Лифт на ремонте

Редакционная статья

Лифт на ремонте

Как правильно заметил один наших собеседников, главная перестановка на прошлой неделе случилась не в правительстве. Серик Ахметов известен как технократ. Карим Масимов также начинал премьерствовать как технократ. Так что, возможно, мы увидим, что называется, ту же пьесу, только в другой постановке. Итак, главная замена произошла не в правительстве, а в администрации президента.

Аслан Мусин переведен на должность руководителя Счетного комитета. Практически все комментаторы расценили это как понижение. В Казахстане вообще-то так не принято. Весомые фигуры у нас обычно перемещают на сравнительно «весовые» позиции — и лишь в ходе следующей рокировки они скатываются вниз по карьерной лестнице или достойно по собственному желанию удаляются из формальной системы, получая какой-нибудь декоративный пост вроде советника президента.

Однако мнение комментаторов основывается на том, что из себя представлял Счетный комитет все последние годы. Орган этот добросовестно находил и обнародовал случаи хищения государственной собственности либо крайне, по его мнению, их напоминающие. Однако, что совершенно удивительно, за этим практически никогда не следовало никакой кары. Это вам не ОБХСС. В данный момент Счетный комитет — это некий лев из папье-маше. Который еще и грозно рычит, но не кусается совсем. Свои данные Счетный комитет, по идее, должен был бы передавать в прокуратуру или финполицию. И, может быть, так и делает. Но явных результатов не видно.

Трудно сказать, почему так сложилось. Возможно, это тот случай, когда не место красит человека, а человек — место. В том смысле, что здесь нужен руководитель, который умеет не только хорошо считать. Приход Аслана Мусина возможно — подчеркнем это слово — придаст реальной значимости этому контрольному органу. И позволит ему зажать в угол некоторых своих врагов. Сам г-н Мусин является сторонником жестких мер (к слову, именно эта склонность к жестким, слишком прямолинейным решениям его и подвела), курировал силовиков — и, следовательно, тесно общался с ними. Так что теперь дел, похоже, будет возбуждаться больше и даже часть из них начнет доходить до суда.

Впрочем, есть, конечно, некая ирония в том, что человека, протеже которого обвиняются в коррупционных преступлениях — имеются в виду Жаксылык Доскалиев и Бергей Рыскалиев — назначают главой Счетного комитета, грозой коррупционеров.

Вместе с тем внутренняя политика явно требует раскручивания гаек. Там, где их еще не сорвало. И тут Карим Масимов может оказаться подходящей фигурой. Перед ним стоит более узкий круг задач, чем в то время, когда он был председателем правительства, но не менее важных. А пожалуй, и более, потому что от того, как они будут решены, зависит жизнеспособность ни много ни мало всей системы. Речь идет о терроризме, о трудовых конфликтах, о коррупции. Причем не столько об искоренении, например, терроризма — это процесс совсем не одного дня, — сколько о восстановления реноме власти. В результате целой серии инцидентов граждане начали сомневаться в том, что государство выполняет свою функцию охраны их спокойствия. Г-н Масимов должен выправить ситуацию. Возможно, с помощью Twitter, возможно, еще как-то — но так, как он умеет. В долгосрочной перспективе борьба с терроризмом очень жестко завязана на поддержание чувства удовлетворенности, наличие возможностей в стране. Трудно сказать, насколько г-н Масимов сможет на это повлиять, но именно он в свое время делал публичные заявления по поводу необходимости наладки у нас «социальных лифтов». Так что теперь он сможет взяться за их устройство лично.

Что же до Серика Ахметова, в ближайшее время он будет явно двигаться в заданном еще до него направлении. А когда наберет вес, тогда, может быть, мы узнаем, что он из себя представляет в действительности.