Облепиховые грезы

Промышленное освоение облепихи может уберечь поселок Нарынкол от постепенного исчезновения

Облепиховые грезы

П

оселок Нарынкол - начало многих начал. Отсюда берет свои истоки река Или и автомобильная трасса в самый богатый город Казахстана - по гладкому асфальту по нарынкольской трассе до Алматы часа четыре на машине. Физических же признаков близости мегаполиса (всего 350 км) нет в помине - вокруг горы и дикие леса. Кроме как по автодороге, в эти места и не доберешься.

Остров контрастов

Край света - в прямом и переносном смысле. Районный центр в 90 километрах, областной - на краю света. Между Талдыкорганом и Нарынколом 650 километров. Через окраину населенного пункта проходит контрольно-разделительная полоса - здесь казахстанско-китайская граница. Аккуратные китайские домики видны от границы. Иногда ветер доносит из-за колючей проволоки обрывки реплик на китайском языке.

Пограничная зона - как отрезанный ломоть от пирога, поэтому многие нарынкольцы считают себя жителями острова. В поселок можно проехать только со специальным пропуском. Приезжих мало, и то только в летнее время, когда суровая зона превращается в маленькую Швейцарию и Японию вместе взятые, - великий семитысячник Хан-Тенгри видно из каждой хижины. В сезон охоты, с сентября по октябрь, заезжают те, кто хочет поохотиться на маралов. Лето здесь длится чуть больше месяца, зима растягивается на полгода - высокогорье, 2,5 тысяч метров над уровнем моря. В таких климатических условиях сельское хозяйство затруднено: самая популярная культура - картофель. Многие им и промышляют, везут в близлежащие города на продажу. Впрочем, в последние годы объемы посевных картофеля сократились в несколько раз, также как и зерновых. Сеют больше для прокорма скотине - ячмень, овес. Еще промышляют охотой и рыбалкой.

На 8 тысяч жителей в поселке едва наберется полторы сотни рабочих мест: школа, больница, милицейский пункт. Еще аптека, пара универсальных магазинов, маленькая пекарня да лесхоз с водхозом. Завод по переработке шерсти встал два года назад. После того как районный центр перенесли в село Кегень, жизнь в Нарынколе перешла в анабиозное состояние.

Первая реакция редких приезжих - время остановилось. Ни машин, ни оживленных улиц. Покосившиеся деревянные домики напоминают стареньких бурлаков, изнемогающих под давлением высокогорной природы. Некоторые совсем упали, торчат одни скелеты - бревна растащили на дрова. Запустевшие дворы есть на каждой улице. Кто мог уехать на большую землю, в пригороды Алматы, без промедления использовали возможность. До волны миграции в Нарынколе проживали более 10 тысяч человек. В поселке было четыре детских садика. Сейчас они представляют унылое зрелище - разрушенные кирпичные двухэтажки. Складывается впечатление, что основное население поселка - старики и дети. Как объяснил один из старожилов Нарынкола, многие мужчины трудоспособного возраста выезжают на случайные заработки в Алматы. Владельцы стареньких авто занимаются частным извозом, пользуется популярностью и разгрузка на универсальных рынках южной столицы. На алматинской барахолке, к примеру, трудится пара бригад из Нарынкола. Работают вахтовым методом по неделям.

Сама жизнь вынуждает сельчан к общинной самоорганизации. В одном здании открыли трудовую коммуну - шитье, пекарня и несколько мастерских. Работают на нужды поселка и часто используют натуральный бартер. Теплые носки можно обменять на муку или несколько буханок хлеба. Впрочем, при всем отсутствии цивилизации в Нарынколе есть люди, которые верят в скорое процветание поселка за счет местной экзотики.

Край оранжевой жилы

Близ Нарынкола в пойме рек Байынколь и Текес раскинулся уникальный лес из красной березы. Это единственное место на планете, где растет такое дерево. Правда, пока экзотическое преимущество используется местными жителями незатейливо, в основном для отопления. Красную березу сушить не надо, горит в любом виде. Не все нарынкольцы могут себе позволить покупку угля, само по себе топливо дорогое, так еще и везти за десятки километров, береза же рядом, всего два-три километра. Только в 2004 году было организовано Байынкольское лесничество, которое взялось за охрану уникального леса. По последним подсчетам, проведенным в 1990 году, его площадь составляла 225 гектаров. Насколько он сократился за 15 лет - данных нет. Местный житель, инженер лесного хозяйства Уалихан Басыгараев, организовал кампанию по спасению красной березы и даже привлек на благое дело несколько энтузиастов из сельчан для выращивания питомника. Но на общественных началах удалось возвести питомник всего в полсотки. Вряд ли такие меры смогут спасти дерево от исчезновения, пока у людей не появятся средства на традиционные источники отопления. И Уалихан Басыгараев, возглавивший НПО "Салуат", предложил нарынкольцам заняться серьезным бизнесом - переработкой облепихи.

- Возле нашего села произрастает, наверное, самая большая облепиховая роща в Казахстане - 350 гектаров. Пока население использует ее в основном для топки, как и березу, потому что она растет рядом. Мы задумались, почему бы не заняться сбором облепихи, - объясняет Басыгараев. - Вышло же постановление правительства о предоставлении земель гослесфонда для выращивания древесно-кустарных пород. Об этом люди не знают. Кто-то варит из облепихи варенье для дома, иногда продают одно-два ведра приезжим, и все. Причем собирают ягоду варварским методом - обламывают ветки и уже дома вытряхивают облепиху. И в результате облепиховая роща быстро сокращается.

По самым скромным подсчетам Басыгараева, только с одного гектара дикой облепихи, с учетом неурожая, можно собрать 8-12 центнеров целебной ягоды, в благоприятные годы и все 25. Известно, что облепиха - одно из самых ценных поливитаминных растений, на основе которого делают масло и различные концентраты. С одной тонны облепихи получается около 100 литров масла и 600-700 литров фреша. На территории СНГ промышленный сбор облепихи освоен только на Алтае. В Казахстане облепиховой индустрии нет. При этом листья кустарника тоже идут в производство в качестве кормовой добавки для скотины. Сотрудники "Салуата" провели эксперимент на нарынкольских лошадях - замечены "прибавка в весе и здоровый блеск шерсти". Из облепихи можно делать и напитки - с одного килограмма ягод получится примерно 10 литров полезного и уникального сокового нектара.

- Я по образованию лесовод и поэтому много внимания уделил методам выращивания и окультуривания облепихи, а также изучаю свойства облепихи, - говорит Уалихан Басыгараев. - В этом году хотели получить грант на приобретение оборудования по ее переработке. Обращались в посольство Канады, в посольство королевства Нидерландов, которые объявляли конкурсы на соискание грантов, но пока ничего не получилось. В Алматы производят оборудование по переработке облепихи. Мы предварительно подсчитали, что для получения напитков требуется 35 тысяч долларов, для получения облепихового масла - еще дополнительно 8 тысяч, чтобы наладить безотходное производство достаточно 50 тысяч долларов. Это позволит перерабатывать 300-400 тонн облепихи ежегодно.

Можно сказать, что инженер лесного хозяйства заложил фундамент для дальнейшего роста "оранжевого бизнеса". НПО "Салуат" на донорские средства привлекло к освоению облепихового хозяйства центр биологических исследований Академии наук Казахстана. В алматинском ботаническом саду посадили 5 тысяч высокосортных кустов облепихи с Алтая. Молодая поросль с успехом приживается и в Нарынколе. В отличие от дикой формы, окультуренная облепиха урожая дает раз в 10 больше - около 200 центнеров с гектара, к тому же у нее нет колючек, что облегчает процесс сбора. Жители Нарынкола облепиховой идеей прониклись и уже ждут, когда проект заработает в полную силу.