, подчищаться. Но важно, что такую идеологию удалось провести через правительство. Ведь оно принимает у нас решение консенсусом. И, на мой взгляд, хорошо, что такая базовая идеология взаимоотношений бизнеса и государства в данный законопроект заложена. Более того, в фонде развития малого предпринимательства уже есть деньги, пусть пока небольшие, для того чтобы эти функции реализовывать на практике.

- Принятие закона "О частном предпринимательстве" - это все, что государство может сделать для бизнеса?

- Это комплексный вопрос. Первый и, наверное, главный его аспект - создание нормальных правил игры, чтобы и государство, и бизнес действовали в четко регламентированном правовом поле. Поэтому данный проект закона, попытка ввести механизм согласования, аккредитация, попытка подтолкнуть бизнес к консолидации - все это из той же области. Все ли это необходимые меры? Конечно, не все. Например, государство создает институты развития, пытается определить, что может быть конкурентоспособным в макроплане, допустим, кластеры.

Понятно, что когда создавались институты развития, было много вопросов: могут ли они быть эффективными? Почему они именно в Казахстане могут состояться? Не выступает ли государство в роли всезнайки, определяя направление инвестиций? Это тоже попытка поддержать бизнес, причем без права единоличного принятия решений со стороны государства. Поскольку во всех уставных документах институтов развития написано, что они имеют право сокредитовать, софинансировать, соучаствовать. То есть если кто-то из бизнес-сообщества уже принял на себя решение, государство лишь облегчает ему условия, разделяет, например, риски. В целом государство понимает, что без успешного и эффективного бизнес-сообщества нет и не будет ничего.

Если говорить о крупном и среднем бизнесе, то ему помощь государства нужна, и оно обязано ее оказывать в продвижении его товаров, услуг, продукции на внешние рынки. И здесь тоже должна быть создана система. Для малого и микробизнеса важно реализовать патерналистскую функцию государства, в том числе через бюджетную поддержку.

- Предприниматели немало говорят о барьерах на пути развития своего бизнеса...

- Здесь есть две стороны медали. Первое - это исполнение конкретных законов, второе - что в этих законах написано. В части исполнения это не только и не столько компетенция Министерства индустрии и торговли. Всем ясно, что для этого необходимо время, воспитание соответствующей культуры. Например, вопросы ответственности за деятельность и бездеятельность конкретных чиновников, вопросы улучшения судебной системы. Здесь не все можно быстро и разом решить.

Но решению этих проблем способствует ясное и четкое изложение правил на уровне законодательства. Невозможно все внести в законы, но ключевые вещи - возможно, нужно. Это прямая, ключевая задача министерства. А что нельзя включить в законопроект "О частном предпринимательстве" - прописать в других законодательных актах, не в подзаконных актах, а в законах. Потому что нарушать закон все равно сложнее, чем нарушать или не исполнять подзаконный акт. По крайней мере, ответственность за это больше. Кроме того, мы ясно понимаем, что в процесс принятия решений надо привлечь силы самого предпринимательства, которое должно осознавать свои интересы не как отдельного субъекта экономической деятельности, а отрасли и предпринимательства в целом.

- То есть главная помеха не налоговое бремя, а неналоговые барьеры?

- По налогам у нас тоже есть вопросы. На стадии, когда законопроект вышел в парламент, мы должны занимать консолидированную позицию, но на стадии обсуждения у нас есть много вопросов к тому же фискальному блоку.

Кстати, мы впервые в этом законе расписали все виды государственного контроля. Сделано большое приложение к закону, по-моему, там 249 позиций, которые касаются всех видов госконтроля. Они собраны в едином документе, и самое главное - этот перечень исчерпывающий. В дальнейшем, когда госорганы будут писать свои положения и захотят взять на себя какие-то функции по контролю, если их нет в нашем перечне, это будет им прямо запрещено. С этого и начинается порядок. Понятно, что это не есть некая незыблемая величина. Может быть, надо будет что-то вписать, что-то вычеркнуть, но это надо будет доказать. Но все же он будет исчерпывающим.

- По поводу лицензирования. В одном из ранних вариантов закона было записано: если предприниматель не получил ответа от соответствующего органа в установленный срок, то по умолчанию считается, что он получил лицензию.

- В окончательный вариант эта норма не вошла. Хотя содержательно я с ней полностью согласен. Поскольку прямая обязанность государственного органа - в установленный срок сказать либо "нет", либо "да". Потому что если то или иное ведомство говорит "нет", то это решение можно обжаловать и предпринять какие-то действия. Теперь эта проблема, на мой взгляд, юридической формулировки.

- Какие изменения вы прогнозируете после принятия этого закона?

- Во-первых, кроме тех норм, которые содержались в ранее действующих законах, есть ряд положений, поднятых нами до уровня законодательного акта. Раньше они были регламентированы подзаконными актами, которые создавали каждое министерство и ведомство, а также исполнительные органы власти на местах. Например, порядок проведения проверок. Во-вторых, у нас всегда был какой-то диалог с бизнесом, в том числе и с малым, в рамках разнообразных координационных советов. Я, кстати, руководитель такого координационного совета. И на практике получается, что в ходе заседаний все мы, и представители бизнеса, и представители власти, достаточно правильно и много рассуждаем на различные темы. Потом расстаемся, и результатов наших дебатов практически нет. Надо понимать, что госорганы это тоже не монолит, у каждого из чиновников есть своя точка зрения на проблему, поэтому на выходе многое забывается, вычеркивается и остается лишь в качестве рассуждений. Поэтому мы попытались в проекте закона этот рассужденческий потенциал перенести в ткань процедур принятия нормативно-правовых актов.

- Чтобы пар в свисток не уходил?

- Да, и чтобы каждый нормативно-правовой акт имел бы нормальное юридическое заключение от бизнес-сообщества. Правда, здесь сразу возникает вопрос - а каким образом структурировано это бизнес-сообщество? Еще один аспект: я бы позиционировал этот законопроект как рамочный. В тексте проекта есть статьи, которые на первый взгляд кажутся никчемными и декларативными. Но на самом деле мы попытались назвать все нормы, даже, возможно, не раскрывая их, которые должны быть. И это очень важно, поскольку любой законодательный акт проходит через серию публичных процедур, например, через обсуждение в палатах парламента.