Второй фронт для Японии

Конфликт между Сеулом и Токио вокруг островов Токто может вновь вспыхнуть в любой момент

Второй фронт для Японии

Конфликт между КНР и Японией по поводу принадлежности островов Сенкаку (Дяоюй) получил широкое освещение в международных СМИ. Однако это не единственные острова, в спор вокруг которых вовлечена Япония.

10 августа 2012 года на острова Токто, расположенные в Японском море, опустился вертолет с весьма важным пассажиром — президентом Республики Корея Ли Мён Баком. Президент пробыл на островах недолго, что не удивительно — они представляют собой группу скал общей площадью 0,2 кв. километра. Здесь обитают птицы и насекомые, а вот млекопитающих нет (если, конечно, не считать таковыми пограничников с корейской заставы). Удобных бухт тоже нет, так что при волнении моря высадка на острова затруднена — одна из причин того, что президент воспользовался вертолетом.

Внезапный визит Ли Мён Бака не был вызван его желанием побывать на самом отдаленном корейском острове. С одной стороны, полет был вполне ожидаемым шагом — в Корее начинается предвыборная кампания, а с другой — политическим жестом, весьма важным в условиях эскалации взаимных территориальных притязаний в Восточной Азии. Заодно поездка стала напоминанием о непростых отношениях Южной Кореи и Японии.

В СССР часто писали об «агрессивном блоке японских и южнокорейских милитаристов», и, в общем, зря — никакого блока не было и нет. Притом что обе страны — близкие союзники США, имеют схожие стратегические интересы и активно торгуют друг с другом, политические отношения между ними более чем натянутые.

На первый взгляд причина напряженности в отношениях Сеула и Токио понятна: с 1910-го по 1945 год Корея была японской колонией, и в эти годы, особенно к концу правления, японцы совершили там немало мерзостей. Достаточно вспомнить насильственную вербовку кореянок в армейские проститутки или смену корейских имен на японские. С другой стороны, периодические приступы враждебности к Японии трудно объяснить одной лишь исторической памятью. Антияпонизм в Корее во многом поддерживается властями предержащими, причем, как неоднократно подмечено, обострение случается раз в пять лет, как раз перед президентскими выборами.

В Корее, как и в большинстве стран Восточной Азии, национализм — важная часть любого идеологического пакета, ему равно подвержены и правые, и левые. Любой национализм нуждается во враге, и в Корее его место давно и прочно заняла Япония. Корейские политики хорошо знают: в глазах избирателя почти любая критика Японии — патриотический акт. В обычное время без особой надобности ссориться с Японией (третьим по значению торговым партнером Кореи) не хочется, но когда надвигаются очередные выборы, антияпонизм превращается в неплохой способ повысить рейтинг, и тогда в Сеуле вдруг вспоминают о старых обидах и нерешенных проблемах.

Судьба островов Токто, которые контролируются Кореей, но на которые претендует Япония — одна из таких проблем. Обе стороны потратили немало сил на попытки, впрочем, сомнительные, доказать, что острова принадлежат им с незапамятных времен. В ту пору, то есть до конца XIX века, вряд ли кому-то приходило в голову выяснять, кому принадлежат две крохотные необитаемые скалы. Люди и государства обычно конфликтуют из-за чего-то имеющего экономическую ценность, а острова Токто (у японцев — Такэсима) ничего не стоили вплоть до проникновения в Восточную Азию европейских представлений о территориальных водах, то есть примерно до 1900 года.

В 1905 году, когда Корея фактически потеряла независимость, острова были включены в состав японской префектуры Симанэ. В 1946 году они попали в список территорий, захваченных Японией и подлежащих возврату бывшим владельцам, а в 1954-м на островах в одностороннем порядке высадились корейские пограничники, которые находятся там по сей день. Япония периодически выражает по этому поводу протесты, причем часто они связаны с японской внутренней политикой — японские рыбаки хотят заниматься промыслом вокруг островов, так что те, кому нужны их голоса, возмущаются «корейской оккупацией» особенно громко. Каждое такое заявление вызывает негативную реакцию в Сеуле: умеренную — в обычные годы, бурную, с демонстрациями и временным отзывом послов — в период предвыборной лихорадки. Очередные президентские выборы состоятся в декабре, поэтому причина поездки Ли Мён Бака, который стал первым президентом Кореи, посетившим острова, понятна.

Но выборами дело не ограничивается. В последние годы в морях Восточной Азии происходит эскалация территориальных конфликтов. В этих условиях демонстрация корейского суверенитета имеет для Сеула не только конъюнктурно-внутриполитический, но и долгосрочный стратегический смысл. Своим визитом Ли Мён Бак показал, что Сеул и в дальнейшем намерен считать два маленьких островка в Японском море исконной корейской землей. Впрочем, в Корее и само это море именуют не иначе как Восточно-Корейским.

Сеул

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики