Налоговый экспромт президента

Налоговый экспромт президента

Президентская инициатива относительно изменений, которые необходимо внести в налоговую политику, высказанная на расширенном заседании правительства, вызвала сильное изумление и недоумение. Причем не только у журналистов и экспертов, но и у сотрудников тех органов, которые должны эту политику формировать и реализовывать. Напомним, что президент предложил перейти на плоскую шкалу налогообложения (в настоящее время действует прогрессивная шкала) применительно к подоходному доходу с физических лиц. Объяснив это лихоимством сотрудников фискальных органов, которые произвольно пользуются прогрессивной шкалой, исчисляя налог от 5% (минимально) до 20% (максимально), исходя из субъективных соображений. Напомню, что при плоской шкале, то есть едином подоходном налоге, единая ставка налога (скажем, как в России) действует для всех - бедных и богатых, бюджетников и представителей частного бизнеса.

Прогрессивная же шкала предполагает, что люди с большими доходами платят больше, а люди с доходами маленькими меньше или не платят вовсе. Насколько обоснован президентский экспромт, сказать сложно. То, что прозвучавшее было экспромтом, подтвердил министр финансов, который после заседания отказался комментировать инициативы, объяснив журналистам, что узнал о них одновременно с ними. Странно прозвучало и обоснование внесения необходимых поправок в Налоговый кодекс. Как ни опрашивал налоговиков и предпринимателей, никто не мог вспомнить даже одного случая конфликта по поводу исчисления подоходного налога с физических лиц. В случае начисления других налогов - сколько угодно. Поскольку при сложившейся системе получения гражданами доходов поле для конфликтов минимально. Бюджетники и госслужащие получают деньги по ведомости, что называется в "белую", и налог с них взимается еще в бухгалтерии, предприниматели же просто платят сотрудникам две зарплаты. Одну для налоговых органов по ведомости, вторую в конверте. Единственно, кто может быть недоволен существующим порядком, это сотрудники национальных компаний и различных институтов развития. Зарплату им приходится получать в "белую", а ее размеры позволяют применить прогрессивную шкалу. Как говорят знающие люди, именно там и возникла идея плоского налога.

Видимо, президентских советчиков вдохновил пример России, где, по утверждениям российского правительства, самый низкий подоходный налог - 13%, и к тому же без прогрессии. Тот же плоский и низкий налог регулярно приводится в пример как достижение либеральных реформ и средство вывода доходов населения из тени. Только не сообщается (в России, как и Казахстане, официальные власти о некоторых проблемах предпочитают говорить как о покойниках - или хорошо, или ничего), что, несмотря на снисходительный налог, зарплата россиян в конверте никуда не делась, и налогоплательщики почему-то ни за что не желают выходить из тени. А предприниматели не желают выходить из тени потому, что даже и не понимают, каким образом этот налог платить, а главное - зачем. Точно так же обстоит дело и в Казахстане. Работодатель как прибегал, так и будет прибегать к надежным схемам, потому что социальный налог на зарплату работникам для него разорителен, а сокращение этого налога президентские налоговые инициативы не предполагают. В результате подать казне платится известным образом. От 10 до 20% реального дохода проводится по ведомости, и с этих 10-20% и оплачивается налог, а остальные 80-90% идут в конверте. При описанной схеме высокооплачиваемый работник платит казне всего 2-3% от дохода, низкооплачиваемый же платит по полной программе. Как следствие, формально плоская шкала преобразуется в фактически регрессивную.

Есть и техническая проблема воплощения в жизнь этой идеи. Дело в том, что когда в России вводился плоский налог вместо прогрессивного, минимальный размер ставки составлял 12%, максимальный 40%. Повышение ставки на 1% населением практически не было замечено. В Казахстане же ситуация иная. Налог по минимальной ставке в 5% (доходы 15600 тенге в месяц) платят 60% налогоплательщиков. И правительство будет вынуждено выбирать - облегчить налоговое бремя для более обеспеченных слоев населения, введя плоскую шкалу со ставкой в 5%, либо поднять минимальную ставку налога. Тогда не ясно, что же делать с 60% населения, а это прежде всего бюджетники, сфера малого бизнеса. Придется или объясняться (используя непонятно какие аргументы), или компенсировать доходы, а значит, перелицовывать бюджет. Причем в первом случае вывод доходов граждан из тени вряд ли произойдет. На размер легальных зарплат влияет отнюдь не величина подоходного налога, а в гораздо большей степени, как уже было сказано выше, ставка единого социального налога. Ключевая для страны задача не игра со ставками подоходного налога, а четко продуманная концепция снижения иных налогов, которые позволят бизнесу работать легально.

Между тем последствия конвертных схем выходят далеко за рамки политики фискальной. И становятся серьезным фактором политики государственной. Поскольку пока зарплата будет идти в конвертах, сознательного гражданина и избирателя не будет (как бы к этому ни призывали политики и государственные деятели). Ведь гражданин - это прежде всего налогоплательщик, отдающий государству свое кровное, заработанное собственным трудом и в ответ склонный требовать с него (государства и власти в первую очередь) соблюдения известных правил и приличий. В частности, выполнения отраженных в законах и Конституции обязательств, а также рачительного расходования бюджетных средств. Так как обидно, когда определенная часть честно заработанных тобой денег тратится посторонними людьми на непонятные проекты.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики