Раз пошла такая байга...

Отечественное племенное коневодство переживает свое второе рождение. Однако его здоровому появлению на свет препятствуют многие факторы, в том числе попытка государственных чиновников заставить коневодов работать по старым, изжившим себя законам

Раз пошла такая байга...

В последние годы в Казахстане наблюдается бум спортивного коневодства. И связано это прежде всего с объективными причинами роста благосостояния граждан, а также четкого выделения среди казахстанцев людей состоятельных, которые рассматривают лошадей элитных пород как объект инвестиционных вложений, способных принести хорошие дивиденды своему владельцу. С другой стороны, разведение лошадей всегда было для казахов больше чем капитализация, это, скорее, элемент престижа, своего рода визитная карточка VIP, определяющая материальный и социальный статус коневладельца. Начиная с 2000 года только в предместьях Алматы появилось 15 новых частных хозяйств, конеферм, конеклубов, которые занимаются не только разведением лошадей, но и их селекцией. Всего же таких хозяйств в Алматинской области насчитывается более 20. Но, по словам специалистов, Казахстан еще далек от цивилизованного коневодства. Должно пройти не меньше пятидесяти лет, прежде чем республика достигнет уровня ведущих европейских стран в этой области.

Съесть не успели

Коневодство Казахстана априори является одним из основных секторов в экономике государства. Издревле лошадь считалась для номада и источником питания, и средством передвижения, и рабочей силой. Естественно, что на территории республики было наиболее развито табунное коневодство. Веками происходил процесс естественной селекции, вследствие чего появлялись определенные виды лошадей, наиболее выносливые, неприхотливые в содержании и питании, с хорошими скаковыми данными. Породы казахстанских лошадей, такие как аргымак и кара-байыр, ценились в России и других сопредельных с Казахстаном государствах.

Ситуация несколько изменилась с переходом казахов к оседлому образу жизни. Табунные пастбища существенно уменьшились географически, и для того чтобы разводить лошадей элитных пород, понадобилось непосредственное участие человека в уходе за лошадью и ее кормлении. Времена Советского Союза внесли свои изменения в племенную работу. Системообразующим элементом в разведении и селекции выступило государство в лице Минсельхоза СССР и НИИ коневодства (в Рязани). На территории Казахстана было создано несколько крупных конезаводов, в которых под жестким контролем госорганов велась племенная работа, а также десятки конеферм. Нужно отметить, что Казахстан среди других республик Союза вплоть до 90-х годов был в авангарде этого сектора экономики. Но, по большей части, в разведении лошадей мясомолочных пород. Оно и понятно. Ведь конкурентами в производстве конины могла быть только соседняя Киргизия, где население также ест продукты из конины. К моменту распада советского государства поголовье лошадей во всех категориях хозяйств насчитывало 1,620 млн. Племенное (спортивное) коневодство занимало 10-15% от общего поголовья. За 8 лет "экономической депрессии" количество лошадей в республике сократилось почти вдвое. А элитное коневодство пришло в упадок - племенных лошадей осталось менее одного процента.

- Все племенные заводы, лишившись государственных субсидий, распродавали лошадей за бесценок, и самое ужасное, что эти лошади шли на мясо. Генофонд был сохранен только благодаря энтузиастам, которые скупали элитных лошадей буквально по дороге на бойню, - рассказывает директор единственной в Казахстане специализированной ветеринарной клиники Жанетта Кумекбаева.

Экономический рост в стране определил дальнейшее развитие племенного коневодства. Правда, государству в этом секторе на данный момент отводится последняя роль. Сегодня почти из пятидесяти конезаводов, расположенных на территории республики, только один, костанайский "Казахстан Тулпары", является государственным. Все остальные принадлежат частным владельцам. Интерес к племенным лошадям растет с каждым годом. В прошлом году только в России было куплено порядка 150 голов, а приплод составил 300 голов. Однако, по словам специалистов, такой темп роста может привести к хаосу, поскольку нет специализированного централизованного контроля над ведением научной селекционной работы, а для большинства конезаводчиков лошадь рассматривается как материал, имеющий ограниченный эксплуатационный срок.

Бизнес или увлечение

Большинство коневладельцев Казахстана не рассматривает свою деятельность, связанную с лошадьми, как прибыльный бизнес. Скорее это престижное увлечение, которое не только не приносит прибыли, но и требует немалых затрат. Практически все владельцы являются либо представителями бизнес-элиты, либо крупными политическими деятелями страны. Как сообщил журналу "Эксперт Казахстан" один из владельцев чистокровных скаковых лошадей, по объективным причинам пожелавший остаться неизвестным, для того чтобы лошади приносили прибыль, нужно в течение 20 лет только вкладывать капитал. Это неликвидный и очень трудоемкий бизнес, тем более что рынок сбыта в Казахстане очень мал. Казахстанцы предпочитают покупать лошадей за границей. К примеру, минимальная стоимость жеребца, заметьте, не самого лучшего качества, купленного в России, составляет 8 тыс. долларов. Нет никакой гарантии, что эта лошадь приживется в Казахстане. На ее уход, кормление, а также на содержание тренера, жокея, конюха требуются огромные денежные вложения. В год на ее содержание может уйти до 50 тыс. долларов. Естественно, что стоимость лошади возрастает только в том случае, если она имеет хорошие репродуктивные данные. Однако есть большой риск того, что жеребенок, рожденный от купленных и выращенных в наших условиях кобылы и жеребца, может быть отбракован по экстерьерным данным.

