Так дело не поедет

Казахстан оказался на пороге бензинового кризиса, спровоцированного игроками внутреннего рынка при полном бездействии исполнительной власти. Страна нуждается в артикуляции четкой политики на стратегически важном нефтяном рынке

Так дело не поедет

Последние две недели цены на бензин в Казахстане росли непредсказуемыми стремительными темпами. Подорожали все без исключения марки бензина на 10-15 тенге за литр. Ценники на автозаправках и сегодня нельзя считать зафиксированными: продавцы горючего их меняют каждый день.

Такого ажиотажа на бензиновом рынке не было уже давно (лишь года три назад случилось нечто подобное, но события быстро вернулись в привычное русло). Если судить по данным Агентства РК по статистике, предоставленным "Эксперту Казахстан", то с начала года (август 2005 года к декабрю 2004-го) цены на бензин выросли всего лишь на 1%, на дизельное топливо - на 1,5%. Но, рассматривая индекс цен в годовом выражении (август 2004-го к августу 2005 года), мы обнаружим, что стоимость бензина составила 108,6%, а дизельного топлива - 138,2%.

Тем не менее на автозаправках мы видим совсем другую динамику, которая гораздо впечатлительнее официальной статистики. При этом чувствуем совершенную растерянность: правительство, озабоченное борьбой с инфляцией, не считает повышение цен на бензин (а за сентябрь они скакнули еще больше, на 8,6%) чем-то из ряда вон выходящим. Такое отношение к повышению цен означает только одно: цены на бензин будут расти и дальше, только темп может значительно ускориться. Этому будет способствовать повышение цен не только на мировом, но и на соседних рынках.

Ажиотаж с горючими слезами

Первой была ввергнута в кризис Южно-Казахстанская область, которая имеет собственный нефтеперерабатывающий завод. В начале октября, по сообщению председателя ассоциации автозаправочных станций Каимбека Камбарова, поставщики ГСМ в нарушение контрактов сократили поставки топлива для южноказахстанских потребителей почти в пять раз. В результате из 80 действующих АЗС Шымкента 30 приостановили свою работу. Цены на бензин буквально за одну ночь выросли на 5-10 тенге, а в последующие дни достигли рекордных отметок. АИ-92 с 60 тенге поднялся до 82-85 тенге за литр, а в отдельных районах области его цена ушла далеко за 100 тенге. А-80 на момент подписания номера в печать в ЮКО стоил не менее 70 тенге.

Ситуация на юге Казахстана быстро спроецировалась на астатинский и алматинский рынки. И хотя здесь пока не наблюдается дефицита горючего, цены на него выросли в среднем на 15%.

Тем временем в стране начались акции протеста. В Шымкенте перед зданием нефтеперерабатывающего завода прошел митинг против повышения цен на ГСМ. Общественные организации, сумевшие вывести на улицу до двух сотен человек, снабдили их транспарантами в духе времени: "Бензиновую мафию долой!", "Мы знаем, что это дело рук иностранных разведок", "Иностранцы! Верните завод по-хорошему!". Как известно, сейчас активы владельца Шымкентского НПЗ АО PetroKazakhstan Oil Products выставлены на продажу и активно дискутируется вопрос возвращения стратегического объекта в собственность государства. В Алматы свое недовольство высокими ценами высказывали автоперевозчики. Исполнительный директор автопарка 4 Велий Гахраманов говорит о том, что из-за повышения цен на бензин предприятие перестало быть рентабельным и работает себе в убыток: "У нас доход 2 млн тенге, и ровно половина уходит на бензин. А еще нужно выплатить зарплату, купить запчасти, автошины, аккумуляторы, оплатить коммунальные услуги и перечислить налоги. Кроме того, мы погашаем кредит - у нас все автобусы новые. Хотели приобрести еще 50 южнокорейских автобусов, но в таких условиях обновлять автопарк невозможно". Автотранспортные предприятия написали акиму города коллективное письмо. Ответ был, увы, неутешительным: акимат изучает вопрос, наберитесь терпения.

Местная власть повлиять на цены объективно не в состоянии. Она может только, если возникнет дефицит, поискать пути решения. Вот, например, руководство Южно-Казахстанской области договорилось с АО "Тургай Петролеум" о поставке дополнительных объемов ГСМ.

Меняйте коней на переправе

Логично предположить, что подобная парадоксальная ситуация в ЮКО (есть завод - но нет бензина) может быть лишь результатом целенаправленных действий. Вопрос лишь в одном - кто является инициатором. Арман Бердалин, партнер адвокатской конторы Sayat Zholshy & Partners, называет два варианта: либо аффилированные с PetroKazakhstan лица, либо лица, заинтересованные в активах PetroKazakhstan. И в том, и в другом случае причиной могла явиться предполагаемая продажа компании китайцам.

Если инициатором резкого скачка цен на ГСМ в ЮКО являются аффилированные с PetroKazakhstan лица, то, по предположению г-на Бердалина, это последний рывок менеджмента, направленный на аккумулирование денежных потоков в преддверии его смены. Маловероятно, что была поставлена прямая цель - поднять стоимость ГСМ внутри страны. Это явилось лишь следствием его дефицита, вызванного увеличением экспортных поставок.

В пользу версии о давлении на канадцев со стороны лиц, претендующих на активы ШНПЗ, свидетельствует факт слишком хорошо организованного возмущения общественности.

Внятного же объяснения со стороны официальных лиц по поводу сложившейся ситуации не последовало. Да и что объяснять, если уже не раз сказано: на бензиновый рынок Казахстана большое влияние оказывает не только конъюнктура, складывающаяся на мировых рынках, но и политика России. Когда наш сосед еще только собирался повысить экспортные пошлины на нефть (а в сентябре это событие состоялось, и теперь в России рекордные пошлины - 180 долларов за тонну), стало понятно, что это грозит для нас всплеском цен на внутреннем рынке, несмотря на то что из России для потребностей внутреннего рынка мы экспортируем бензина совсем немного. Дефицит данного вида топлива совсем небольшой. Но, по информации директора департамента нефтяной промышленности Министерства энергетики и минеральных ресурсов Мусабека Исаева, мы экспортируем приблизительно 15% произведенного бензина на внешние рынки, в первую очередь в Киргизию, и закрываем свою потребность импортом из России, который также составляет 15% от общего объема производства в Казахстане.

Небольшой дефицит сохраняется, несмотря на увеличение производства бензина. В 2004 году в республике произведено 1,9 млн тонн бензина, что на 4,6% больше, чем в 2003-м. Потребность растет тоже, но никто ее точно не измерял. Однако говорить о том, что октябрьское повышение цен было вызвано нехваткой топлива, нельзя.

Другое дело - экспорт бензина на внешние, соседние рынки. В 2004 году энергетическое ведомство отмечало, что из-за большой разницы между ценами на ГСМ внутри Казахстана и за его пределами наблюдается рост экспорта бензина из страны.

Реакция профильного министерства на рост цен неоднозначна. Министр энергетики и минеральных ресурсов Владимир Школьник считает, что раз мы страна с рыночной экономикой, то ценообразование, естественно, не может не зависеть от мировой конъюнктуры цен. В Европе стоимость одного литра бензина уже приближается к полутора евро. В США - уже свыше трех долларов за галлон. То есть цена выросла практически в два раза. "У нас в Казахстане этого не произошло по ряду причин, - заявил г-н Школьник на открытии выставки KEOGE-2005. - Прежде всего потому, что правительство принимает энергичные меры, для того чтобы сдержать рост цен".

Во-первых, министерством ежегодно утверждается график поставок нефти, добываемой различными компаниями, на отечественные нефтеперерабатывающие заводы.

Во-вторых, Минэнерго уже четвертый сезон договаривается с владельцами НПЗ о поставках определенных объемов нефтепродуктов по льготным ценам для проведения посевных и уборочных работ. В этом году, по словам г-на Школьника, более 700 тыс. тонн дизельного топлива для сельхозтоваропроизводителей всех областей поставлено по цене порядка 200 долларов за тонну при рыночной цене более 400 долларов за тонну.

В-третьих, в Казахстане практикуется введение временных сезонных запретов на экспорт дизельного топлива и мазута, а в начале этого лета вводился даже мораторий на вывоз авиационного топлива. Это делается для того, чтобы насытить внутренний рынок. Например, нам необходимо до 2 млн тонн топочного мазута для обогрева школ и социальных учреждений.

"Что касается 80-го бензина, то цена на него поднялась незначительно - всего на 5% за год. Это не больше роста инфляции, и мы удержали ее за счет того, что на нефтеперерабатывающих заводах переработали более 10 млн тонн нефти и создали такие условия, когда предложение бензина этой марки превышает спрос, - говорит министр. - Что касается дорогих марок бензина, то здесь достаточно трудно регулировать, иначе мы превратимся в Госплан". И г-н Школьник не удержался, дал свой совет тем, кто недоволен высокими ценами на высокооктановый бензин: "Покупайте не джипы, а средние машины, как это делают американцы и европейцы, и пересаживайтесь на маленькие "Запорожцы". Не покупайте дорогой бензин, тогда производитель снизит цены!

В общем, официальная позиция на сегодняшний день такова: "Полностью оградиться от всего мира мы не можем".

Национализировать НПЗ

Три имеющихся в Казахстане нефтеперерабатывающих завода работают на неполную мощность и не в состоянии обеспечить внутренние потребности республики в ГСМ. Два НПЗ находятся в частных руках (павлодарский завод принадлежит АО "Мангистаумунайгаз", шымкентский - входит в состав PetroKazakhstan), еще одним, атырауским, через дочернюю структуру владеет "КазМунайГаз".

Павлодарский нефтехимический завод (ПНХЗ) - единственный в Казахстане, который работает по оригинальной, "давальческой", схеме переработки сырья. Дело в том, что завод не занимается как таковой реализацией произведенных нефтепродуктов. По словам заместителя генерального директора по экономике и финансам ПНХЗ Шухрата Данбая, в соответствии с соглашениями и договорами с "давальческими" компаниями завод после получения от них углеводородного сырья работает по "схеме замещения". То есть перерабатывает получаемое сырье в различные виды нефтепродуктов, которые затем вновь передаются "давальческим" компаниям. Организацией транспортировки нефти на завод и продуктов ее переработки потребителям также занимаются "давальческие" компании. При этом мощности завода, по признанию руководства компании, загружены не полностью. Общий объем производства на ПНХЗ в 2004 году составил 2,9 млн тонн.

Основными поставщиками нефти на павлодарский завод являются ОАО "Мангистаумунайгаз" и китайская компания "SNPC-Актобемунайгаз". Продукцию ПНХЗ по территории Казахстана для потребителей реализует сеть АЗС "Гелиос". Свои приоритеты руководство акционерного общества обозначает так: обеспечение потребностей потребителей Казахстана, затем - сельских товаропроизводителей республики и, наконец, экспорт за рубеж.

Генеральный директор Атырауского НПЗ Талгат Байтазиев сразу заявляет о том, что его завод не может повлиять на рост/снижение стоимости бензина. По итогам первого полугодия 2005 года на АНПЗ переработано 1,798 млн тонн нефти. "Но эти цифры никак не могут повлиять на ценообразование на рынке горюче-смазочных материалов. По стране доля АНПЗ не превышает 1% рынка, а по Атырауской области - 10%. АНПЗ покупает нефть по 190 долларов за тонну, бензин продает по 280, дизтопливо - по 220 долларов за тонну. У нас есть 5-6 добропорядочных компаний, которым мы продаем свой бензин", - говорит г-н Байтазиев. По его словам, одни из этих компаний перепродают бензин в регионы страны, другие имеют свою сеть автозаправок и напрямую работают с потребителем.

По словам начальника управления капитального строительства АНПЗ Данияра Тиесова, в настоящее время бензин шымкентского и павлодарского заводов по качеству выше атырауского. Но после завершения проекта реконструкции завод намерен почти в два раза увеличить выпуск автомобильного бензина улучшенного качества - с 326,04 тыс. до 699,50 тыс. тонн в год. Что касается дизельного топлива, то, уверен г-н Тиесов, европейцы будут вставать в очередь за универсальным (и для зимы, и для лета) экологически чистым атырауским дизтопливом.

Наиболее сложная ситуация, в которую примешалась помимо экономики еще и политика, - неясное будущее Шымкентского нефтеперерабатывающего завода. Приобретение компании PetroKazakhstan китайской China National Petroleum Corp. вызвало много вопросов именно из-за того, что ШНПЗ, наиболее современный из отечественных заводов, может перейти к китайцам.

По словам владельцев местных АЗС, при ежемесячной потребности области в 30 тыс. тонн ГСМ, PetroKazakhstan поставил в сентябре на внутренний рынок всего 7 тыс. тонн, отправив при этом на экспорт более 30 тыс. тонн ГСМ. Растет и отпускная цена у оптовиков, через которые ШНПЗ продает свою продукцию. В начале февраля АЗС приобретали бензин А-80 за 330 долларов (АИ-92 - за 366 долларов), в октябре - уже за 535 и 601 доллар соответственно. Здесь уместно вспомнить о том, что в июле этого года в отношении семи казахстанских компаний-дистрибьюторов PetroKazakhstan Астанинским городским судом вынесено решение, в котором констатировался факт их аффилированности. И было принято решение о взыскании в связи с фактом недобросовестной конкуренции 7,48 млрд тенге.

"Заморозков" не ожидается

В России нефтетрейдеры приняли решение заморозить цены после совещания в правительстве в конце сентября, и, как уверяют представители "ЛУКойла", "ТНК-ВР" и других компаний, сделали это "без всяких предварительных условий, не привязывая свое решение к каким-либо решениям правительства". Впрочем, трейдеры признают, что решение о заморозке далось им достаточно легко: розничные цены на бензин и так уже достигли пикового значения, и потенциал их дальнейшего роста в текущем году исчерпан.

Возможное замораживание в Казахстане цен на ГСМ, как это произошло в России, - самый неудачный и неэффективный способ. Во-первых, очевидно, как бы официально ни объясняли этот процесс сами нефтетрейдеры и Министерство промышленности и энергетики России, что замораживание произошло искусственно, по приказу. Поэтому после завершения сроков моратория на повышение цен в начале января произойдет резкий рост цен на бензин - производители будут стараться возместить понесенные за эти месяцы убытки. "Заморозка" - мера все-таки экзотическая для страны с рыночной экономикой. И слова г-на Школьника про то, что государство не будет вмешиваться в рыночные отношения, свидетельствуют о том, что правительство реально оценивает ситуацию и не собирается усугублять ситуацию какими-либо искусственными мерами, которые могут принести облегчение автомобилистам в краткосрочном периоде, но аукнуться в дальнейшем.

Советник президента России по экономическим вопросам Андрей Илларионов, побывавший на днях в Алматы, говорил о том, что "любая цена является результатом сопоставления важнейших экономических вещей - спроса и предложения". "Поэтому, замораживая цены, общество теряет ориентиры, лишается зрения и обоняния, необходимых для экономического организма, чтобы знать, куда идти. Цены - это термометр, и если температура пошла вверх, то болезнь надо лечить, но не путем замораживания термометра", - сказал г-н Илларионов.

Между тем очевидно, что государство, особенно в преддверии выборов, вынуждено изыскивать дополнительные возможности, чтобы если не заморозить, то хотя бы снизить темпы роста розничной цены бензина. Стоимость ГСМ - одна из важнейших составляющих определения уровня инфляции. Учитывая, что в текущем году инфляционный показатель достиг вышепрогнозного показателя, предотвратить инфляционный провал правительство не может. Известный экономист Канат Берентаев говорит, что в себестоимости любого продукта средний показатель топливной составляющей занимает 20%. Так как цены на топливо подскочили, производители будут вынуждены восстанавливать потери за счет повышения цен на свою продукцию. Повышение цен можно предотвратить, увеличив объемы производства, но у населения платежеспособность низкая и спрос недостаточный. Соответственно, цены на все продукты поднимутся на 2-3%.

В начале года Владимир Школьник заявлял о том, что его ведомство рассматривает возможность ввода пошлины на экспорт нефтепродуктов, что поможет стабилизировать и насытить внутренний рынок. Тогда же он дал понять, что эта инициатива уже рассматривалась компетентными государственными органами, и все отметили правильность такой меры. Причем пошлина может быть постоянной или временной - в зависимости от цен на внешнем и внутреннем рынках. Однако этот документ до сих пор гуляет в правительственных кабинетах.

Экономист Ораз Жандосов, в свое время возглавлявший Антимонопольное агентство и при котором разгорелся скандал вокруг дилеров PetroKazakhstan, уличенных в сговоре, полагает, что ведомство поубавило свой пыл в первую очередь потому, что был понижен его статус. Государство, по его мнению, должно определиться: либо вводить регулируемые цены на все горюче-смазочные материалы, либо заявить, что оно не стремится к регулированию цен. Однако правительство ведет двойную игру. С одной стороны, оно говорит, что не собирается регулировать цены, потому как экономика у нас рыночная, с другой - помогает сельхозпроизводителям, что противоречит его заявлениям об отсутствии регулирования. В то же время если оно собирается помогать сельским производителям, то не лучше ли ввести прямое субсидирование, которое более прозрачно, чем поставки ГСМ на рынок по сниженным ценам? Тем более что это делается выборочно, и спрос не удовлетворяется полностью, реализуются какие-то сомнительные схемы. Самая главная проблема - нет внятной бензиновой политики, и это в условиях, когда высока вероятность сговоров, нарушения принципов конкуренции. Рынок нефтепродуктов достаточно важный, поэтому государство должно проводить собственную политику, пусть даже и политику невмешательства.

В этой связи наиболее оптимальными видятся меры по наращиванию объемов производства бензина на отечественных нефтеперерабатывающих заводах. Да, сейчас два из них, в Павлодаре и Шымкенте, принадлежат частным собственникам, которые отнюдь не горят (прежде всего это касается завода в Шымкенте) помогать отечественным потребителям, снижая отпускные цены на ГСМ. Но наметившаяся тенденция пусть и не по национализации, но передаче ШНПЗ в собственность национальной компании "КазМунайГаз", позволяет надеяться, что ситуация с обеспечением бензином внутреннего рынка выправится. Необходимо также вкладывать инвестиции в нефтепереработку, в модернизацию отечественных НПЗ, регулировать тарифы, чтобы повысить заинтересованность нефтяных компаний, разрабатывающих местные месторождения, поставлять нефть на внутреннюю переработку. В принципе, Казахстану нужно усиливать антимонопольное законодательство, чтобы иметь реальные шансы выявлять и наказывать те компании, которые заключают картельные соглашения.

По мнению Каната Берентаева, государству нужно установить среднюю цену, чтобы розничные продавцы получали определенную прибыль: "Тогда количество перекупщиков сократится, и появятся крупные фирмы, которые владеют сетями автозаправок, и они сами, без посредников, будут продавать бензин".

Такой же точки зрения придерживаются в департаменте регулирования деятельности естественных монополий Павлодарской области: нужно отрегулировать деятельность оптового рынка, поскольку в цене бензина 35% составляет маржа оптовиков.

В Министерстве энергетики и минеральных ресурсов пошли по другому пути: с 11 октября до 31 декабря установили запрет на вывоз автомобильного бензина, продемонстрировав тем самым отсутствие даже намеков на системный подход.

В подготовке материала принимали участие Алия Шалабаева, Станислав Песнев и Артур Шахназарян.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики