Рынок досрочных пенсионеров

С 2007-го по 2011 год сборы премий в сегменте аннуитета выросли в 500 раз, а количество вкладчиков, заключивших договоры пенсионного аннуитета, увеличилось в 300 раз

Кайрат Чегебаев
Кайрат Чегебаев

На казахстанском рынке страхования жизни и пенсионного аннуитетного страхования сегодня работают семь компаний. По данным на середину года, ими было в совокупности собрано около 16 миллиардов тенге страховых премий. Две трети этих средств составили сборы премий по пенсионным аннуитетам. Составят ли страховые компании в обозримом будущем реальную конкуренцию пенсионным фондам? Одним из лидеров в аннуитетном страховании является АО «Компания по страхованию жизни «НОМАД LIFE». По мнению ее председателя правления Кайрата Чегебаева, такой взрывной рост связан не столько с желанием людей предпенсионного возраста «вытащить» накопленные средства из пенсионных фондов, сколько с постепенным повышением финансовой культуры населения.

— За последний год объем страховых премий на рынке страхования жизни вырос в 4,3 раза, на 72 процента больше привлечено средств по страховым аннуитетам. Все это происходит на фоне если не стагнации, то очень слабого роста доходов и зарплат населения. Еще недавно о страховании жизни вспоминали лишь беря кредит в банке. Почему люди вдруг понесли деньги в страховые компании и стали покупать именно добровольные страховые программы?

— Рост сборов страховых премий в разы — это не только результат «низкого старта», у такого бурного роста имеются серьезные предпосылки. В пенсионной системе собрано около трех триллионов тенге. Сегодня эту систему и пенсионные фонды в частности критикуют, порой незаслуженно. Люди знают, что доходность их активов отстает от инфляции. Бывают случаи, когда спустя короткое время у клиента на пенсионном счете денег становится даже меньше прежнего: фонд неудачно вложился и получил отрицательный инвестиционный доход. Видя все это, вкладчики фондов пытаются воспользоваться своими пенсионными накоплениями как можно раньше. Поэтому рынок страхования жизни начал резко расти именно тогда, когда проблемы пенсионной системы получили широкий общественный резонанс.

В страховой компании, куда будущий пенсионер может перевести до половины накопленных на своем пенсионном счете средств, схема несколько гибче. Фактически клиенту нет необходимости ждать наступления пенсионного возраста, и человек начинает получать пенсию уже в пятьдесят пять лет. А если он к тому же имеет право на пенсию по выслуге лет, как военнослужащий или сотрудник органов правопорядка, то может перевести половину своих накоплений из пенсионного фонда и начать их получать немедленно. На данный момент первая выплата бывает значительной, но, насколько мне известно, ее размер собираются законодательно ограничить. Можно предположить, что после этого произойдет некое сжатие, и перевод личных накоплений граждан из пенсионных фондов уменьшится, но в последующем рынок все равно будет расти.

— То есть желание «вытащить» деньги из пенсионных фондов, где, по мнению многих, «они все равно пропадут» — это, на ваш взгляд, не основной двигатель рынка?

— Нет, конечно. Более фундаментальная причина — сдвиг в сознании потребителей. Люди привыкают к стабильности и начинают строить финансовый план на более долгий срок. Поэтому я уверен, что как вид услуг пенсионный аннуитет в Казахстане находится в самом начале своего пути. Как известно, образцом для нашей пенсионной реформы стала система пенсионных накоплений в Чили, в которой также предусмотрена возможность перевода денег в страховую компанию и, как показывает практика, переводы значительны.

В Казахстане, на мой взгляд, несмотря на видимый бурный рост, потенциал компаний по страхованию жизни пока еще остается нераскрытым. Накопительная пенсионная система заработает в полный рост на тридцатый-сороковой год деятельности, поэтому до пика на этом рынке еще далеко. На мой взгляд, в дальнейшем все больше людей будут рассматривать аннуитет не как возможность «забрать» свои накопления из фондов, а как источник дополнительных выплат на длительный период. Чтобы это происходило быстрее, надо делать систему гибче и привлекательнее, вносить изменения в законодательство. Например, человек имел пожизненную страховку и безвременно ушел из жизни. У него осталась жена или нетрудоспособные наследники, которые могли бы получать выплаты по схеме взаимного аннуитета. Однако сконструировать такой аннуитет наши законы пока не позволяют.

— Перетянув часть денег у пенсионных фондов, страховые компании столкнутся с той же проблемой — возможностей для выгодного инвестирования на рынке не так много…

— Да, поскольку накопления инвестируются, мы точно так же зависим от доходности этих инвестиций. Способ избежать убытков только один — надо инвестировать правильно. Да, на отечественном рынке инструментов не хватает. Да, зарубежные инвестиции несут валютные риски. Но у нашей компании, например, зарабатывать на инвестициях получается. Значит, это возможно.

— Может ли накопительный аннуитет в обозримом будущем занять серьезную нишу на пенсионном рынке?

— Эта доля зависит от возрастной структуры населения. Надо учитывать, что пенсионный аннуитет — это не массовый продукт. Накопительная система всегда будет увеличиваться опережающими темпами, так как она обязательна. Аннуитет могут себе позволить лишь люди с большими накоплениями и в возрасте свыше 55 лет. Требования к размеру накоплений, достаточных для заключения договора, привязаны к размеру минимальной пенсии и вместе с ней растут на 20–40 процентов ежегодно. Поэтому большую долю на всем пенсионном рынке эта услуга не займет — по определению. Но пенсионный аннуитет — это альтернатива получать пенсию раньше и продолжать при этом работать. У наших клиентов есть возможность получать выплаты из трех источников: солидарную пенсию от государства (при достижении ими пенсионного возраста), накопительную пенсию из пенсионного фонда (при достижении ими пенсионного возраста), и выплаты по договору пенсионного аннуитета из страховых организаций.

— По закону вы не можете заниматься благотворительной деятельностью, запрещено также использовать в продвижении продуктов элементы социальной рекламы. Оправданны, на ваш взгляд, подобные ограничения?

— То, что государство намерено законодательно запретить страховым компаниям любую спонсорскую деятельность, стало известно еще прошлой зимой. Что, например, плохого в том, что мы помогали через благотворительную организацию МАСП (Международная ассоциация социальных проектов) домам-интернатам? В этом году наша компания планировала оплатить детям из неблагополучных семей обучение профессиям пекаря, швеи (в частности, собирались купить швейные машинки) — тем навыкам, которые им потом помогут заработать на хлеб. Но нам это запретили. Возможно, кто-то где-то начал злоупотреблять спонсорством, если это вообще возможно. Может быть, есть лазейки, позволяющие использовать эту деятельность, которую сложно проверить, в корыстных целях. Но теперь закрыли вообще все, и системы кураторства от финансовых организаций уже не будет. Не в моей компетенции комментировать такие вещи, но, похоже, это не совсем правильно. Что касается социальной рекламы, то мы никогда ее, в общем-то, и не использовали для продвижения своих продуктов.

— Ведется ли участниками рынка страхования жизни какое-то согласованное лоббирование своих интересов на нормативном уровне?

— Для объединения усилий в этом году в рамках Ассоциации финансистов Казахстана мы создали комитет по развитию деятельности Life-компаний; ее деятельность заметна пока только для участников этого рынка. В рамках этого объединения формулируются предложения, идет активная переписка с регуляторами по всем имеющимся проблемным вопросам.

— За какой срок в среднем окупаются основные продукты на рынке страхования жизни?

— Тут все зависит от вида продукта, а также от сроков действия договора. Если рассматривать классическое накопительное страхование жизни, то средняя окупаемость составляет от трех до пяти лет. Сроки, как вы видите, достаточно длинные, и прибыли по этому виду страхования, например, у нашей компании, пока нет. Если брать страхование от несчастных случаев на производстве, то там понятие окупаемости — это срок страхования, который составляет один год. По итогам года страховщик уже может делать выводы о прибыльности или, напротив, убыточности этого вида деятельности. Мы начали заниматься данным видом страхования лишь в этом году, и хотя заявлений о страховых случаях немало, прогноз по этому продукту положительный.

Если говорить о пенсионном аннуитете, то там прибыль зависит от инвестиционного дохода, который страховая компания получает от размещения собранных средств на финансовом рынке. Таким путем возмещаются расходы при продажах. В эти расходы, в частности, входят затраты на продвижение продукта, все административные расходы, зарплата сотрудников, вознаграждение агентам. В моем видении  точка безубыточности тут может быть достигнута за период от трех до десяти лет.

— До конца этого года Сбербанк России намерен выйти на российский рынок страхования жизни и за пять лет планирует занять как минимум треть рынка. В Казахстане Сбербанк также укрепляет позиции, и не исключено, что уже в следующем году у вас появится серьезный конкурент. Вы готовы?

— Сбербанк покупает российскую «дочку» страховой компании Аllianz — это страховщик со знаниями и инструментами мирового уровня. Я абсолютно уверен, что уже в ближайшем будущем они будут рассматривать вопрос выхода на рынок страхования жизни и в Казахстане. Учитывая размах деятельности и сеть Сбербанка, можно предположить, что это будет серьезнейший конкурент всем нынешним участникам этого рынка. Конкуренция усилится. С другой стороны, столь сильный игрок принесет на рынок новые технологии и стандарты, которые пойдут на пользу всем и потребителю в первую очередь. Надеюсь, что приход такого «тяжеловеса» позволит всем участникам решить некоторые проблемы например, в налогообложении. В Казахстане рынок накопительного страхования жизни узок в силу объективных причин: к примеру, отсутствуют налоговые льготы, которые практикуются во многих странах мира ввиду того, что эти «длинные» активы работают на экономику страны, а также снимается значительная социальная нагрузка с плеч государства, когда выплаты иждивенцам перекладываются на плечи страховщиков. Поэтому, на мой взгляд, выход игрока с уже сложившимся набором инструментов и опытом в этой сфере будет положительным примером, который приведет к развитию рынка добровольного страхования жизни.

Технически рынок страхования жизни и аннуитетного страхования требует очень серьезного уровня оценки рисков и актуарных расчетов. Вопрос технологий и квалификации становится критически важным. Именно поэтому на этом рынке игроков относительно немного. Могу добавить, что мы готовим план развития компании до 2025 года и намерены усиливать позиции именно в накопительном страховании.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом