Давайте поделим пирог

Давайте поделим пирог

Дмитрий Глумсков

В 90-е годы, когда Казахстан был не в состоянии самостоятельно разрабатывать собственные нефтяные и газовые месторождения, Алма-Ата (позже - Астана) привечала иностранных инвесторов со всем возможным усердием. Крупнейшие нефтяные компании мира стояли в очередь в кабинеты отечественных чиновников, желая принять участие в дележе казахстанского нефтяного пирога. Благо 23 млрд тонн разведанных запасов нефти никого не могли оставить равнодушным.

Чиновники работать разрешали, и именно 10-12 лет назад произошло распределение среди инвесторов крупнейших казахстанских месторождений. Равнообразно происходящему дележу было создано и законодательство, регламентирующее привлечение иностранных инвестиций, предоставление различных налоговых льгот и преференций.

Шли годы. Казахстан, постепенно приобретая силу и могущество, задумался над тем, что отдавать свои месторождения зарубежным бизнесменам несолидно. Создание супермогущественной компании " КазМунайГаз" стало первым шагом на пути национализации углеводородных ресурсов страны. Затем последовало несколько мелких шажков, в частности, внесение изменений в закон об иностранных инвестициях, более жестко регламентирующих правила работы инвесторов в Казахстане.

Перелом (как в национальном самосознании, так и в отношении к иностранным инвесторам) случился в начале этого века. Причем события следовали одно за другим. Борьба за пакет акций " Аджип ККО", который продавала компания BG Group, была выиграна Астаной с потрясающим хладнокровием. Власти явно дали понять, что от своих желаний они отступать не намерены. Захотели купить акции - парламент спешно принимает, а президент подписывает закон о приоритетном праве Казахстана на приобретение акций компаний, работающих в нефтегазовом секторе страны. Затем последовало несколько судебных исков против иностранных компаний, нарушающих экологию - хрестоматийный пример с PetroKazakhstan, пострадавшей от нежелания следовать экологическим нормам (а скорее, из-за своей неспособности договориться с правительством страны о льготных поставках ГСМ и слишком самостоятельного поведения на внутреннем рынке).

Почувствовав вкус к возврату собственности, казахстанские власти намерены инициировать принятие закона о приоритетном выкупе акций компаний, котирующихся на вторичном рынке. То есть страна взяла целенаправленный курс на то, чтобы взять под свой контроль все крупные месторождения. Конечно, никто не говорит о том, что у инвесторов, ныне работающих в республике, будут силой отнимать ранее полученные активы. Тем более что понятно: за счет собственных средств Казахстану никак не освоить все месторождения. Взявшись за исключительно самостоятельную добычу, мы рискуем снизить темпы гонки за право называться одной из богатейших по залежам нефти и газа страной. Россия, страны Персидского бассейна, Китай - эти государства составляют серьезную конкуренцию Казахстану на мировом рынке. Кроме того, в случае с Каспийским морем перспективы разработки осложняются неопределенным правовым статусом его территории. Пять прибрежных государств до сих пор не могут определить точные границы своих шельфов, претендуя, как, например, Азербайджан и Туркмения, на одно и то же месторождение. Также требуются масштабные инвестиции в разработку каспийских месторождений, которые залегают на большой глубине и потому требуют привлечения новейших технологий добычи. Своими силами эти задачи не решить. Помимо финансовых средств иностранные инвесторы могут помочь и политической поддержкой, что особенно актуально в решении спорных территориальных вопросов на Каспии.

Однако наиболее интересные направления для предъявления своих национальных претензий уже выбраны. И казахстанский шельф Каспийского моря - одно из основных направлений. Все, что сейчас происходит на Каспии - неразбериха с разработкой месторождений, трудные и неудачные переговоры с инвесторами, переоценка существующих запасов, увеличение стоимости добычи, - во многом есть следствие того, что Казахстан не может определиться, что отдать чужим, что забрать себе. Пирог оказался слишком вкусным, и отдавать хотя бы кусочек от него ой как не хочется.