Интеллектуальная собственность под личную ответственность

Существование системы предварительного патента затрудняет получение авторских прав на отечественные изобретения

Интеллектуальная собственность под личную ответственность

Диверсификация экономики на протяжении последних двух лет, наверное, самая модная тема среди государственных чиновников разного уровня. Программа индустриально-инновационного развития Казахстана может претендовать на национальную идею. Разговоры об интеллектуальной собственности докатились до школьных дворов. Такой идеологический прорыв в нашем обществе можно сравнить разве что с показателями экономического роста как в количественном, так и в качественном эквиваленте. Цифры замечательные, а вот реальный сектор немного подводит. Для начала немного статистики.

Ничтожные цифры

В 2004 году Казахстан инвестировал в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) 107,2 млн долларов. Сумма в масштабах нашей экономики весьма солидная - она в три раза выше показателей 1999 года. Но если выйти на макроэкономический уровень, то весь оптимизм улетучивается: один Ford Motors тратит на НИОКР 7,4 млрд долларов. Американскому гиганту выделенных Казахстаном средств на исследование новых технологий хватило бы на неделю, если не считать выходных.

Количество внедренных инноваций в Казахстане настолько ничтожно, что этих цифр мы не найдем в официальных сводках. Из 50 промышленных предприятий в республике только одно занимается разработкой и внедрением нового продукта или производственного процесса. В основном это иностранные компании, осуществляющие свой бизнес на нашей территории. Зато по количеству изобретений на душу населения страна занимает почетное третье место в СНГ после России и Украины.

Небольшой спрос на know-how породил тенденцию сокращения научных кадров. За 10 лет количество ученых сократилось с 41 тысячи до 17 тысяч. И, как следствие, на международном уровне нас отнесли к разряду научно-технических маргиналов. Пресловутый индекс KEI - показатель применения знаний в экономике, разработанный в рамках оценки знаний Всемирным банком, ставит Казахстан ниже Туниса и Колумбии. Это те страны, где фундаментальной науки никогда не было. По уровню применения знаний международные аналитики сравнивают Казахстан с Кенией и Монголией. Объективность таких оценок, конечно, можно оспоривать, но ими пользуются макроэкономисты всего мира.

На совести бизнесмена

В такой деградирующей научно-технической среде и развивалась отечественная патентная система, которая призвана оформлять и регулировать права на интеллектуальную собственность. Как ни крути, но интеллектуальная собственность на изобретение является ядром индустриально-инновационного развития и представляет собой объект промышленной собственности. И с этим в отечественной патентной системе достаточно много неопределенностей. Наиболее непонятная из них - это предварительный патент.

Предварительный патент - обязательное звено для юридического закрепления авторства изобретения в Казахстане. Документ, виртуозность которого по достоинству могут оценить только бывалые бюрократы. Предпатент на изобретение выдается после формальной экспертизы заявки, которую проводит Национальный институт интеллектуальной собственности Казахстана. Экспертиза в самых общих чертах такова: проверка технических документов и правильность заполнения заявки. Такие критерии, как промышленная применимость, новизна и изобретательский уровень, не учитываются. Если все заполнено правильно, заявитель получает документ на свой риск и ответственность. При такой ситуации на одно изобретение в Казахстане можно получить два и более предпатентов, их количество ограничено только числом заявителей. Юридическая сила обязательного документа вызывает массу вопросов.

Патентный поверенный Толеш Каудыров стоял у истоков патентной системы Казахстана, и с его легкой руки предпатент вот уже 13 лет как функционирует. "Предпатент был нужен в период становления патентной системы. 1992 год - это было время товарного голода. И предполагалось, что наши предприниматели могли позаимствовать идеи у богатых зарубежных государств. Мы давали заявителю предварительный патент, чтобы он налаживал производство и насыщал рынок, - вспоминает он. - Да, фактически мы допускали плагиат, использование чужой интеллектуальной собственности. Но при условии, что риск ложился на заявителя. И в первом, и во втором, ныне действующем, законе говорится, что предварительный патент выдается на риск и под ответственность заявителя. Его предупреждали, что может прийти настоящий владелец интеллектуальной собственности. Тот, у кого ты, мягко говоря, позаимствовал, может потребовать признания твоего предпатента недействительным. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. В 1999 году эта система нам понравилась, и мы продлили действие предварительного патента еще на три года".

Самый главный вопрос - как предпатент, допускающий возможность покушения на чужую собственность, может вписываться в правовые рамки Всемирной торговой организации. Одним из условий вступления в ВТО является ратификация Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Для выполнения обязательств в сфере регулирования прав интеллектуальной собственности Казахстану необходимо адаптировать национальное законодательство в области охраны прав интеллектуальной собственности под правовой формат ВТО.

Пациент скорее мертв, чем жив

Но на этом вопросы с предпатентом не заканчиваются. Согласно Патентному закону Казахстана предварительный патент, так же как и патент "полноценный", обеспечивает патентообладателю охрану права собственности при условии, если последний оплатит выдачу охранного документа и будет ежегодно производить оплату за его поддержание. То есть владелец предварительного патента, так же как и владелец патента на изобретение, имеет право использовать объект промышленной собственности по своему усмотрению и право на судебную защиту предпатента.

В Гражданском же кодексе страны нормы, касающиеся прав, предоставляемых предпатентом и патентом, изложены несколько иначе. Патентообладателю принадлежит исключительное право использования защищенного патентом изобретения, полезной модели, промышленного образца по своему усмотрению (п. 1 ст. 992 ГК). Нарушением исключительного права патентообладателя признается использование объекта, охраняемого патентом на изобретение (п. 3 ст. 992 ГК). Охрана изобретения действует с момента подачи заявки в патентный орган, а судебная защита прав может быть осуществлена лишь после выдачи патента. В случае отказа в выдаче патента охрана считается ненаступившей. И ни одного слова о предпатенте в данных статьях нет. Если вы пойдете в суд со своим или чужим предпатентом, решение будет зависеть от того, что выберет судья, Гражданский кодекс или Патентный закон.

Если предпатент фактически не обладает гарантированной юридической силой, то зачем он нужен? "В первом законе была альтернатива: хочешь получай предварительный патент, хочешь не получай, - говорит Толеш Каудыров. - Альтернатива не была прописана, но не была и запрещена. Не было записи об обязательном получении предварительного патента. Можно было сразу подавать документы на патент, минуя стадию предпатента. Если бы этой "обязательности" не было, система предпатента могла существовать и дальше. Есть масса мелких изобретений, которые никакой коммерческой ценности не представляют, но люди все равно что-то придумывают, и это надо как-то обозначать. Экспертиза же стоит очень дорого, так как необходимо проверить мировые фонды изобретений. Предварительный патент можно приравнять к публикации".

Многие заявители даже не пытаются проходить экспертизу, а довольствуются малым. Например, предпатента достаточно для того, чтобы отметить, что есть научная публикация для сдачи диссертации. Были такие примеры, когда выдавали предпатенты на уже известные во всем мире изобретения. Анализ годовых отчетов и публикаций в официальных бюллетенях показывает, что половина выданных предварительных патентов прекращает свое действие раньше срока. Чаще всего заявители оплачивают только получение предварительного патента и в дальнейшем его не поддерживают.

Возможно, такой подход демонстрирует гуманное отношение ко многим научным работникам, нуждающимся в публикациях, но он как палка в колесах для реальных изобретателей. Срок выдачи предпатента в среднем затягивается на 2 года. Это время уходит на формальную экспертизу, и только после получения предварительного патента в Казахстане можно подать заявку на экспертизу по существу, когда проверяют на промышленную применимость, новизну и изобретательский уровень. В результате гарантированное право на интеллектуальную собственность нужно ждать иногда до 6 лет с момента подачи заявки. Такой срок никак не вписывается в современные реалии жизни. К примеру, средний инновационный цикл от ноу-хау до инновационного продукта длится 3 года. Излишняя рутина по выдаче охранных документов отбивает желание изобретателей получать право на интеллектуальную собственность, закрепленное национальным патентом. Если в начале 90-х годов количество выдаваемых ежегодно патентов приближалось к 500, к концу 90-х - к 300, то в новом тысячелетии их всего около 200 в год.

Вместе с тем количество ежегодных заявок на изобретения неизменно растет. И если мерить изобретательскую активность предварительными патентами, то Казахстан и впредь не уступит почетного третьего места по количеству изобретателей на душу населения среди стран СНГ. А вот показатели внедрения изобретений на душу населения уже не в статистической компетенции патентной системы Казахстана. Конечно, те, у кого есть финансовые возможности, обращаются к услугам международных патентных систем, к примеру, евразийский патент можно получить в течение 1,5 года. Но у нас, к сожалению, платежеспособных изобретателей так же мало, как и инновационных продуктов. А без патента изобретение - это как песня без звука, инвесторы при всем желании его не оценят. Проблемы с отечественным патентованием осознали в Министерстве юстиции. В сентябре этого года заместитель председателя комитета по правам интеллектуальной собственности при Минюсте Азамат Амиргалиев заявил журналистам, что "та патентная система, которая в настоящее время существует, не вполне отвечает реалиям сегодняшнего дня". Ее обещают сделать проще и эффективней. Но смущают сроки - правительственная программа реформирования патентной системы в Казахстане, разрабатываемая в Министерстве юстиции, рассчитана до 2010 года. К тому времени желающих получить казахстанский патент на изобретение попросту может не остаться.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики