Сам дурак

Редакционная статья

Сам дурак

Взаимоотношения среднего бизнеса и банков становятся все страннее и страннее. Если полтора года назад можно было сказать, что реальный сектор с трудом научился обходиться без финансистов, то сегодня и банкиры нащупали способ, как можно полностью игнорировать предпринимателей. Теперь банки все больше переключаются на кредитование физлиц, ссужая им деньги, одолженные в виде депозитов также у физлиц. Между тем ни одной из сторон от этого ничего хорошего ждать не приходится. Это что-то вроде такой грустной истории, когда мама и папа перестали общаться между собой и контактируют лишь через общих детей.

Государственные мужи постоянно упрекают финансистов за то, что те не кредитуют бизнес. Те же, ощетинившись, всегда отвечают одно и то же: «А кредитовать-то некого! Все ж доморощенные компании — мертвые!» Представители же бизнеса банкиров считают моральными уродами, которые душат их инициативы. Как сказал нам директор одного из заводов: «На мой лично взгляд, тут имеет место битва добра со злом». И под злом он, конечно же, имел в виду финансовый сектор. Вот так они и обмениваются любезностями. А выхода не видно.

Утверждение, что бизнес у нас слабенький, конечно, отчасти справедливо. Точно так же и банкиров с их короткой сверхликвидностью, которая никак в длинную превратиться не может, и неразгребаемыми завалами проблемных кредитов понять можно. Действительно, депозитные деньги-то берутся на год. И как из них слепить хотя бы пятилетние кредиты?

Тут явно нужно вмешаться государству. Каким образом? Принудить банки выдавать кредиты? Вряд ли это сработает.

В Азии для стимулирования роста компаний постоянно используется такой инструмент, как субсидирование. Казахстан его, кстати, тоже опробовал, когда запустил программу «Дорожная карта бизнеса-2020». За весь прошлый год по направлению «Поддержка новых бизнес-инициатив» было выдано кредитов на 96 848 млн тенге. По направлению «Оздоровление предпринимательского сектора» выдано 110 696 млн тенге. По третьему направлению «Снижение валютных рисков предпринимателей» общая сумма кредитов 46 466 млн тенге. Итого примерно 254 млрд тенге. Много это или мало? Речь идет о всего 2,42% от всего портфеля казахстанских банков. Судя по всему, все-таки мало.

Что делать с качеством заемщиков? А, собственно, ничего не нужно делать. Расслабиться и получить удовольствие. Возможно, часть бизнеса разорится и государству придется отвечать по гарантиям. Возможно, даже часть денег уйдет мошенникам, окажется разворованной. Зато оставшиеся заемщики разовьются, что перекроет все потери. Потому что на выходе будет получено больше рабочих мест, большие налоги и пр. Предприниматели, сталкивавшиеся с «ДКБ 2020», жалуются на массу ограничений и постоянные проверки. Сравним с Китаем, где кредиты бизнесу выдавались до недавнего времени практически направо и налево. Там самоцелью был рост экономики, а не спокойствие банкиров, которые вообще в КНР — обычные работники сферы обслуживания. Какие приоритеты у нас?

Откуда государство могло бы взять деньги на программу субсидирования, спросите вы. Если у властей есть достаточно четкая картина по росту производства, то это означает, что они под этот рост должны так или иначе обеспечить рост денежной базы. Проще всего это сделать через выпуск внутренних облигаций под приемлемый для рынка процент. Ключевое слово здесь — «приемлемый». А вот облигации могли бы приобрести частично и наши многострадальные пенсионные фонды.

С помощью такого механизма можно было бы обратно подружить банки с реальным сектором. И получить большую по объему экономику, более развитый обрабатывающий сектор и прочая, и прочая — все, что жаждет развить, по крайней мере на словах, власть.

Пока же картина такая: вбросило государство деньги в строительство чего-нибудь большого — и пошли они волнами расходиться во все стороны, как от брошенного в воду камня. А не вбросило — вот тебе и тишь, и замедление экономики.