Кризиса у нас нет

Кризиса у нас нет

Кшиштоф Занусси - мэтр европейского кино, уникальный поляк, приехавший ближе к концу фестиваля, разом сразивший всех своей непохожестью и своим стилем мышления...


Кшиштоф Занусси

- Каковы, по-вашему, перспективы фестиваля "Евразия"?

- Если фестиваль может повлиять на судьбу картины, если здесь будут происходить покупки, если после показа в Алматы она пойдет в прокат любой другой азиатской или европейской страны, фестиваль будет оправдан. Без этого это будет только приятное мероприятие.

- Расскажите о вашем национальном кинематографе?

- После долгой и кровавой борьбы у нас приняли новый закон о кино. Если вы не примите подобный закон сейчас, потом его уже никогда не будет. У нас все кинопрокатчики, все владельцы кинотеатров серьезно лоббировали правительство, чтобы этот закон не прошел. Но он прошел. Сейчас полтора процента от рекламной прибыли всех телеканалов идет на поддержку национального кинематографа, столько же процентов от всех продаж билетов в кино и абонементов кабельного телевидения. Знаете, когда на что-то в бюджете не хватает денег - сразу снимают с культуры. С нее легко снять деньги. Не видно. Хотя потери бывают огромными.

Кризиса у нас в стране нет - мы снимаем 20-25 полнометражных картин в год. Но много молодых режиссеров снимают кино с минимальными бюджетами, а публика думает: "Они сняли картину за пять копеек, почему мы должны платить за билет, как будто это большая американская картина". Телевизионные каналы не покупают такие фильмы, потому что заказчики рекламы тоже не доверяют этим картинам. Но нас спасают авторские права. У нас все авторы и исполнители благодаря авторскому праву, если картина идет по ТВ, имеют определенный процент прибыли.

Моя задача - избежать кризиса. Не потерять веры в идеалы и в то же время не превратиться в фанатика. Но если бы я почувствовал, что все валится, я бы перестал пробовать. Голливуд, как птица Феникс, периодически (где-то раз в двадцать лет) впадает в кризис и ищет возможные выходы. То же самое было 20 лет назад. И сейчас они что-нибудь придумают.

- После образования Евросоюза многие страны пересматривают исторические факты. Перенесся ли этот процесс на кинематограф?

- Знаете, фильмы появляются тогда, когда появляется новая реальность. А она медленно появляется. Появляется европейская жизнь. Брюссель - это не столица Бельгии, это уже столица Европы. И это реальность. Европейцы общие проблемы - мафия, наркотики - решают сообща. Но, с другой стороны, растет тоска по нашему национальному самосознанию. Так, как было в XIX и XX веках, уже не будет. Иногда, конечно, создаются кинокартины локальные, которые нравятся только в одной стране, но их очень мало. Есть картины, которые создавались, чтобы объединить разные страны, зачастую там отсутствует качественный сюжет, и в результате они не нравятся никому.