В последнее время в прессе все чаще появляется информация о том, что нашим племенным материалом могут заинтересоваться за границей. Мотивация таких заявлений обычно следующая: Казахстан имеет хороший племенной фонд, который может продаваться иностранцам по цене значительно ниже той, которую выставляют государства с развитой индустрией конного спорта. Однако, по мнению специалистов, такие заявления ничем не обоснованы. На сегодняшний день, несмотря на бурный рост скакового коневодства, бизнес, связанный с продажей полученных в наших условиях племенных лошадей, не развит. И это прежде всего обусловливается тем, что Казахстан пока еще не обладает тем генофондом, как количественным, так и качественным, чтобы поставить выведение высокопородных лошадей на поток и дальнейшую продажу их с аукционов. Так, к примеру, в США селекционная работа ведется прежде всего для бизнеса. Прибыль от продажи только в этом году 4 тысяч голов лошадей составила более 500 млн долларов. Все эти лошади были проданы на сезонных, специально организованных выставках-аукционах.

В прошлом году в Алматы было организовано подобное мероприятие - выставка "Тайбурыл", на которой были представлены лучшие представители местных скакунов. Идея такого мероприятия заключалась в том, чтобы объединить разрозненные частные конезаводы и стимулировать частников к цивилизованному (принятому в международной практике) ведению племенной работы. Специалисты говорят, что такие мероприятия пока еще не оправдывают себя ни финансово, ни идейно.

В Казахстане растет потребность в лошадях на внутреннем рынке. Именно казахстанцы могут стать потенциальными покупателями местного "дешевого" племенного материала. Целью приобретения обычно служит не ведение селекционной работы, а участие лошади в спортивных состязаниях, которые могут приносить неплохую прибыль.

- Индустрия конного спорта может стать высокоприбыльным бизнесом и приносить большие отчисления в бюджет государства. В это дело должны быть вовлечены не только частные конезаводы, которые выращивают и содержат лошадей для себя, но и фермеры - именно им предоставляется возможность заработать неплохие деньги. Но для того чтобы правильно организовать процесс племенного коневодства, на первом этапе необходим тандем частника и государства, - говорит пресс-секретарь Казахстанского жокей-клуба Ахат Разак. - Разведение чистокровных лошадей подразумевает глубокое знание природы лошади и методов ведения селекционной работы, которую можно организовать под эгидой государственной программы. Минсельхоз должен контролировать импорт хорошего племенного материала, вести статистику по всей проделанной работе, дабы коневодство в Казахстане не превратилось в теневой бизнес.

В узде государства

К сожалению, пока методы ведения государственной политики в отношении одного из самых перспективных секторов коневодства - спортивного, такие же, как и в продуктивном коневодстве. Для того чтобы получить статус конезавода, частник обязан пройти множество бюрократических процедур, получить сертификат, подтверждающий происхождение каждой лошади. Причем делается это на всех иерархических ступенях (начиная от районного территориального управления с/х и заканчивая Минсельхозом). После получения статуса владелец обязан регулярно отчитываться перед государством о проделанной селекционной и спортивной работе и платить налоги за участие в скачках и даже за неудачную случку. Получая статус племенного завода, частник получает одно преимущество перед теми, кто таким статусом не обладает.

- Государство дает денежные дотации на развитие племенного коневодства. За мясную породу частник получает 81 тенге за 1 килограмм живого веса, а за элитную - 45 тенге, - говорит представитель НИИ коневодства России в Казахстане Галина Горшкова.

Преимущество действительно неоспоримое, тем более что себестоимость среднего конезавода исчисляется десятками тысяч долларов.

Каждый частник старается идти своим путем. Содержание, питание и разведение лошадей в его интересах, и поэтому на тех условиях, которые сейчас предлагает министерство, он идти на контакт с государством не хочет.

Стимулировать частников для контакта с государством может только Международный сертификационный комитет. Получение международного сертификата, который автоматически позволяет получить сертификат внутри страны, дает право лошади, рожденной в Казахстане, принимать участие в международных спортивных соревнованиях. Спортивные достижения лошади автоматически поднимают ее цену в несколько раз. Сейчас все чаще пишут о том, что наши лошади уже несколько лет занимают призовые места на соревнованиях в Европе, но это не совсем так. Состоятельные казахстанцы имеют возможность покупать лошадей, например, во Франции, платить за их содержание во французских конюшнях. И не важно, где была рождена и выращена эта лошадь, важно - за какие цвета она скачет.

Существуют два международных комитета по чистокровной верховой породе. Комитет по племенным книгам и Комитет по скачкам. Сейчас в Казахстане ведется работа по созданию собственной племенной книги, но для этого нужна комиссия членов Международного комитета, которая решит, что в Казахстане племенная работа ведется на уровне мировых стандартов. После того как Казахстан станет членом Международной племенной книги, каждая лошадь, рожденная на сертифицированных государством местных конезаводах, будет иметь микрочип. С его помощью можно идентифицировать лошадь и подтвердить ее элитное происхождение. Обособленно каждый частник не может стать членом Международной племенной книги. Это можно сделать, только заручившись поддержкой государства.

Специалисты утверждают, что в Казахстане необходимо создание централизованной генетической лаборатории, которая стала бы независимым арбитром в установлении происхождения лошади. Генетическая лаборатория с помощью современных методов диагностики ДНК может проследить генеалогию лошади в нескольких поколениях. Пока же кровь местных лошадей как биологический материал отправляется на диагностику за границу, где и выдается подтверждение принадлежности коней к той или иной породе. Вкупе с лабораторией, определяющей родословную лошади, должны работать центры, определяющие ее физические и экстерьерные данные. Такими центрами могут служить ипподромы, клубы, служащие полигоном для испытания лошадей.

Байга как составляющая казахского коневодства

Одним из самых динамично развивающихся видов конного спорта в Казахстане являются скачки, также являющиеся возможностью сделать бизнес на лошадях. Другие виды конных спортивных состязаний, которые входят в олимпийские виды спорта, - это конкур и выездка.

Скачки принципиально отличаются от конкура и выездки, поскольку основной акцент в проведении скачек делается на физическую выносливость лошади, тогда как в последних главную роль играет человеческий фактор (сам жокей, его тренерские способности). Олимпийские виды конного спорта получили распространение и стали развиваться в Казахстане только последние несколько лет. Европейские скачки тоже прижились у нас не так давно. Испокон веков казахи испытывали лошадей, устраивая национальные состязания - байгу. Байга считается экстремальным видом спорта, который не приветствуется во всем цивилизованном мире. Дело в том, что в отличие от традиционных скачек на дистанцию от 1 до 4 километров, в байге дистанция пробега увеличивается до 35 километров. Основная задача наездника - прийти первым, даже если лошадь при этом падет. Однако байга была и остается самым популярным состязанием на территории Казахстана.

- Каждые выходные в любом районе, а также на Алматинском ипподроме проходит байга. Устанавливаются большие призовые фонды, которые берутся из карманов частников или из бюджета области или района. Например, я организую байгу в честь обрезания моего сына (сундет-той). Покупаю новый джип в качестве призового фонда. Для любого казаха организация такого праздника - дело чести. Это у нас в крови. Так было и будет всегда. Разница лишь в том, что раньше к байге не допускали неподготовленную лошадь. А сейчас утрачено мастерство тренировки лошади. На беговую площадку выпускают всех племенных лошадей, независимо от породы, - объясняет Ахат Разак.

Европейские специалисты считают казахские национальные скачки негуманным состязанием и даже пытаются их запретить. Но тогда по тем же принципам можно запретить и традиционную испанскую корриду, которая приносит миллионные доходы организаторам. По сути, байга - это огромный рынок. И спрос на лошадей, которые участвуют в байге, в несколько раз превышает спрос на тех, которые принимают участие в традиционных скачках. Байга, кстати, служит большим препятствием в вопросах страхования лошадей. Ни одна казахстанская страховая компания не страхует лошадей, поскольку усматривает в этом слишком большие риски, - падеж в байге слишком высок.

Начиная с 2000 года рынок спортивного коневодства развивается по европейскому принципу. На Алматинском ипподроме, который с недавнего времени находится в ведении Казахстанского жокей-клуба, считают, что развитие конного спорта в Казахстане идет своим чередом. Нельзя торопить время и запрещать определенные виды скачек, так же как нельзя насильно внедрять что-то новое, чуждое нашему менталитету и традициям.

Хотя конезаводчик Асылхан Артыкпаев считает, что казахстанский рынок только становится на путь "разумного" коневодства. У нас совершенно неграмотно проходят скачки, на которые выставляются как местные породы лошадей, так и подготовленные чистокровные английские, а также арабские. Это все равно что выставлять на ралли "Мерседесы" и "Жигули". Казахстану нужно развивать собственные породы, а не делать ставку на тех, которых мы покупаем за границей. При ведении племенной работы необходимо учитывать все природные факторы - местное географическое положение, климат, качество кормов. Те же знаменитые ахалтекинцы, купленные в Туркмении за баснословные деньги, уже в третьем поколении проявляют признаки вырождения. Они становятся более тяжеловесными и менее выносливыми.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?