Кино из закулисья

Значение кинофестиваля не только в сиянии звезд и интересной программе, а в его результатах: решении проблем местного кинопроизводства, создании культурных и экономических условий для его развития. Национальному кинематографу требуются государственная поддержка, благодарный зритель и свежие идеи

Кино из закулисья

Международный кинофестиваль "Евразия", прошедший на прошлой неделе в Алматы, вызвал не только позитивные эмоции. Присутствие звезд мирового масштаба это, конечно, факт приятный, однако неприятных моментов тоже оказалось немало.

На открытии кинофестиваля вдоль красной ковровой дорожки перед Дворцом Республики собралось достаточное количество публики, чтобы приветствовать аплодисментами прибывающих гостей. Немудрено, что мощность оваций возрастала в зависимости от известности и популярности идущего гостя. Однако немного странным кажется тот факт, что самых ожидаемых (ценителями кино) кинематографистов публика в большинстве своем приветствовала только потому, что "в микрофон кого-то там объявили". Егор Кончаловский (пусть он режиссер сугубо массовый) остался незамеченным и нетерпеливо курил возле входа. Еще более незамеченной оказалась Кира Муратова - режиссер, по достоинству оцененный не только на территории СНГ, но и в странах ближнего зарубежья. Зато когда проходил Жан-Клод Ван Дамм, даже журналисты поддались стадному инстинкту. Неудивительно, что господина Ван Дамма сопровождали четыре здоровенных охранника, выглядевших в сравнении с невысоким актером и вовсе великанами.

Публика, собиравшаяся на бесплатные показы во Дворце Республики в течение всей недели, тоже в большинстве своем выглядела несколько неадекватной. Бабушки-старушки, не пропускающие ни одного бесплатного мероприятия, стойко вглядывались в экраны, не желая покидать зрительские места. А ведь откровенных кадров было немало - например, испанская картина "Любовь идиота" начинается с демонстрации обнаженных мужских гениталий крупным планом. Молодежь хохотала. А на более жестоких сценах изнасилования и вовсе срывалась в аплодисменты...


Рустам Ибрагимбеков

О том, что признание казахскому кинематографу может принести по-настоящему хороший фильм, который не создать без творческого потенциала и своего кинематографического языка, молодые бизнесмены, делающие из кино бизнес, не задумываются. О проблемах культуры и образования казахстанского общества не сказал никто. Только Рустам Ибрагимбеков обратил внимание, что рассвет национального кино связан с духовным состоянием народа, с внутренним самоощущением нации, с ее интересом к самой себе, а вовсе не с "правильной" государственной политикой.

Круглый стол начался с проблемы, сформулированной известным французским продюсером и сценаристом Жаном-Клодом Каррьером как выбор пути развития: "Есть две противоположные концепции кино: одна возникла в XVII веке, когда английская королева Анна выпустила эдикт о копирайте. Он давал право получать деньги с каждой копии издателю, а не автору. Владельцем книги становился не тот, кто ее написал, а тот, кто напечатал. Сегодня в США происходит то же самое: владелец картины - продюсер, а не режиссер. Другая традиция была заложена во Франции Бомарше и Гюго. Согласно ей автор и есть собственник. Обе концепции имеют право на существование в современном кино. Для одной кино - коммерческий продукт, для другой - творческий акт. У этого спора нет конца. Как свести в одной картине два полюса? Когда в Казахстане запускается проект, нужно решить, какую сторону вы принимаете. Если вы решили, что будете делать коммерческий продукт, то надо обратиться к опыту побеждающей американской киноиндустрии. Но если вы решаете, что будете делать кино как художники, то должны обратиться ко второй. Соревноваться с монополистом США - занятие безнадежное. Национальные кинематографии, получившие признание во всем мире, выбрали второй способ - путь через кинофестиваль. Это Иран, Китай, Корея, Тайвань". Думаю, подобную дилемму перед казахской кинематографией ставить рано. Справедливо сказал г-н Каррьер: "Человечество вступило в эру изображения. Если нация не вкладывает деньги, чтобы представить саму себя, а кино - это один из лучших способов представления, то в будущем веке она может исчезнуть". Проблема нашего государственного кинематографа не только в количестве денег, но и в умении ими распорядиться.

Бог из машины

Постепенно для кино Евразийского региона решающей фигурой может стать продюсер. Он определяет идейную направленность снимаемых фильмов. И от того, каков интеллектуальный склад продюсера, зависит характер фильма. Как представляют образ коммерческого кино в Евразии, можно судить по словам Сергея Сельянова. По его мнению, сейчас западный мир испытывает интерес к экзотической речи, в США "Страсти Христовы" шли на арамейском языке. Поэтому фильм про Чингисхана "Монгол" (с одной не очень удачной вариацией на эту ныне популярную историческую тему зрители познакомились на фестивале "Звезды Шакена") был сделан на монгольском языке. "Солидные компании, узнав о том, что съемки проходили в Центральной Азии, очень заинтересовались", - сказал Сельянов. Складывается ощущение, что расцвет, например, японской кинематографии обязан внезапно вспыхнувшему на Западе интересу к саке, сакуре и японской речи. В таком случае символы российского кино - это матрешка, самовар и водка. Тут главное не упустить момент и подать весь экзотический набор на тарелочке. А секрет успешного коммерческого кино, видимо, состоит в том, чтобы следовать моде, следить, откуда и куда дует ветер. Так, эклектичная "Шиза" - пример погони за двумя зайцами, с одной стороны, это попытка снять, обойдясь малым бюджетом, модный арт-хаусный фильм с казахской речью и экзотическими лицами для фестивальных показов, с другой - коммерческий экшн для внутреннего рынка, нашпигованный клише из российского блокбастера "Брат". А социальная реальность капчагайского поселка оказалась случайным фоном. Но коммерческий успех связан не столько с умением воспроизводить избитые приемы, сколько с изобретением новых. Подтверждение тому кризис жанров в Голливуде.

О ловушке этнографизма и экзотики в национальном кино предупредила американская журналистка Катайюн Беглари-Скарлет. Казахстан не настолько экзотичен, как, скажем, Гватемала, Австралия или Греция. Да и язык национальной кинематографии не может сложиться, копируя штампы с оглядкой на моду. О том, что казахстанцы не смотрят фильмы местного производства, а зритель казахского кино - это житель Западной Европы, говорили многие. Не является ли это скорее недостатком, чем достоинством кинематографа, который отворачивается от современности ради создания декоративного мира предков? Конечно, такие фильмы интересны и нужны, как и передача "Клуб путешественников", но они не могут стать лицом национальной кинематографической школы. "Мы знаем много "путешественников", которые бродят по миру с фотоаппаратом или камерой. Такое ощущение, что они покупают билет не себе, а своей камере, и отделяют себя от мира с ее помощью. В этом разница между профессиональной камерой и просто камерой: она должна открыть страну для других", - сказал Жан-Клод Каррьер. Неужели страну, в которой мы живем, откроют нам "путешественники-профессионалы"? Возможно, это будет любопытный опыт.

В современном мире кинематограф для широких масс теряет свое значение. Оппозиция "коммерческое - авторское кино" уже не так актуальна. Потребление все более дифференцируется, появляются разные социальные группы. "Мы не делаем кино для всех. Есть аудитория, которая интересуется событиями, происходящими в мире, она читает газеты, путешествует, владеет языками и хочет знать больше, чем происходит в ее стране. Мы нацелены именно на нее. Конкуренция ценна тем, что помогает выявить свою аудиторию", - сказал глава немецкой продюсерской кинокомпании "Пандора-фильм" Карл Баумгартнер. Он также считает, что малоизвестный в мире язык - это не экзотика, а препятствие. Качество фильмов - единственное, что поможет поднять престиж кинематографии. Нужно, чтобы государство поддерживало кинопроцесс, пропагандировало и распространяло фильмы за пределами страны. Этому процессу очень способствуют такие фестивали, как "Евразия". Но сначала необходимо, чтобы у фильмов была аудитория внутри страны. Если фильмы популярны в своей стране - это знак того, что люди хотят их видеть. И это отличает их от американских фильмов, на которые заставляет ходить рекламная кампания, и посмотрев которые, люди разочаровываются.

Очевидно, что в современной ситуации просто грамотный бизнесмен не станет тем богом из машины, который кардинально изменит положение казахского кино. Кинематограф не может перейти на качественно новый уровень, если при его создании будут думать только о прибыли, и оно будет ориентировано на некий упрощенный образ среднего потребителя или западного любителя экзотики. Должны, как правильно отметил г-н Карьер, развиваться авторский кинематограф и культура продюсирования. А для этого необходима совокупность культурных, экономических и социальных факторов. В продюсере должен соединиться бизнесмен и интеллектуал. У нас же между бизнесменами и деятелями культуры пока пролегает непроходимая граница.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности