Заработать на атоме

Компания "Казатомпром" имеет реальные шансы стать крупнейшим экспортером природного урана. Сбыт продукции на ближайшие 10 лет гарантирован: на урановом рынке спрос еще долго будет превышать предложение

Заработать на атоме

Высокие цены на углеводороды заставляют многие страны обратить взоры на освоение мирного атома. Природный уран превращается в стратегический продукт глобальной экономики. О строительстве новых атомных электростанций (АЭС) объявили Индия, Китай, Иран. На долю развивающихся стран придется основной рост потребительских мощностей атомной энергетики. Так получилось, что страны оказались в разных технологических укладах: одни уже вкушают плоды постиндустриальной эры, другие переживают индустриальный кураж. Но за индустриальное удовольствие нынче приходится платить втридорога: дорожающие традиционные энергоносители мешают успешному развитию экономик.

Утолить урановый голод

Нефть стала явным инструментом глобального экономического влияния, рынок углеводородов попал в невидимые руки крупных игроков - ценообразование проистекает не из равновесия спроса и предложения, а из чьих-то стратегических интересов, о чем свидетельствуют многочисленные заявления ОПЕК, что нефти добывается больше, чем потребляется. Понятно, что высокая цена на нефть, надолго застрявшая в диапазоне 40-60 долларов за баррель, с легкостью перебьет динамику роста производства, к примеру, Индии или Китая, вынужденных импортировать "черное золото". США, Япония, ЕС от нефтяного кризиса себя застраховали - в их экономиках энергоемкая продукция существенной доли в ВВП не имеет.

Для бурно развивающихся стран атомная энергетика может стать хорошим способом получения независимости от глобальных энергетических манипуляций. Стоимость электроэнергии, вырабатываемой АЭС, напрямую не связана с энергоносителями. Даже если цена на ядерное топливо возрастет в два раза, электроэнергия подорожает всего на 9%.

Интерес к атомной энергетике разбудил дремлющий урановый рынок - за два года цены на уран выросли в три раза. И это не предел. В начале ноября инвестиционный банк Merrill Lynch сделал любопытные прогнозы: стоимость долгосрочных контрактов на поставку урана в 2010 году ожидается на уровне 31 доллара за фунт. Это в два раза превысит текущий уровень - 15 долларов за фунт урана. Причина роста цен - ожидание дефицита топлива для АЭС.


Мухтар Джакишев

Данная ситуация на рынке очень благоприятна для Казахстана. Имея огромные запасы урана, республика не располагает своими АЭС, урановая добыча целиком ориентирована на экспорт. И чем выше поднимутся цены на сырье для атомной энергетики, тем больше заработает казахстанский бюджет. В прошлом году общий объем добычи в Казахстане составил 3719 тонн урана (9,4% мировой добычи), что позволило нашей стране войти в тройку крупнейших экспортеров природного урана после Канады (29,2%) и Австралии (22,6%). Если национальная компания " Казатомпром" выполнит заложенные в стратегии развития плановые показатели (увеличение к 2010 году объемов добычи до 15 тысяч тонн), Казахстан должен стать мировым лидером среди поставщиков урана.

Засекреченный рынок

Урановый рынок - понятие весьма специфичное в силу своего двойного назначения. Сколько добывается и сколько продается природного урана в действительности, наверное, не знает никто. Любая страна, имеющая отношение к атомному оружию, не заинтересована в раскрытии информации. Но, по оценкам международных организаций, в ближайшие годы рынок столкнется с серьезным урановым дефицитом. По данным американской компании International Nuclear Inc, с 1985 по 2003 год коммерческие запасы урана в мире сократились на 50%. На шахтах добыто около 55% всего урана, использованного в 2003 году.

Складские запасы урана - основной источник покрытия дефицита - резко истощаются. Дестабилизация уранового рынка - отголосок "холодной войны". После развала СССР сотни тонн обогащенного урана, предназначенного для военных целей, пошли на обеспечение деятельности АЭС. По соглашению с правительством США Россия обязалась продавать ежегодно, до 2013 года, 24 млн фунтов урана, извлеченного из ядерных боеголовок, компаниям в США, Европе и Азии (Договор ВОУ-НОУ). Соглашение стало частью американской государственной программы по оказанию финансовой помощи России в утилизации ядерного оружия. Через несколько лет после его подписания увеличившееся предложение урана привело к тому, что в конце 2000 года цены упали до 6,40 доллара за фунт. Такая низкая цена не позволяла покрывать себестоимость производства многих добывающих компаний. Буквально за пять лет из 400 действующих рудников осталось 35. Это привело к появлению дисбаланса между добычей урана и потребностями атомных станций.

В то же время реакторные потребности в природном уране будут возрастать. По прогнозу Всемирной ядерной ассоциации, с 2004 года по 2010-й спрос на уран с 66,7 тысячи тонн возрастет до 74, 8 тысячи тонн. В 2010 году на рынок поступит на 5,7 тысячи тонн меньше урана, чем будут потребности реакторов в этом же году. Суммарный дефицит урана с 2004 по 2010 год составит около 16 тысяч тонн урана. По оценкам специалистов "Казатомпрома", мировая атомная энергетика через пять лет начнет ощущать физический дефицит урановых поставок, когда складские запасы перестанут поступать на рынок.

По оценкам МАГАТЭ, вклад ВОУ-НОУ в обеспечение потребностей ориентировочно составит 12,4 тысячи тонн. Складские запасы фактически на рынок не ориентированы, так как находятся у производителей и потребителей и служат для производственных нужд. Когда цена идет вверх, потребители придерживают запасы, чтобы в дальнейшем не пополнять их по более высокой цене. Вклад запасов в обеспечение потребностей мировой атомной энергетики в соответствии с прогнозами МАГАТЭ в 2010 году оцениваются в 2770 тонн. Непосредственное поступление природного урана из месторождений по прогнозам "Казатомпрома" составит 48,014 тысячи тонн.

Казахстанский прыжок

В Казахстане сосредоточена примерно пятая часть мировых запасов урана. Общие запасы - порядка 1,5 млн тонн. Из них около 1,1 млн тонн можно добывать методом подземного выщелачивания: уран, не поднимая на поверхность, извлекают по трубам с помощью кислоты. Эта технология сейчас применяется на всех урановых месторождениях Казахстана.

Президент компании "Казатомпром" Мухтар Джакишев говорит, что скважинное выщелачивание - наиболее привлекательный способ добычи урана с точки зрения упрощенности технологических операций. При нем не происходит изменения геологического состояния недр, так как не производится выемка горно-рудной массы. Общая поверхность земли, занимаемая полигоном подземного выщелачивания и перерабатывающим цехом для получения 500 Мт U/год U3O8, в 3-4 раза меньше площади, занимаемой типичным гидрометаллургическим заводом этой же производительности.

В процессе скважинного выщелачивания в подвижное состояние переходит и выводится на поверхность менее 5% радиоактивных элементов, по сравнению со 100% при традиционных способах добычи урана. Отпадает необходимость строительства хвостохранилищ для хранения отходов с высоким уровнем радиации. Установлено, что природная гидрогеохимическая среда на урановых месторождениях Южного Казахстана обладает уникальной способностью к самовосстановлению от техногенного воздействия. "Мы также разработали метод значительной интенсификации этого процесса, ускоряющий рекультивацию в десятки раз. Метод подземного скважинного выщелачивания, применяемый нами в Южном Казахстане, является, без преувеличения, самым экономичным и экологически безопасным из всех известных", - считает г-н Джакишев.

Разделить на блоки

Мухтар Джакишев предлагает покрыть мировой дефицит урана за счет увеличения добычи самым эффективным и рентабельным способом. Суть планов проста - к 2010 году увеличить добычу еще на 12 тысяч тонн. "Для этого мы планируем разделить наши лучшие месторождения Мынкудук, Буденновское и Харасан на несколько блоков, примерно по 30 тысяч тонн. Затем на каждом блоке будет поставлен рудник мощностью 1000 тонн. Каждый из блоков является самостоятельным объектом для инвестирования. Их географическая близость позволит скорректировать численность работающих, содержать общий сервисный центр и поделить между рудниками затраты на инфраструктуру и логистику", говорит президент компании.

Для выполнения программы потребуется значительный объем инвестиций. По оценкам "Казатомпрома", приблизительные затраты на каждый рудник составят в среднем 70 млн долларов, 420 млн потребуется для того, чтобы ввести рудники в эксплуатацию, и еще 70 млн долларов - для развития инфраструктуры (строительство дорог, ЛЭП и т.д.). Ориентировочный срок окупаемости проекта составляет 8 лет.

Запросы Поднебесной

Помочь в реализации амбициозных планов - стать лидером мировой урановой промышленности - руководству "Казатомпрома" может быстрорастущий китайский рынок. На днях Китай объявил о масштабном расширении атомной энергетики. Производственный сектор Поднебесной забуксовал от колоссальной нехватки электричества. Энергетическая система страны давно работает на пределе своих возможностей. В прошлом году власти в целях экономии пошли на драконовские методы - от сети отключали крупные заводы, более 6000 государственных предприятий пришлось отправить сотрудников в оплачиваемый отпуск. В офисах Шанхая и Пекина днем запрещали использовать кондиционеры, в гостиницах - лифты.

По официальным данным, в 2004 году дефицит электроэнергии в КНР достиг рекордной отметки - около 30 млн кВт. Без модернизации энергосистемы китайская "программа максимум" - удвоение ВВП к 2020 году - при любом раскладе невыполнима. Глава Китайской национальной ядерной корпорации CNNC Кань Жисинь летом этого года рассказал о планах правительства построить к 2020 году еще 30 ядерных реакторов, что обойдется КНР примерно в 400 млрд юаней (50 млрд долларов), к уже существующим 9 атомным энергоблокам. Власти страны намерены сделать АЭС основным источником энергии на восточном побережье страны - самом прогрессивном в экономическом плане регионе. По национальному телевидению крутят ролики о преимуществах атомных станций перед другими способами получения электроэнергии.

По планам китайского правительства, к 2020 году общая мощность энергоблоков атомных электростанций достигнет 40 млн кВт. За 15 лет Китай повысит долю АЭС в обеспечении электроэнергией с 2,3 до 4 %. Но для запуска атомной системы энергообеспечения восточного побережья китайским властям необходимо решить стратегический вопрос - где брать топливо для реакторов. Своего сырья для атомной энергетики в Поднебесной не хватает. Из ежегодно потребляемых 1650 тонн урана только половину Китай добывает на своей территории, а разведанных запасов всего 77 тысяч тонн.

Наличие дефицита - только часть проблемы. На пути к урановому рынку - политические сложности, решение которых потребует незаурядных способностей в дипломатии. Одно дело строить атомные реакторы совместно с развитыми странами (КНР сотрудничает с США, Канадой, Францией) и другое дело покупать уран. Китай активно развивает тематику военного атома. И никто из потенциальных поставщиков урана не сможет заручиться гарантиями, что сырье будет использоваться только на китайских АЭС. Но цена вопроса слишком высока: урановая потребность Китая в ближайшем будущем будет оцениваться в сотни миллионов долларов ежегодно, и от такого пирога никто не захочет отказываться. С каждым из государств "тройки урановых лидеров" Китай сейчас ведет переговоры.

Представление конкурентов

В промышленном отношении месторождения Канады наиболее продуктивны - среднее содержание урана в рудах составляет около 15%. Страна добывает в год 11600 тонн урана, при низкой категории стоимости 34 доллара за 1 кг урана. Основная часть руды идет из шахт, расположенных на берегу Большого Медвежьего озера. Канадская компания Cameco - самый крупный экспортер урана в мире, на ее долю приходится 30% продаж мирового рынка. Компания экспортирует уран в 14 стран, большую часть своей продукции поставляет в США. В последнее время высокопоставленные чиновники и руководители энергокомпаний Китая активно работают на урановом рынке Канады. Пока визиты китайских специалистов носят ознакомительный характер. Дипломаты и официальные лица Канады и КНР отказываются подтверждать или опровергать слухи о ведущихся между двумя странами урановых переговорах.

В то же время директор компании Cameco Джерри Грэнди видит в Китае огромный потенциал для сбыта своей продукции. "Китай превратится в будущем в серьезного импортера урана. Мы надеемся стать одним из его поставщиков", - говорит он. Реализации этих планов мешает политика. Координатор движения "Гринпис Канада" Дейв Мартин напоминает, что Китай "окружен горячими ядерными точками на Тайване, Корейском полуострове и в индо-пакистанском регионе". В этих условиях, как считает г-н Мартин, продажа канадского урана Китаю вовлечет Оттаву в опасную гонку вооружений в Азии.

Запасы урана в Австралии составляют около 40% мировых, однако добывает она лишь небольшую часть. В последние три года урановый экспорт из Австралии составляет в среднем 8,5 тысячи тонн урана в год, это около 22% мировых поставок. В 2004 году Австралия экспортировала 7765 тонн урана на сумму более 410 млн австралийских долларов. Добычей урана занимаются частные компании на трех рудниках, принадлежащих BHP Billiton, Rio Tinto и General Atomics. В настоящее время австралийский уран экспортируется в 36 стран мира, с которыми подписаны двусторонние соглашения, запрещающие использование урана для производства ядерного оружия.

После предварительных переговоров с Китаем министр природных ресурсов Австралии Йен Макфарлей заявил, что Австралия намерена удвоить объемы экспорта урана. По мнению г-на Макфарлея, Южная Австралия является единственным государством с такими ресурсами урана, "которое в состоянии удовлетворить потребности Китая на экспортном рынке". Китай предложил осваивать на территории Австралии богатейшее урановое месторождение Olympic Dam. Сумма предполагаемой сделки не разглашается. Но старт этого проекта уже несколько раз переносился из-за политического противоборства внутри Австралии. Многие австралийские эксперты твердо уверены: если Китаю разрешить самостоятельно добывать уран, то крайне сложно получить гарантии об использовании ядерных материалов исключительно в мирных целях.

Казахстан, в силу своего географического положения и хороших политических взаимоотношений с Китаем, может выиграть "борьбу за клиента" у Австралии и Канады. Главное, что отечественные технологии добычи урана менее затратные, чем у конкурентов. В 2004 году представители КНР и компании "Казатомпром" подписали меморандум о взаимном сотрудничестве. Правда, суть переговоров стороны разглашать не стали. Специалисты "Казатомпрома" лишь подтвердили, что Казахстан может удовлетворить большую часть потребности Китая в природном уране.

[inc pk='498' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?