О любви

Два фильма, снятых в одно и то же время на Западе и Востоке, по-разному отвечают на вопросы, что такое любовь и какими стали отношения между мужчиной и женщиной в современном мире

О любви

Две картины, представленные на Евразийском фестивале, были посвящены философии любви. Их названия говорят сами за себя. "Любовь" - иранского режиссера Мохсена Махмальбафа (в западном прокате она вышла под названием "Секс и философия") и "Любовь идиота" испанского режиссера Вентуры Понзы. Обоих авторов интересует вопрос: чем стала любовь сегодня? Какие черты она обрела в современном мире? Если у Понзы любовные отношения становятся частью современной западной реальности, где актуальны проблемы индивидуальной свободы и одиночества, секса и смерти, то история любви Махмальбафа получилась по-восточному романтичной и оторванной от жизни.

В отличие от "Секса и философии", на первый взгляд Amor idiota выглядит циничным и пресыщенным откровенными шокирующими сценами. Но затем замысел режиссера начинаешь понимать. Секс дан нарочитой гиперболой, а циничность фильма превращается в здоровую иронию. Если картина Махмальбафа, начинаясь с поэтических сцен, заканчивается убийственной прозой, то у Понза начало, да и почти весь фильм подчеркнуто циничны, а ближе к концу он вообще становится сочувственно-трогательным. В "Любви идиота" все вращается вокруг личности персонажей, их внутреннего выбора, сложности и даже извращенности души главного героя, причисляющего себя к "идиотическому" братству, его глубокомыслия и экстравагантных поступков, а также равноценной борьбы мужского и женского характеров в водовороте затягивающей, но исцеляющей страсти.

Несмотря на оторванность от жизни, "Любовь" Махмальбафа все-таки улавливает одну важную черту традиционного Востока - мифопоэтизированность социально-половых ролей. Женщина - это собирательный образ, нежный цветок, манящая гурия, в общем, персонаж средневековой притчи, вряд ли способный понять, что такое любовь в действительности. А мужчина, напротив, странник, беспокойный философ, искатель суфийской истины любви. Недаром в одной из красивейших сцен юные танцовщицы в голубых платках на волнующих бедрах (слетаясь, словно бабочки на пламя), покачиваясь в танце, следуют за своим учителем.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики