На пороге бензинового рая

На пороге бензинового рая

Оказалось, что Казахстану для счастья и полной топливной независимости от других нужно немного - неделю-другую побыть в атмосфере бензинового как бы кризиса. Тут и взлет цен на ГСМ, и митинги протеста, и, как следствие, рост социальной напряженности. В этих сложных условиях кабинет министров вспоминает о своих обязанностях и начинает в пожарном порядке искать выход из ситуации. Вводятся экспортные пошлины на нефтепродукты, дабы стимулировать наполнение внутреннего рынка ГСМ за счет сокращения их экспорта из Казахстана, стабилизировать внутренние цены на топливо, увеличить доходную часть республиканского бюджета. Также устанавливается запрет на вывоз ГСМ. Кроме того, нефтетрейдерам в неофициальном порядке предписывается не допускать резких скачков розничных цен на бензин и дизтопливо - новые митинги накануне выборов не нужны.

Интереснее всего получилось в Шымкенте, можно сказать, ключевой точке разразившегося бензинового кризиса. В первые дни истерии ходили жуткие слухи о том, что "где-то в глубинке Южного Казахстана" литр бензина А-80 продавался за 150-200 тенге. При этом живых свидетелей тому, что подобные ценники висели на заправках, так и не нашлось. Но слухи свое дело сделали: сформировали негативный имидж Шымкентского нефтеперерабатывающего завода (ШНПЗ), принадлежащего (пока еще) PetroKazakhstan. И вдруг, после того как " КазМунайГаз" договорился с CNPC, как делить ШНПЗ, цены на заправках резко пошли вниз, став даже меньше докризисных. Вы думаете, завод заработал? Нет, он уже давно вынужден снижать объемы переработки "черного золота", так как большая часть добываемой на Кумколе нефти поставляется одной из российских компаний в счет погашения признанного в судебном порядке долга. Поэтому, собственно, и бензина он выпускал мало. Просто в данном локальном случае задача оказалась решена, и нагнетать дальше страсти вокруг бензина стало неинтересно. На ШНПЗ было решено поставить в ближайшее время дополнительно 400 тыс. тонн нефти, в область направили составы с ГСМ, произведенными на других НПЗ страны.

Но в республиканском масштабе бензиновый кризис все же сыграл свою роль, показав слабую эффективность работы правительства. То, что цены на нефтепродукты будут расти, стало понятно еще в июле-августе, когда похожий процесс начал происходить в России, с которой мы тесно связаны топливно-энергетическими взаимоотношениями (и это не говоря уже о том, что рост цен на нефть и нефтепродукты - общемировая тенденция). Время принять защитные меры были. Но их не приняли. Министр Владимир Школьник ныне сетует на то, что правительство не прислушалось к рекомендациям Министерства энергетики и минеральных ресурсов. Правильно, не прислушалось - потому что ситуация была более-менее стабильна. Зачем прислушиваться?

Теперь вдруг мы узнаем, что в IV квартале этого года, как оптимистично считают в правительстве (и лично премьер-министр Даниал Ахметов), производство бензина по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличится на 36,6%, дизтоплива - на 30%. Помимо спешного введения запретных мер и ограничений кабинет министров прибег к административному давлению - национальной компании "КазМунайГаз" (КМГ) поручено "принять необходимые меры по обеспечению полной загрузки сырьем отечественных НПЗ". Где КМГ изыщет дополнительное сырье - пока непонятно. Ясно одно - поручение будет выполнено, благо компания государственная, и она не может, как, например, PetroKazakhstan, открыто высказывать свое недовольство (или сомнения в успешной реализации задания).

Кроме того, чтобы отрегулировать внутренний рынок нефтепродуктов, антимонопольное ведомство приступило к масштабной проверке субъектов рынка, занимающихся производством, реализацией и хранением нефтепродуктов "на предмет соблюдения ими антимонопольного законодательства". Эта проверка будет проходить во всех регионах республики, что тоже благоприятно скажется на нивелировании последствий кризисной ситуации.

По сути, бензиновый кризис помог разрешить одну немаловажную проблему: как установить государственный контроль над всеми нефтеперерабатывающими заводами страны. До настоящего времени в ведении государства находится только один НПЗ, в Атырау. Судьба ШНПЗ уже практически решена. Остается еще Павлодарский нефтехимический завод, который принадлежит "Мангистаумунайгаз". По словам Даниала Ахметова, сейчас правительство "пересматривает свои взаимоотношения" с этим предприятием. В какую сторону они пересматриваются, г-н Ахметов, правда, уточнять не стал. Высказав лишь собственную убежденность в том, что правительство "достигнет положительных результатов (в переговорах с Павлодарским НХЗ. - Эксперт Казахстан) уже в ближайшее время". Также премьер-министр заявил о том, что "за счет государственного регулирования" динамика объемов переработки нефти на отечественных НПЗ "характеризуется стабильным ростом".

Один из выводов, которое сделало правительство благодаря кризису - необходимость отрегулировать внешнеторговые операции с ГСМ. "Принимая во внимание, что Казахстан связан договорными обязательствами со странами ближнего зарубежья о беспошлинной торговле, ряду министерств поручено разработать порядок экспорта ГСМ, исключающий скрытый реэкспорт нефтепродуктов из стран, входящих в Таможенный союз", - сообщил на заседании парламента г-н Ахметов. Речь идет об установлении соответствующих квот.

Все эти меры, безусловно, хорошие. Но запоздалые. И не оставляет ощущение того, что топливный кризис спровоцировали сами чиновники. Причем не только тем, что не приняли в нужное время нужные законы и постановления. Но и тем, что до сих пор на розничном рынке ГСМ нет четких правил игры. Вернее, они наверняка есть, но в "теневом" сегменте. Рынок топлива практически полностью непрозрачен, раздроблен, понять, где интересы одних игроков пересекаются с интересами других, очень сложно. Поэтому видится, что властям необходимо навести порядок не только в собственном отношении к решению проблемных вопросов (делать это более оперативно и качественно), но и на рынке розничной торговли ГСМ.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?