Требуются инициативные посредники

Правительство попыталось придать инновационной программе завершенный вид, но даже последняя попытка ретуширования не избавила инновационную систему от недостатков. Пока в стране не появятся инновационные менеджеры и государство не пересмотрит фискальную политику, сделать науку прикладной вряд ли возможно

Требуются инициативные посредники

На втором Инновационном конгрессе Казахстана, который состоялся в Алматы на прошлой неделе, казахстанская общественность могла лицезреть последние достижения национальной инновационной мысли. К началу открытия этого представительного форума добрая половина слушателей застряла в фойе, где разместилась скромная, но весьма амбициозная выставка проектов. Здесь были выставлены экспонаты - от разработок космических аппаратов до готовых задвижек для труб. На каких-то 50 квадратных метрах поместилось с десяток объектов, ждущих выход на глобальный рынок, и большая часть стендов с лейблом Национального инновационного фонда (НИФ).

Подобных выставок за последние пару лет провели уже около десятка, но вот незадача - до крупного бизнеса экспонаты так и не дошли, хотя по-прежнему собирают вокруг себя массу заинтересованных людей, в основном близких к науке или к прессе. Некоторые инновационные объекты - старожилы подобных мероприятий. Компьютерный моноблок - монитор и системный блок в одном деревянном корпусе - начал свое публичное шествие с середины 90-х годов. Может быть, именно поэтому конгресс и проходит под многоговорящим лозунгом "Преврати свою идею в реальный бизнес". Но справедливости ради надо сказать, что были и свеженькие предложения, такие как интерактивное видео - IT-технология по разработке многоструктурного видео в Интернете.

Впрочем, выставка в холле - лишь прелюдия к самому конгрессу. Именно на этом мероприятии презентована Национальная инновационная система (НИС), с помощью которой правительство собирается поменять ориентацию нашей экономики. До сих пор мы имели лишь политическую волю и определенные представления, в каком направлении двигаться. Однако как это сделать в ситуации, когда производственный сектор использует вчерашнюю технику, ученые работают в допотопных лабораториях, изобретательская активность стремится к нулю, полного понимания не было. Но сможет ли НИС стимулировать генерацию знаний и воплощение их в реальный бизнес, запустить инновационную инфраструктуру в масштабах всей страны, еще вопрос.

Шесть китов


Сауат Мынбаев

Вице-премьер-министр индустрии и торговли Сауат Мынбаев, презентовавший Национальную инновационную систему, подвел итоги проделанной работы и обозначил маршрут будущих шагов по приближению к экономике, основанной на знаниях. Итак, 6 стратегических пунктов, которые должны нас вывести к 2012 году к технологическому изобилию.

Первый. Наряду с государственными заказами на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки предусматривается значительное расширение системы грантового финансирования на конкурсной основе из госбюджета. Как предполагают разработчики НИС, это даст мощный толчок для генерации бизнес-идей со стороны науки. Причем сетка грантового финансирования имеет четыре ступени. Большой грант до 250 тысяч долларов выделяется на крупные технологические проекты, которые связаны с развитием новых, прорывных технологий. Малый грант в размере 55 тысяч - на опытно-конструкторские работы. Это два непосредственно НИОКРовских гранта. Еще два имеют несколько другие цели. До 55 тысяч выделяется грант на патентование разработки за рубежом и 5 тысяч долларов дается на подготовку проекта. Причем фонд выделяет гранты по пяти приоритетным направлениям: информационные технологии, альтернативная энергетика, углеводородный сектор, биотехнологии и новые материалы.

Второй. "В рамках развития финансовой инфраструктуры предусматривается организация венчурных фондов с неконтрольным участием Национального инновационного фонда", - заявил г-н Мынбаев.

Третий. Предусматривается участие НИФ в зарубежных фондах. В трех он уже присутствует с тем, чтобы познакомиться с принципами работы и получить исчерпывающее понимание технологии работы зарубежных венчурных фондов. Национальная инновационная система изначально задумывалась как открытая система, интегрированная в мировую экономику. Она осваивает не только свои технологии, но и принимает зарубежные. Но главная задача фонда - перенять опыт по венчурному бизнесу. В Казахстане нет своих венчурных менеджеров. Сейчас ряд сотрудников НИФ работают в американском венчурном фонде Flagship Ventures Fund 2004, L.P., там же и обучаются. По планам сотрудники в дальнейшем будут осуществлять работу в технопарках и бизнес-инкубаторах как инновационные менеджеры.

Четвертый. Начата работа по созданию основных элементов инновационной инфраструктуры: технопарков регионального и национального уровней и технологических бизнес-инкубаторов. Эти структуры призваны создать условия предпринимателям для внедрения научных разработок. Услуги включают: аренду помещений, лабораторное оборудование, экспертизу проектов, и, что крайне важно, поиск финансирования. В ближайшие два года необходимо запустить пилотные технопарки и отработать в них всю цепочку по коммерциализации знаний.

Пятый. Начато строительство инфраструктуры для парка информационных технологий (ПИТ) в поселке Алатау. Строительство первой очереди планируется завершить к апрелю следующего года. ПИТ получил статус свободной экономической зоны с особым правовым режимом: все технологии, завозимые на территорию парка, не облагаются таможенными пошлинами, уменьшается корпоративный подоходный налог для организаций, действующих на территории, на 50%. Более того, правительство рассматривает вариант полного освобождения от подоходного налога.

И, наконец, шестой пункт. "Для законодательного обеспечения функционирования НИС правительством разработан и внесен в парламент законопроект по государственной поддержке инновационной деятельности", - заявил вице-премьер.

Имеем - не используем

Наше государство готово к тому, чтобы вкладывать деньги в развитие инновационных проектов. Для этого разрабатываются специальные программы, подгоняемые под заранее подготовленную законодательную базу, и в которые время от времени вносятся коррективы. Есть у нас и ученые, которые готовы работать на развитие новых технологий. Возникает логичный вопрос. Почему многие специалисты считают, что перспективы Казахстана в области инноваций очень сомнительны, а те немногие реализованные проекты, на которые ссылаются сейчас чиновники от науки, не являются показательными, наоборот - не отражают реального продвижения вперед. Ведь еще в прошлом году в инновационный фонд было подано на рассмотрение 600 инновационных проектов (скопившихся за несколько десятилетий), а в этом на рассмотрение выдвинуто еще 330 разработок. Причем каждый год правительством рассматриваются и принимаются новые возможности финансирования этих проектов, а также их реализации и выхода в свет.

Наиболее распространенным источником финансирования по-прежнему остается государственное. Большинство проектов финансируется как госзаказ. То есть ситуация складывается так: инновационный фонд отбирает, согласно определенным критериям, наиболее жизнеспособный и ликвидный проект и поручает разработчику проекта реализовать его в определенные сроки. Однако многих ученых не устраивает то, как Национальный инновационный фонд отбирает проекты для финансирования.

На проведение экспертиз, например в НИФе, установлена такса 0,5% от стоимости проекта. Соответственно, чем выше новатор заявляет стоимость проекта, тем больше он должен платить, хотя объем работ по экспертизе практически одинаков. Но главное, фонд работает как банк второго уровня и к финансированию принимает только те проекты, которые на 100% гарантированно обеспечат возврат средств. Думается, такой подход правомерен только для инвестиционного, а не Инновационного фонда. Дело в том, что даже в странах с развитой экономикой доля риска по таким проектам составляет 80%. Ни одно предприятие, каким бы успешным оно ни было, работая в таких условиях как у нас, не станет рисковать. Поэтому данную проблему нужно решать.

Наряду с государственными заказами на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки предусматривается значительное расширение системы грантового финансирования на конкурсной основе из госбюджета. По словам директора департамента маркетингового анализа НИФ Гайсы Букетова, новые гранты отличаются от госзаказов тем, что выдаются на НИОКР, ориентированных на рынок. Такой подход, на первый взгляд, кажется верным. Более того, все развитые страны мира используют его, но получить грант, скажем в США, крайне сложно.

Однако инициативой фонда довольны не все. Директор Республиканского государственного предприятия "Центр химико-технологических исследований" Николай Буктуков считает, что финансирование НИОКР должно осуществляться не только за счет государства. Недовольные ученые объясняют свою позицию тем, что в государстве не отрегулирована система правильного распределения грантов. Не расставлены акценты в приоритетах выбора. И идея с такой формой финансирования инновационных разработок может закончиться тем, что многие ученые с их значимыми проектами могут оказаться не у дел. И наоборот, проекты, не имеющие по своей сути ничего общего с инновациями, могут стать обладателями грантов.

Еще один источник финансирования для инновационных проектов - венчурные капиталы. В стране уже создано пять венчурных фондов с совокупным уставным капиталом - 85 млн долларов. Причем 49% капитала предоставлено государством в лице НИФ. До недавнего времени в Казахстане не было дешевого и доступного капитала, что вводило инновационный бизнес в стопор. Если вы берете идею, ее нужно проверить, защитить патентами, поставить производство, найти профессиональных работников. На это уходит не менее трех лет, в течение которых надо платить налоги, зарплату и погашать кредит при нулевой ставке доходов. При таких условиях заинтересовать бизнес вкладывать в ноу-хау нереально. На нашей ниве появилось венчурное финансирование, причем при фундаментальной поддержке государства, частники не готовы пока полностью брать на себя инновационные риски. Фонд входит в долю, инвестирует проект, и в случае его реализации получает свои дивиденды. Казахстанские венчурные фонды в рамках Национальной инновационной системы должны финансировать только проекты, ориентированные на новые технологии. И здесь возникает одна существенная проблема - различное понимание инноваций. Для венчуров - это в первую очередь фирма, готовая производить новый продукт, то есть бизнес. Для ученых - реальная разработка как результат интеллектуального труда. Противоречие, тормозящее взаимодействие бизнеса и науки. Венчурные фонды будут вкладывать деньги не в науку, а в наукоемкий бизнес. Основным направлением деятельности венчурных фондов является инвестирование и привлечение инвестиций в компании, реализующие инновационные проекты, а также проекты по переносу, заимствованию и наращиванию передовых и инновационных технологий. Но где ученому взять ликвидный актив, как собрать профессиональную команду для бизнеса? Эти вопросы остаются за пределами венчурных фондов.

Что делать?

Предприниматели и ученые хотели получить доступные финансы для развития бизнеса, законодательные акты, облегчающие запуск инновационных проектов, и возможные заказы на ноу-хау от государства. Но получили совсем другое. К финансам смогут дотянуться только состоявшиеся бизнесмены, рядовым ученым опять придется обивать пороги чиновничьих кабинетов либо искать сознательных бизнесменов. Науку тактично попросили поклониться финансистам. С точки зрения бизнеса, все логично. Но вся проблема в том, что сегодня научные достижения Казахстана представлены не в оформленных проектах, готовых к бизнесу, а в чертежах или конструкторских моделях. Этот пласт представляет основной массив наших интеллектуальных запасов, и он остается пока за бортом системы.

В странах с развитой экономикой такие проблемы решаются за счет инновационных менеджеров - посредников между наукой и финансами. В США на одного ученого в среднем приходится около 10 менеджеров. У нас таких специалистов фактически нет. При нынешних условиях им не суждено появиться.

А вот проблема другого порядка: в Казахстане только 5% компаний инвестируют в научные разработки с целью повысить свой уровень, оставшиеся работают на изношенном оборудовании либо покупают готовые зарубежные технологии. В силу отсутствия конкуренции на внутреннем рынке крупному бизнесу трудно заставить себя двигаться к прогрессу. Выходит, бизнес нужно заинтересовать, чтобы он инвестировал в новые идеи. "Эксперт Казахстан" писал об уникальном антикоррозионном покрытии (8-2005, "Красочная эпопея") - проект сейчас реализуется в Германии и Канаде. Пройдя через множество компаний с папкой протоколов с положительными заключениями, разработчики так и не смогли заинтересовать ни одну из них. Хотя проблем с коррозией металла в Казахстане предостаточно. Из-за нее происходит половина аварий на газо- и нефтепроводах. Инновационные проекты по существу негде применить - производственный сектор не рискует тратить время и средства на внедрение. В Германии основная доля генерации инноваций приходится на малые предприятия. Они доводят идею до отработанной технологии и продают крупным производителям. У нас же продавать некому.

Отсюда вытекает еще одна проблема - венчурная. Классическая схема: рисковый фонд входит в долю инновационного проекта до 49%. Контрольный пакет остается за группой, осуществляющей продвижение нового продукта или услуги. В течение трех лет компания набирает обороты и выходит на рынок, затем ее акции выводятся на фондовый рынок. Венчурный фонд получает свои дивиденды и инвестирует следующие проекты. Для наших фондов выход из инновационных проектов по классической схеме пока закрыт.

Заинтересовать крупные компании внедрять ноу-хау можно налоговыми бонусами со стороны государства. Проверенная практика в европейских странах - инвестиции на НИОКР компаниям засчитывают как налоговые отчисления в бюджет. Затраты на науку вычитаются из налогов на прибыль.

Есть другой механизм государственной поддержки инноваций в форме госзаказа. На развитие отрасли государство выделяет средства для получения новых технологий у компаний появляется потенциальный покупатель инновационного продукта. Так, в США на рубеже 70-80-х годов в рамках программы "Стратегическая оборонная инициатива" правительство выделило 26 млрд долларов на научные разработки, и эти средства в течение пяти лет окупились в виде налоговых отчислений от инновационных компаний, разработавших новые технологии. Госзаказ снижает инновационные риски и повышает интерес бизнеса к ноу-хау. Или в Индии в 80-х годах прошлого столетия для поддержания электронной индустрии поставили задачу провести полную информатизацию госаппарата за счет отечественного программного обеспечения. Такая капиталоемкая программа породила всплеск IT-компаний. Казахстанские же приоритетные отрасли вне инновационного процесса. По крайней мере, госзаказов на новые технологии не поступало ни от нефтегазового сектора, ни от аграрного.

У нас на развитие НИР и НИОКР в среднем закладывается до 0,2% от ВВП, тогда как в западных странах этот показатель колеблется от 2,5 до 4,0 %. И это не потому, что в бюджеты этих стран закладываются большие суммы априори. Все промышленные и другие предприятия осуществляют отчисления на науку, которые учитываются как отчисления в бюджет.

С другой стороны, на Западе существуют различные государственные программы, которые предусматривают прямое государственное финансирование НИР и НИОКР по проектам, прошедшим соответствующие экспертизы и признанные государственно-значимыми. По достигнутым результатам выплачиваются большие вознаграждения, премии. И не только государство стимулирует инновационный процесс, различные инвестиционные фонды также выделяют существенные гранты новаторам. В Казахстане все это находится на начальной стадии.

Многие ученые считают, что невозможно поднять инновационный сектор без дополнительных изменений в Налоговый кодекс. Пока компании, желающие вести инновационный бизнес, не получат "налоговые каникулы" на срок освоения новых технологий (3-5 лет) и освобождение от таможенных пошлин на ввозимое технологическое и вспомогательное оборудование, говорить о прорыве в инновационной деятельности будет вряд ли возможно.


Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности