Ярмарка тщеславия

Редакционная статья

Ярмарка тщеславия

Казахстан вступает в эпоху инноваций. Благодаря благоприятной конъюнктуре на углеводороды республика вырвалась из цепких объятий кризиса. Появилась уникальная возможность технологически перевооружить и диверсифицировать экономику страны. Руководство республики, прекрасно осознавая все плюсы и минусы, постаралось обыграть ситуацию с пользой для дела - правительством создана Программа индустриального и инновационного развития. Созданы институты развития (Банк развития Казахстана, Инновационный фонд, Венчурный фонд и т.д.), которые по идее должны изменить ориентацию экономики. Но, несмотря на все усилия правительства (кстати, весьма правильные и прогрессивные), республика оказалась не готова к инновационному прорыву. Причин этому много, и все они взаимосвязаны. Слабость отечественной науки, практическое отсутствие предприятий "полного цикла", острейший кадровый дефицит, в том числе инновационных менеджеров и квалифицированных экспертов по отбору проектов, слабая вузовская подготовка специалистов, законодательные пробелы.

Отдельно хочется остановиться на субъективных, сдерживающих инновационный прогресс факторах, которые очевидны для тех, кто непосредственно занимается НИОКР, а значит, имеет отношение к инновационной программе. Казахстанская бизнес-публика пришла в восторг от внезапно нагрянувшего инновационного рая. В общем, никто ничего не понял, но одно стало ясно всем: государство может дать дешевый кредит. Бизнесмены a priori являются оппортунистами и всегда стремятся извлечь из всего выгоду. Вот и выдают за инновацию то, что в советские времена называлось рационализаторством.

Что и говорить, если на 2-м Инновационном съезде, состоявшемся в Алматы 16-17 ноября, вице-премьер Сауат Мынбаев просил определиться в понятийном аппарате, посетовав на то, что присутствует явная терминологическая путаница и под словами "инновация" или, например, "венчурный фонд" люди понимают разные вещи. Приглашенные гости из-за рубежа на той же конференции пытались объяснить непонятливой публике, что основа финансирования любого научного проекта - это его инновационный подход и возможность его дальнейшего практического применения. Именно поэтому на Западе редко финансируются фундаментальные научные исследования, поскольку их окупаемость маловероятна. Обычно деньги из госбюджета выделяются на краткосрочные проекты, которые в ближайшее время могут принести отдачу и прибыль. Источников финансирования, в тех же инновационно развитых США, существует великое множество. Венчурный капитал обычно подключается только в том случае, если есть гарантии, что проект принесет реальные дивиденды. Казахстанские же чиновники видят в венчурных фондах чуть ли не панацею. И разработчики инновационных технологий сыты, и госбюджет в сохранности.

Другая форма финансирования инновационных технологий - государственные гранты. Разработчики Национальной инновационной системы предполагают, что это даст мощный толчок для генерации бизнес-идей со стороны науки. Такое положение вещей куда больше устраивает потенциальных разработчиков инноваций. Поднаторев в написании проектов на получение финансирования (государственного или зарубежных грантов), они профессионально выдали свои труды за "передний край науки и технологий". Очевидно, что каждый ученый, любящий свое дело, никогда не будет хулить свои работы, и чаще всего он свято верит в новаторскую идею своих разработок, даже если они объективно слабы или ошибочны. Тем более что и доказывать ликвидность своего проекта в случае получения государственных грантовых денег нет нужды. Достаточно подавать грамотные заявки в конкурсный комитет - и дело в шляпе. А окупится ли он в ближайшее время, да и окупится ли вообще, это уж никого не волнует.

Отсюда вытекает еще одна проблема. В условиях, когда нет объективных критериев отбора инновационных проектов, доминируют субъективные критерии. Высококлассных независимых инновационных экспертов фактически нет. Те немногочисленные специалисты, которые разбираются в предмете проекта, как правило, либо связаны с заявителем проекта, либо сами являются заявителями, либо, что еще хуже, являются прямыми конкурентами новатора.

Многие специалисты уверены в том, что помощь государства должна идти не на разработку весьма абстрактных научных проектов, а на поддержку в реализации уже существующих. Возможно, когда будут учтены все вышеперечисленные факторы, амбициозные планы Казахстана в отношении инновационной системы из виртуальных превратятся в реальные, а сама система начнет приносить желаемый результат. Как в научном, так и в денежном выражении.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики