Миражи Кашагана

Обладая огромной по мировым масштабам сырьевой базой на шельфе Каспия, Казахстан, проводя активную политику на каспийском направлении, не смог пока приступить к ее промышленной разработке

Миражи Кашагана

Сроки добычи первой нефти на месторождении Кашаган в очередной раз переносятся. Изначально дата начала опытно-промышленной разработки Кашаганского месторождения была определена на середину 2005 года. Но у международного консорциума " Аджип ККО" возникли финансовые и технические сложности с реализацией этого проекта, и срок добычи первой пробной партии кашаганской нефти решением совета партнеров перенесен на 2007-2008 годы. Правительство Казахстана вынуждено согласиться с переносом сроков, выторговав отступные в размере 150 млн долларов.

На 5 млрд долларов, до 30 млрд, подорожала и сумма разработки Кашаганского месторождения. Причем и этот срок, и сумму инвестиций нельзя назвать окончательными. Существует высокая вероятность, что дата добычи первой кашаганской нефти и объем инвестиций еще раз будут пересмотрены.

Как полагается, называется целая череда объективных причин. Нефтяным компаниям впервые в своей истории пришлось столкнуться сразу с комплексом сложных проблем разного рода. Это и высокое содержание сероводорода в кашаганской нефти (до 19%), и аномально высокое пластовое давление, и необходимость полного решения проблемы утилизации газа и серы, и отдаленность от мировых рынков сбыта. Мелководье, как и непредсказуемость движения льдов в зимний период, затрудняет доставку грузов на морские объекты. Нестабильность мирового финансового рынка беспрерывно повышает стоимость услуг подрядчиков.

С не меньшими сложностями сталкивается и реализация государственной программы освоения казахстанского сектора Каспийского моря - базовой программы в экономическом и политическом развитии Казахстана страны на ближайшие 15-20 лет. Задекларированные показатели о достижении Казахстаном в 2010 году уровня добычи нефти в 110 млн тонн, а в 2015 году - 150 млн, что позволило бы нашей стране войти в пятерку крупнейших нефтедобывающих стран в мире, имеют высокую вероятность остаться декларацией.

Потенциал и неиспользуемые возможности

По величине углеводородного потенциала Каспийский бассейн сопоставим с такими крупными регионами, как Африка, Северная Америка, Дальний Восток и Океания. Он входит в число наиболее крупных нефтесодержащих территорий мира, выявленных в конце ХХ века.

По объему предполагаемых ресурсов углеводородов этот регион можно сопоставить с Северным морем, занимающим второе место в мире по добыче нефти. Две трети ресурсов Каспия расположены в казахстанском секторе моря.

К настоящему времени здесь выявлено более 400 разнообразных объектов, из которых более 120 могут представлять интерес для поиска месторождений нефти и газа. Эти объекты расположены во всех зонах акватории, однако наиболее привлекательные находятся в ее северной части, принадлежащей по геологическому районированию к Прикаспийской впадине. Именно на уровне этого пояса на суше обнаружены гигантские месторождения Тенгиз, Карачаганак и Астраханское. Подобных объектов на северном Каспии выявлено 11. Залегают они на глубине 4-6 метров и доступны глубокому бурению. На более мелких (1-2 метра глубины) выявлено около 60 разнообразных структур, аналогичных нефтесодержащим объектам северного и восточного побережья Каспия.

Южнее Прикаспийской впадины, в районе морского продолжения Бозашинского полуострова, в надсолевом комплексе, установлено более 20 структур, схожих по своему строению с выявленными на суше Каламкасским и Каражанбасским месторождениями. Некоторые из них, например структура Курмангазы, имеющая гигантскую площадь свыше 1 тыс. кв. км, могут содержать крупнейшие по запасам нефтяные залежи. Впрочем, структура Курмангазы находится в приграничной области с Прикаспийским геологическим бассейном и стоит некоторым особняком.

20 перспективных структур разведано в южной акватории казахстанского сектора.

Большинство выявленных здесь поднятий относится к категории средних, но есть и крупные, такие как Нурсултан, Ракушечное-море, Центральное.

Проведенная отечественными геологами прогнозная оценка углеводородного потенциала казахстанского сектора Каспия подтверждает сложившееся представление о больших возможностях обнаружения здесь очень крупных ресурсов нефти и газа. Особенно богата углеводородами Прикаспийская впадина, где могут быть сосредоточены от 7 до 15 млрд тонн - 75% всех геологических ресурсов казахстанского сектора Каспия. Здесь прогнозируются открытия в подсолевом комплексе и самых крупных по запасам месторождений. Другим районом акватории, где можно ждать открытия крупных нефтяных месторождений, является так называемое Северо-Каспийское поднятие (вблизи западного побережья Атырауской области, морской аналог полуострова Бозаши). Здесь размещается по прогнозам 20% ресурсов. И, наконец, в мангистауской акватории, составляющей две трети площади казахстанского шельфа Каспия, сосредоточено 5% ресурсов от общего нефтяного потенциала Казахстана.

"Пирог" и оставшийся лакомый кусок

Очень любопытная картина складывается из анализа особенностей размещения ресурсов по лицензионным блокам и контрактным территориям.

84% всех подсолевых ресурсов (месторождения Кашаган - первоначальные извлекаемые запасы 1,640 млрд тонн нефти, 1 трлн кубометров газоконденсата, Актоты - 210-600 млн тонн нефти, Кайран - 150-600 млн тонн нефти, Юго-Западный Кашаган - 20 млн тонн нефти) сосредоточено на участках, которые по соглашению о разделе продукции (СРП) отошли международному консорциуму "Аджип ККО". Лишь весной этого года компания "КазМунайГаз" сумела вернуть прежнюю долю в этом проекте. Тем не менее почти абсолютная часть "пирога" контролируется иностранными инвесторами.

Около трети надсолевых ресурсов и десятая часть ресурсов Северо-Каспийского поднятия (месторождение Каламкас-море - более 100 млн тонн извлекаемых запасов нефти) также размещены на контрактной территории "Аджип ККО".

Новым контрактом является лишь подписанное СРП между компаниями "Роснефть" и "КазМунайГаз" по структуре Курмангазы (с прогнозными извлекаемыми ресурсами в 980 млн тонн нефти).

В результате уже оформленных лицензий и контрактов республиканский каспийский инвестиционный портфель заметно отощал. Из него в стадию разработки передано свыше 15 млрд тонн (75%) прогнозируемых геологических ресурсов. Для последующих инвестиционных проектов остается еще довольно значительная часть ресурсов (25%). Однако по своей обоснованности и привлекательности она явно уступает уже распределенной части.

Ошибки освоения

На третий год реализации госпрограммы освоения ресурсов Каспийского моря серьезные просчеты официальной Астаны стали достаточно явными. Более или менее правильно были оценены потребности рынков сбыта. Падение ресурсной базы в Северном море заставляет страны Европейского союза искать альтернативу в странах Каспийского бассейна. Бурный рост экономики Китая, Индии, стран Юго-Восточной Азии создает новые рынки сбыта для казахстанской каспийской нефти. Момент начала освоения шельфовых запасов был неплохо угадан казахстанскими властями.

Правильный акцент сделан и на росте добычи газа. Мировая тенденция явственно показывает безудержный рост цен на газ, который все больше начинает играть самостоятельную роль, а не просто привязываться к цене на нефть. По прогнозам, до 2020 года в Европе зависимость от газовых поставок вырастет с нынешних 40 до 70%. Но если газовый рынок Европы для Казахстана закрыт монопольным положением российского "Газпрома", несмотря на некоторые удачные компромиссы между сторонами, то рынок стран Южной и Юго-Восточной Азии способен поглотить весь казахстанский газ без остатка.

Сравнительно правильным оказался курс на разрешение проблемы транспортировки нефти и газа на мировые рынки. Предложенная руководством страны многовекторная политика по строительству нефтепроводов на всех возможных направлениях принесла некоторые плоды. Ресурсы Астаны в разрешении данной проблемы крайне ограничены. Из-за внешнеполитических рисков Казахстан не может использовать наиболее выгодный для себя иранский маршрут. На второстепенных ролях оказалась республика и в столь важном для себя транспортном коридоре Каспийского трубопроводного консорциума, отдав рычаги управления западным компаниям и России.

Из-за боязни властей Азербайджана конкуренции своей каспийской нефти со стороны казахстанской затягивается создание маршрута Актау-Баку-Тбилиси-Джейхан с выходом в Средиземное море. Данный маршрут позволил бы напрямую обеспечить выход казахстанской нефти на всепоглощающий американский рынок. Однако буквально на днях завершился очередной раунд переговоров по присоединению Казахстана к БТД. И вновь не названа дата этого присоединения. Есть и успехи в виде строящегося казахстано-китайского нефтепровода и проектируемого газопровода в Китай.

Власть над инвестором

Серьезные ошибки ссовершены в вопросах строительства объектов инфраструктуры, подходе к распределению участков на шельфе Каспия, чрезмерном ужесточении законодательства по отношению к иностранным инвесторам. Одновременно казахстанские нефтяные компании стали активно брать кредиты на внешних долговых рынках под необоснованно высокие проценты, что рано или поздно поставит вопрос о кредитоспособности данных организаций. Все эти вопросы, так или иначе, имеют тесную взаимосвязь. Власти ставят политический крен на усилении национальных позиций в освоении шельфа Каспия и переводят отношения с иностранными инвесторами на новую основу: то, что хочет Казахстан, важнее того, чего хотят зарубежные бизнесмены.

Лучший способ решения этой проблемы власти нашли в своем контроле над объектами инфраструктуры. Любой инвестор, желающий участвовать в разработке месторождений нефти и газа на казахстанском шельфе Каспия, должен обеспечить строительство того или иного объекта инфраструктуры на побережье. В лучшем случае в обмен на свои инвестиции он может получить право на совместное с Казахстаном владение данным объектом. Контроль же над всей системой инфраструктуры обеспечивает автоматически и контроль со стороны государства над нефтеразработками на шельфе. Политически выверенный постулат, впрочем, оказался экономически несостоятельным. Объекты инфраструктуры строятся под подтвержденные запасы углеводородного сырья, но не наоборот.

Ужесточая законодательство, власти постепенно смягчили их до приемлемого для инвесторов уровня. Конечный результат отрицательный - инвестиционная привлекательность республики заметно снизилась. Но самым серьезным просчетом оказалось распределение шельфовых участков в управление. Наиболее привлекательные участки из оставшихся нераспределенных структур поделены между "КазМунайГазом" и Министерством энергетики и минеральных ресурсов Казахстана. Не прислушались в Астане и к доводам о необходимости создания Морского инвестиционного комитета, куда были бы делегированы для оперативного решения все вопросы различных госструктур и местных органов власти. Тем самым система государственного управления оказалась сверхцентрализованной и одновременно распыленной.

Двадцать два лучших

В первую очередь в разработку решено предоставить 22 наиболее перспективных каспийских участка, каждый из которых по прогнозным оценкам содержит не менее 100 млн тонн извлекаемых запасов нефти. Этот комплект из 22 участков можно условно обозначить как "комплект Кашаган 2", запасы которого, 2 млрд тонн нефти, сопоставимы с запасами "оригинального" Кашагана. Власти быстро забыли о законодательно утвержденной тендерной системе определения инвесторов и активно приступили к прямым и кулуарным переговорам с заинтересованными компаниями.

Переговорный процесс, однако, сильно затянулся. Ведутся переговоры с консорциумом корейских компаний по участку Жамбыл, норвежской компанией "Статойл" по участкам Абай и Исатай, китайскими нефтяниками по структуре Дархан. Фактически заморожены проекты Южный Жамбай и Южное Забурунье. Прерваны с громким международным скандалом переговоры с компанией "Оман ойл" по участку Жемчужина. Хотя индийские компании проявляют интерес к десятку новых проектов (Сатпаева, Акку, Жамбыл, Дархан, Махамбет и т.д), результат переговоров пока нулевой.

Так или иначе, переговоры ведутся с 35 компаниями, но за исключением Курмангазы, Тюб-Карагана и Аташа, не подписано ни одного контракта. Причина достаточно банальна. Риск потерять деньги для инвесторов слишком велик. Печальный опыт "ЛУКОЙЛа" на Тюб-Карагане подтвердил эти опасения: бурение должно было подтвердить прогнозные ресурсы Бозашинской группы, оцениваемой в полтора миллиарда тонн, но неудачные итоги исследования резко снизили привлекательность этих структур для инвесторов. Бизнесмены требуют дополнительных преференций, выторговывая доказанные активы на суше, как в случае с корейским консорциумом, или дополнительных гарантий.

Имеющийся опыт "Аджип ККО" говорит о довольно больших сложностях разработки наиболее потенциально богатых нефтью и газом подсолевых структур акватории северного Каспия. Нефтедобытчики могут столкнуться с проблемами и при разработке надсолевых структур данного района. Нефть здесь должна быть чище и доступнее, но коммерческая целесообразность разработки нефтеносных участков в отдельности и при наличии мелких глубин очень сомнительна.

Практически не представляют интереса для потенциальных инвесторов структуры самой южной части казахстанского сектора Каспийского моря, в том числе и крупные Нурсултан, Ракушечное-море, Женис, где, скорее всего, больше газа, чем нефти. "КазМунайГаз" собрался было сам начать работы на этих структурах, но практика показала, что дело требует куда больших усилий и средств, чем предполагалась ранее.

Выходом из сложившегося положения было бы резкое изменение подхода в поисках инвесторов и распределении участков. Разделение 22 проектов на четыре или пять пакетов снизило бы риски для потенциальных инвесторов и могло бы сделать программу разработки казахстанского шельфа Каспийского моря более привлекательной.

г. Атырау

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности