Роман в руку

По поводу замысла картины «Студент» режиссер Дарежан Омирбаев сказал следующее

Дарежан Омирбаев
Дарежан Омирбаев

«Люди в нашем обществе начали делиться по деньгам. Но молодая психика противостоит несправедливости. В романе Достоевского есть сцены, которые хочется снимать. Например, эпизод убийства старухи как будто бы специально написан для съемок. Поэтому я взялся за его экранизацию. Историческая мишура, костюмы и кареты только мешают пониманию проблематики. В «Преступлении и наказании» Раскольников спорит с кумиром — Наполеоном, который тогда был самым сильным человеком на планете. Кто им является сегодня? Это президент США. Поэтому Наполеона я заменил на Буша. В первой лекции идет пропаганда социал-дарвинизма. Я хотел проиллюстрировать эту идею». Он также добавил, что обычно считается, что главное оружие кино — актерская игра, сюжет и детали. Но, к примеру, Тарковский мечтал снять игровой фильм без актерской игры и даже без людей. «В моих фильмах нет актерской игры, но есть люди — это намного, на мой взгляд, интереснее. Актерскую игру надо идти смотреть в театр. А в кино интереснее видеть людей, предметы и их соотношение», — полагает он. Зрителями своей картины режиссер видит прежде всего молодых людей. «Студенческие годы — очень серьезное время. И молодые люди ищут не только развлечений. Я сужу по себе, в то время мы не только отдыхали, но и много читали, в том числе Достоевского. Нам задавали сложные вопросы. Молодежь не такая глупая, как о ней принято думать».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее