Ложь, большая ложь и история

Украинский историк пытается развенчать партизанское движение на Украине во время Великой Отечественной войны, доказывая, что оно было одним из проявлений воюющего сталинизма. Получается пародия на науку

Гогун Александр. Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941—1944
Гогун Александр. Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941—1944

Работа над историческим трудом состоит из многих этапов, но начинается она с определения, возможно, какого-то внутреннего, неартикулированного отношения к предмету изучения, естественным образом влияющего на дальнейшее исследование. Александр Гогун явно не говорит о предпосылках своего отношения к теме, но мы можем судить о них по некоторым косвенным данным, которые способен заметить даже не очень внимательный читатель.

Чтение книги всегда начинается с просмотра ее содержания. И когда уже в нем вы видите разделы: «Разбой», «Пьянство», «Разврат», которые должны охарактеризовать состояние дисциплины в партизанских отрядах. Когда автор уже в самом начале книги, характеризуя соотношение сил в начале войны, пишет о сравнительно небольшом (!) и плохо вооруженном (!) Вермахте. Когда уже по ходу чтения узнаешь, что руководители партизанских отрядов и подпольщиков — сплошь представители ожиревшей номенклатуры или НКВД, одно название которого должно, видимо, вызвать у читателя чувство если не брезгливости, то неприятия. И, наконец, когда уже в последнем абзаце читаешь, что партизаны — одно из проявлений воюющего сталинизма, то понимаешь, что для автора эта война, что называется, не его. Что у него нет чувства эмоциональной сопричастности с людьми, которые в чрезвычайных условиях и с величайшей самоотверженностью сражались, в конце концов, за свободу, в том числе и будущей самостийной Украины, и победили. (А украинскому историку следовало бы помнить, что Украина в ее современных границах, столь чаемых поколениями украинских националистов, тоже результат победы в 1945 году.)

Ощущается явная неприязнь автора к героям повествования. Очень точно отражает содержание книги и ее суть отзыв на обложке из журнала «Посев» некоего Александрова. Его мы процитируем несколько подробнее, чем сделали оформители книги: «Если советские историки рассматривали партизанскую войну как своеобразный народный резистанс против нацистских оккупантов… то Гогун убедительно развенчивает [этот] миф… Военно-политическая, диверсионная и террористическая деятельность советских партизан оказывается еще одним наглядным результатом совершенно безжалостной войны, в первую очередь к своим соотечественникам, которую вела сталинская партийная номенклатура в 1941–1945 годах за сохранение своей власти… По сути, сталинские партизанские формирования представляли собой спецподразделения силовых и карательных структур…» Чтобы нас не заподозрили в пристрастности, мы сознательно передали слово для характеристики книги Гогуна именно журналу «Посев», который представляет тех, кто во время войны выступал на стороне Власова и до сих пор защищает его предательство. Показательно, что автор такого издания явно увидел в Гогуне своего единомышленника.

Стоит только заметить, что, как ни относись к сталинской номенклатуре, в той войне она боролась не только за сохранение своей власти (видимо, по мнению и Гогуна, и Александрова, она должна была передать ее нацистам), но и за свободу всей Европы и мира. И это, что называется, объективная реальность.

Один из главных упреков Александра Гогуна в адрес партизанского движения — жестокость, даже бандитизм, и моральное разложение. Но, во-первых, основной объем свидетельств об этом, подобранных автором, — это документы нацистов и украинских националистов, в объективности которых приходится сильно сомневаться. Во-вторых, при той массовости, которая отличала партизанское движение на Украине, в него не могли не попасть люди самых разных нравственных достоинств. Характер войны определяется не поведением отдельных военнослужащих, а ее целями. В-третьих, война действительно приняла столь чудовищно ожесточенный характер, что о милосердии в ней трудно было говорить. После случившихся уже в первые дни и месяцы массовых погромов и расстрелов сотен тысяч мирных жителей, в которых принимали участие не только немцы, но и сторонники ОУН и других украинских националистических организаций, о каком уважении к противнику, о каких правилах ведения войны, к которым апеллирует Гогун, можно было говорить? После Бабьего Яра и сотен других яров, какого противника надо было уважать? Видимо, сильно уважали противника наши союзники, когда уничтожили ковровыми бомбардировками, скажем, Дрезден в конце войны.

Естественно, что при таком отношении к предмету исследования автор не находит не то что каких-то слов о героизме и самопожертвовании, но даже такого слова, как самоотверженность. А ведь без этих слов невозможно охарактеризовать действия многих тысяч людей, во вражеском тылу осуществлявших грандиозные военные операции, масштаб которых, кстати, признает и автор «Сталинских коммандос». Тем более невозможно без этих слов охарактеризовать, скажем, поведение участников «Молодой гвардии» из Краснодона, о которых Александр Гогун упоминает мельком и в оскорбительно ироническом тоне. И ясно почему. Существование такой организации противоречит его концепции, изложенной Александровым, и утверждению самого Гогуна о том, что партизанские отряды на Украине в подавляющем большинстве своем были просто спецподразделениями НКВД или армии. А ведь таких самодеятельных организаций и отрядов, как «Молодая гвардия», было достаточно много, что, конечно, не умаляет роли советских и партийных органов в формировании партизанского движения, но о представителях такого «народного резистанса» Александр Гогун не написал ни слова. Ведь они противоречат его «научной» концепции и отношению к войне. Собственно, это и называется фальсификацией истории.

Гогун Александр. Сталинские коммандос. Украинские партизанские формирования, 1941—1944. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. — 526 с. Тираж 1000 экз.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом