Держать марку

Правительство предприняло очередную попытку вывести производство алкогольной продукции из тени. Но станет ли обязательная с 1 сентября учетно-контрольная марка при реализации винно-водочных изделий стимулом для легализации - еще вопрос

Держать марку

Проблема сбора акцизов от оборота алкогольной продукции на протяжении многих лет не поддается решению. Несмотря на усилия законодательной и исполнительной власти, почти половина объема вина и водки производится в теневом секторе. От чего государственный бюджет, по данным налогового комитета Министерства финансов, недополучает 2-2,5 млрд тенге. Причем речь идет не столько о подпольных, нелегальных цехах, сколько о сокрытой от налогов продукции легальных заводов. Любопытно, но, по данным Агентства РК по статистике, в 2003 году произошел настоящий обвал алкогольного рынка. Так, по статданным, производство спирта, водки и ликероводочных изделий неуклонно увеличивалось с 2000 года. В 2002 году оно составило 63,757 млн литров, а в 2003 году внезапно упало почти вдвое - до 34,629 млн литров. Вразумительных объяснений этому событию так никто и не дал.

На сегодня алкогольный рынок в стране представлен 119 предприятиями, из них 86 - ликероводочные заводы разной мощности, 20-25 из которых наиболее крупные. Практически все работают на треть мощности, поскольку рынок сбыта ограничен. Однако едва ли не каждый аким желает иметь у себя на территории заводик по производству алкогольной продукции. Можно было бы предположить, что это стремление глав регионов объясняется заботой о местном бюджете - ведь акцизы переданы на местный уровень, если бы не сомнительное их администрирование. По разным оценкам, в теневом обороте находится от 30 до 50% производства спирта, водки, вина.

Государством предпринимались шаги по урегулированию ситуации на алкогольном рынке - от приватизации предприятий, принятия различных законов, введения в 2003 году акцизных марок до поэтапного снижения акцизов в 2004-2006 годах. Алкогольный рынок четко реагировал на изменение акцизных ставок: при их понижении легальное производство увеличивалось, при увеличении - уходило в "тень".

По словам председателя налогового комитета Минфина Марлена Искакова, "за 4 года планы по сбору акцизов никогда не исполнялись. Это говорит о том, что производители алкогольной продукции находят средства и методы уходить в тень. Частный бизнес всегда более эффективен во всем: как в освоении капитала, так и в способности адаптироваться к новым условиям. Бизнес делает все, чтобы максимизировать прибыль. А наша задача - улучшить администрирование акцизов".

По данным Агентства по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями РК, в республике практически свободное хождение наряду с подлинными акцизными марками имеют и фальсифицированные, как правило, китайского производства, отличить которые от подлинных визуально, невооруженным глазом, практически невозможно. В данном случае схема работы следующая: налоговые инспектора должны отправить подозрительную акцизную марку на экспертизу. Результат, как правило, известен через две недели, после чего, в случае необходимости, предпринимаются соответствующие меры. Однако здесь слишком большую роль потенциально может играть человеческий фактор. Хозяин торговой точки может "уговорить" налоговиков не отправлять сомнительную "акцизку" на экспертизу или, что еще лучше, вовремя узнать о грядущей проверке и на время прекратить торговлю.

"Любая система, основанная на человеческом факторе, обязательно даст сбой", - убежден Марлен Искаков.

Понятно, что систему контроля нужно было менять. Налоговый комитет изучил мировой опыт и остановился, в частности, на российской модели применения учетно-контрольных марок, устанавливающей сквозной контроль на всех этапах движения алкогольной продукции - от производства до конечного потребления.

Уникальная УКМ

Учетно-контрольная марка (УКМ) - документ строгой отчетности. Она представляет собой специальную наклейку в виде голографического символа, текста, штрихового (PDF) кода или их сочетания, предназначенную для идентификации алкогольной продукции с целью учета и осуществления контроля за ее оборотом.

Налоговые комитеты по областям и городам Астане и Алматы собирают заявки "на приобретение учетно-контрольных марок от производителей и импортеров не позднее чем за два месяца до наступления нового календарного года. Для импортеров алкогольной продукции нужна еще и нотариально заверенная копия внешнеторгового контракта. Налоговый комитет размещает заказ на изготовление учетно-контрольных марок у их поставщика. Им является российская фирма - федеральное государственное унитарное предприятие "НТЦ Атлас". По заверениям налоговиков, с момента подачи заявки и до получения УКМ должно пройти не более 2 суток.

Учетно-контрольная марка несет в себе несколько видов информации, в том числе: наименование производителя, его РНН, юридический адрес, фактическое местонахождение, вид продукции, крепость, дату розлива, кому реализуется продукция. Все это изображено в виде криптографического штриха. Каждая бутылка согласно этой информации - единственная и неповторимая, что и проверяют с помощью портативного сканера и ноутбука инспектора. Сканер считывает штрих-код, сличает с базой данных в компьютере и в течение 5 секунд выдает результат.

По мнению руководителя налогового комитета, огромное достоинство этой системы в том, что, еще не зная результата, инспектор заносит данные в информационный блок компьютера и повлиять на них никак не может. Акты проверок автоматически вводятся в систему электронной контрольной налоговой отчетности.

Применение учетно-контрольной марки основано на ответственности не производителей, а реализаторов алкогольной продукции. В случае отсутствия или наличия поддельной УКМ пострадает продавец. И волей-неволей он вынужден закупать продукцию с наличием необходимых акцизных и учетно-контрольных марок. По мнению налоговиков, система позволит решить три основные задачи. Во-первых, защитить легальную продукцию от фальсификации и обеспечить возможность мгновенного определения легальности происхождения за счет считывания информации, которую несет учетно-контрольная марка. Во-вторых, обеспечить сквозной учет, то есть полный контроль над оборотом алкогольной продукции. В-третьих, исключить влияние человеческого фактора на результаты проверок, уменьшить степень коррупции. "Чего мы достигаем? - рассуждает Марлен Искаков. - Тех, кто находится в тени, мы заставляем, если они не хотят становиться добросовестными игроками, повышать затраты на недобросовестную работу. То есть расходы, чтобы уходить от легальной работы в рамках законодательства, увеличиваются".

Для контроля налоговой службе, конечно, потребуются дополнительные затраты на ноутбуки и сканеры. Однако предполагаемая фондоотдача системы, по их данным, составит 6,45 тенге на 1 вложенный тенге. "У россиян после введения УКМ в три раза увеличилось поступление в бюджет акцизов на алкогольную продукцию. Если мы хотя бы половину теневого рынка выведем в легальный оборот, это будет большой успех. Наша мечта, чтобы легальным стало 80% производимой продукции", - говорит Марлен Искаков. Налоговики полагают, что бюджет получит дополнительные 1,5-2 млрд тенге от акцизов на алкогольную продукцию, не считая мультипликативного эффекта.

Двоякие оценки

Система применения УКМ начала работать с 10 декабря прошлого года, но до 1 сентября 2005 года режим был добровольным. Несмотря на это, акцизов собрано 4,5 млрд тенге при прогнозе 4,2 млрд - на 13% больше. "За девять месяцев предприятиями - производителями и импортерами алкогольной продукции получено 177 млн штук УКМ. Акцизных марок за аналогичный период прошлого года было выбрано 135 млн. Мы воспринимаем эту разницу в 23% как размер легализованного рынка, - пояснил председатель налогового комитета. - Потому что сейчас многие и продавцы, и производители говорят, что система начала доставлять им головную боль. Сегодня розничные торговцы отказываются брать у производителей контрафактную продукцию".

Примерно с 10 сентября налоговики начали проводить проверки на наличие и подлинность УКМ. За полтора месяца проведено 3690 проверок, по результатам которых в финполицию передано 328 материалов, в суд - 208 материалов. "Должна быть налоговая культура с обеих сторон. Сегодня критике подвергаются лишь налоговики, что не совсем справедливо. Налоговая культура должна быть и у предпринимателей", - считает г-н Искаков.

Оптимизм налоговиков разделяют не все. Председатель комитета по обороне и безопасности мажилиса парламента Серик Абдрахманов уже второй депутатский срок "воюет" с теневым рынком алкогольной продукции. Не одобряя передачу сбора акцизов на местный уровень, он говорил о выводе из-под контроля производства спирта и винно-водочных изделий. Поэтому на введение УКМ смотрит скептически: "Что бы мы ни клеили, в какие бы розовые цвета ни окрашивали "водочники" свои намерения, водка производилась и будет производиться в тени. Зачастую владельцами винно-водочных заводов по документам числятся простые грешные, безродные лица. Истинные хозяева, "водочные короли", сидят высоко, ничего и никого не боятся. Когда неопытные проверяющие пытаются проявить принципиальность, они на себе чувствуют ответную реакцию. Вряд ли какие-то общепринятые меры помогут вывести из тени больше того, что позволят "водочные короли". Это очередная игра, имитация бурной деятельности".

"Правоохранительные органы зачастую знают, где выпускают контрафактную продукцию, куда она идет. Все должно работать в комплексе - и проверки импорта, и проверки в рамках оперативно-розыскной деятельности, когда выявляются точки изготовления контрафактной продукции, освещение в СМИ, постоянная работа с общественным мнением. Но как часть решения проблемы введение УКМ допустимо", - считает исполнительный директор ассоциации предпринимателей Карагандинской области Гульнар Курбанбаева.

[inc pk='503' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?