Top-12

Top-12

Выборы президента

91% голосов избирателей, которые получил кандидат в президенты Нурсултан Назарбаев на состоявшихся в стране 4 декабря президентских выборах, - свидетельство его огромной личной популярности. Следует признать, что казахстанцы сделали выбор в пользу действующего президента, доверяя именно ему, но не в целом его команде. Иначе подобного исхода голосования могло и не быть: все же действия правительства и местных органов власти далеки от идеальных. Наибольшая опасность для нынешнего периода жизни государства заключается в том, что успешные президентские выборы могут привести действующую власть к некой эйфории. Необходимо менять, пожалуй, не собственно экономический курс (он достаточно успешный), но методы, которыми этот курс претворяется в жизнь. Очевидно, что нужны совершенно другие критерии оценки деятельности исполнительной и представительской власти. Выборы не сняли существующие проблемы, а лишь отложили их на более поздний срок.

Любопытным представляются и последующие действия казахстанской оппозиции, подтвердившей, что она разрознена и не может составить серьезную конкуренцию президенту-харизматику. Она проиграла как стратегически, так и тактически. Несмотря на то что официальная Астана совершила во время избирательной кампании много серьезных ошибок, ни одной из них в полной мере оппозиция воспользоваться не могла.

Однако оппозиция необходима власти априори, дабы последняя не уверовала в собственную непогрешимость и не наделала из-за этого системных ошибок. Но нынешние оппоненты Астаны надежд на конструктивную критику не оправдали. Либо состав оппозиционеров кардинально изменится (это возможно, в частности, если Нурсултан Назарбаев пригласит в свою команду наиболее "продвинутых" оппозиционеров), либо очередные 7 лет правления президента пройдут под знаком его беспрекословной власти. Что, возможно, не очень хорошо для нашего государства, декларирующего демократические принципы существования.

Наша нефть и наш газ

Уходящий год прошел под знаком безоговорочного преимущества Казахстана в борьбе за нефтегазовые активы, которые распродавались на нашей территории. Пробным шаром стала продажа 16,67% акций British Gas в концорциуме Agip KCO. Несмотря на сопротивление акционеров и попытки сторонних компаний приобрести этот пакет, правительство Казахстана сделало все возможное, чтобы оставить его под своим контролем. Для этого в спешном порядке был принят закон, определяющий приоритетное право Казахстана на выкуп доли в нефтегазовых проектах, реализуемых в стране. Впрочем, выкупить долю BG полностью государство все равно не смогло. Но 8,8% акций Agip KCO - тоже весьма солидный пакет, позволяющий полноценно участвовать в работе этого консорциума.

К продаже канадской компании PetroKazakhstan (PKZ) правительство подошло уже во всеоружии. Потенциальные покупатели, среди которых своей настойчивостью выделялись китайская China National Petroleum Company (CNPC) и индийская Oil&Natural Gas Corporation (ONGC), должны были получить одобрение правительства Казахстана на приобретение акций PKZ. В итоге сделка превратилась в увлекательный торг, победителем в котором вышло опять-таки государство. Акции за 4,19 млрд долларов приобрели китайцы, однако Министерство энергетики и минеральных ресурсов добилось того, чтобы, в частности, Шымкентский нефтеперерабатывающий завод, вокруг судьбы которого шли наиболее жаркие споры, находился в совместном владении CNPC и "КазМунайГаза". Это условие позволило Казахстану получить контроль над одной из крупнейших нефтегазовых компаний.

Знаковой стала и покупка компании Nelson Resourses российской компанией ЛУКОЙЛ за 2 млрд долларов. Знаковой она стала в том смысле, что отечественные чиновники практически не препятствовали этой сделке. Очевидно, что российские бизнесмены менее опасны для казахстанской экономики, чем, к примеру, китайские, пожелавшие приобрести здесь максимально возможное влияние.

Можно признать, что правительство страны последовательно наращивает свое влияние на нефтегазовом рынке. Передав разработку отечественных месторождений в начале 90-х годов в концессию иностранным компаниям, ныне государство делает все возможное (естественно, в рамках законов, даже если их приходится спешно переписывать), чтобы вернуть эти активы в национальную собственность.

"Бензиновый кризис"

Период конец сентября - начало октября ознаменовался малоприятным событием, имевшим большие последствия для макроэкономики. Цены на бензин вышли из-под контроля и начали зашкаливать на немыслимых отметках. В отдельных регионах цена на самый дешевый бензин ушла далеко за 100 тенге за литр.

До сих пор, глядя на октябрьские события, так и неясно, чем все-таки был вызван всплеск цен на горючее. Официальные выводы: основная причина роста цен на ГСМ - дефицит нефтепродуктов на внутреннем рынке, что позволило поставщикам необоснованно увеличить цены. В поисках истины, наверное, не стоит забывать, что как раз в тот период еще не решилась судьба PetroKazakhstan и страна была накануне президентских выборов.

Интересно, как кризис был локализован. Сначала министр энергетики и минеральных ресурсов Владимир Школьник призвал нефтеперерабатывающие заводы вернуть отпускные цены на прежний уровень. Затем было принято решение о запрете вывоза бензина за пределы страны. Подписаны меморандумы с субъектами рынка об обеспечении стабилизации цен на рынке нефтепродуктов.

В итоге цены снизились на низкооктановый бензин (на высококачественный цены остались практически на том же пике, что и в критические дни), было принято решение о вводе экспортных пошлин (механизм непонятен и сомнителен). А правительство пообещало до конца года увеличить государственную составляющую на отечественных НПЗ, пытаясь таким образом убедить всех в том, что государство - лучший управляющий. То есть оно дает гарантию административного давления на цены и впредь, если возникнет такая необходимость.

В 2006 году правительство надеется наполнять рынок путем договоренностей с НПЗ, покрывая спрос. Хотя, например, опыт снабжения аграриев горюче-смазочными материалами по льготным ценам оказался не очень успешным.

В этом году инфляция явно выйдет за прогнозируемые пределы и составит 7-8%. Один из главных виновников этого события - бензин. По итогам 10 месяцев 2005 года в группе непродовольственных товаров основной прирост пришелся на бензин - в октябре на 13%, с начала года на 24%.

Дестабилизация обстановки в Центральной Азии

Государственный переворот в Киргизии (Бишкек упорно называет произошедшее 24-25 марта этого года народной революцией) и майский вооруженный мятеж в узбекском Андижане серьезно повлияли на геополитическую ситуацию в Центральной Азии, лидером которой стремится быть Казахстан.

Изгнание из Киргизии экс-президента Аскара Акаева наглядно показало мощь неуправляемой и озлобленной толпы, которая выходит из подчинения своих лидеров. Взяв власть в свои руки, оппоненты Акаева наглядно доказали (и продолжают доказывать до сих пор), что они не имеют серьезной и, главное, реально исполнимой программы экономического развития страны. То, за что оппозиция ругала Акаева год-два назад (авторитаризм, семейственность, клановость etc), присутствует в Киргизии и сейчас. Только теперь об этом никто не говорит - если при бывшей власти в стране существовала (при всех издержках и гонениях) независимая пресса, то ныне все СМИ Киргизии не позволяют себе оппозиционных мнений. Попытавшись сделать хорошее, по их мнению, дело - изгнать из страны "тирана Акаева", его оппоненты лишь создали Киргизии негативный имидж, который сказался и на инвестиционной привлекательности, и на настроениях населения.

Еще один сосед Казахстана, Узбекистан, после кровавых событий в Андижане стал придерживаться "пророссийского" направления. Что не могло бы не радовать, если бы не тот страшный повод, благодаря которому Ташкент повернулся лицом к Москве. Западные страны, прежде всего США, крайне негативно отнеслись к действиям правоохранительных органов Узбекистана во время ликвидации мятежа в стране. Андижан стал очередным поводом для массовой критики политики президента Узбекистана Ислама Каримова. Международная изоляция сподвигла прежде "проамерикански" настроенного Каримова обратить свой взор на Россию и Китай, две страны, которые поддержали его жесткие действия по подавлению восстания. Россия и Узбекистан подписали договор о вечной дружбе, российские бизнесмены начали активно работать в этой центральноазиатской стране. Кроме того, с территории Узбекистана выведена военная база НАТО. Теперь на месте ее дислокации, в Ханабаде, будет размещена военная база стран Договора о коллективной безопасности, основной контингент которой составят российские военнослужащие. Ташкент также начал процедуру вступления в ЕврАзЭС, что благоприятно скажется на интеграционных процессах в Центральной Азии.

Диверсификация нефтегазового экспорта

Диверсификацию экспортных нефтегазовых потоков можно признать одним из основных направлений деятельности Министерства энергетики и минеральных ресурсов. В 2005 году появилось два альтернативных варианта для экспорта казахстанской нефти, помимо существующих маршрутов. Однако назвать эти направления равнозначными достаточно сложно.

Вопрос присоединения Казахстана к нефтепроводу Баку - Тбилиси - Джейхан носит скорее политический, нежели экономический характер. Россия все годы создания БТД предлагала свой маршрут нефтепровода, чтобы не допустить ситуации, когда каспийская нефть начнет уходить в Европу, минуя российские транспортные системы. Страны-участницы проекта, который активно лоббируется США, не раз намекали, что хотели бы видеть Казахстан как основного поставщика сырой нефти для нового трубопровода. Однако правительство Казахстана так и не приняло окончательного решения. Иногда звучат высказывания, что нефть, добываемая на казахстанском шельфе Каспия, будет доставляться из Актау в Баку танкерами, но сколько будет этой нефти, до сих пор неизвестно. Находясь в мае этого года в Баку на торжествах по поводу запуска первой очереди нефтепровода, Нурсултан Назарбаев заявил о том, что джейханское направление станет одним из экспортных нефтяных путей, но ни в коем случае не основным. "Астана придерживается многовекторного варианта доставки собственных углеводородов на мировые рынки. И не потому, что это наша железобетонная позиция, а просто потому, что в 2010 году мы будем добывать 100 млн, а к 2015 году - около 150 млн тонн нефти. При внутренней потребности нашей экономики около 30 млн тонн ни БТД, ни северокаспийский нефтепровод не смогут обеспечить полную транспортировку нашей нефти за рубеж", - объяснил он.

Ввод в строй нефтепровода из казахстанского Атасу в китайский Алашанькоу - это уже пример не политики, а точного экономического расчета. Ежегодная потребность рынка нефти в Китае составит уже в ближайшие годы 450-600 млн тонн, поэтому российская и казахстанская нефть (учитывая также потребности других азиатских стран) имеет стабильный рынок сбыта. Проектная пропускная способность нефтепровода составит 20 млн тонн в год, в том числе на первом этапе - 10 млн тонн. Он обещает стать одним из основных экономических проектов между Поднебесной и Казахстаном, тем более что китайцы не раз заявляли о своем желании скупать любые объемы казахстанской нефти, чтобы насытить собственный рынок.

IPO казахстанских компаний

В конце года сразу две крупные казахстанские компании, занятые добычей цветных металлов, провели на Лондонской бирже первичное размещение своих акций. Сначала корпорация "Казахмыс" разместила 26,2% акций, выручив за них 661 млн фунтов стерлингов, или 1,17 млрд долларов. В ходе IPO было продано 64 млн акций, выпущенных ранее, и 58,4 млн акций новой эмиссии стоимостью 540 пенсов каждая. Таким образом, компания была оценена инвесторами в 4,4 млрд долларов при прогнозе топ-менеджмента в 2,5-2,7 млрд долларов.

Компания KazakhGold публично разместила 25% акций посредством выпуска глобальных депозитарных расписок. Она привлекла более 196,5 млн долларов против намечавшихся 176 млн долларов.

Повышенный интерес со стороны инвесторов обусловлен грамотной производственной стратегией, а также хорошими финансовыми показателями эмитентов. Например, "Казахалтын" в рамках модернизации производства в 2005 году завершила реализацию четырех крупных проектов, которые позволят ей уйти от продажи продукции с низкой ликвидностью. Что касается "Казахмыса", то она занимает десятое место в мире по добыче меди и ее обогащению. При этом компания стремится увеличить добавленную стоимость собственной продукции. С этой целью ею был приобретен в Германии завод по производству меди и медных изделий.

Способствовала интересу инвесторов и текущая конъюнктура на рынке металлов. С начала года золото подорожало на 19%. Причиной является сохраняющийся высокий спрос на этот металл со стороны инвестиционных фондов, стремящихся диверсифицировать свои портфели и защититься от инфляции. Притом что производство золота в последние годы падало, росли цены и на медь.

Проведение IPO именно в Лондоне объясняется желанием компаний, во-первых, повысить собственный имидж, позволяющий и дальше проводить заимствования за рубежом, наращивая капитализацию. Во-вторых, выручить крупные средства за акции. Из-за слабого инвестиционного потенциала внутреннего фондового рынка, компании не смогли бы привлечь такие суммы в Казахстане, поэтому ожидания собственников от выхода на международные рынки капитала оправдались.

Жилье для бедных

Жилищная программа, с которой мы "живем" вот уже практически год, вместо обеспечения наименее платежеспособных слоев населения собственной крышей над головой, "обеспечила" перегрев на рынке недвижимости. В этом году в рамках государственной программы развития жилищного строительства введено в эксплуатацию более 4 тыс. квартир, реализовано же из них лишь 26%, т.е. большинство из тех, кому это жилье изначально предназначалось, а их было достаточно много, не в состоянии его приобрести, потому как не могут подтвердить в банках свою платежеспособность. Даже несмотря на то, что цена 1 кв. метра составляет 350 долларов, а банки таким "социальным" клиентам предоставляют льготные условия кредитования: срок погашения кредитов продлен до 20 лет, первоначальный взнос снижен до 10%, а ставки вознаграждения - до 9-10% годовых.

Казалось бы, видя такой, мягко говоря, провал государственной жилищной программы, необходимо приостановить темпы строительства и не вкладывать в строительную отрасль, и без того растущую (в этом году инвестиции в жилищное строительство выросли на 176%, до 201, 5 млрд тенге, по сравнению с аналогичным показателем прошлого года), колоссальные средства. Но вместо этого социальные квартиры продаются всем желающим, исключение составляет лишь жилье, построенное в Астане, Алматы и Атырау. В этих городах квартиры могут выкупаться лишь через ипотеку во избежание спекуляции. Хотя многие понимают, что совсем уж избежать ее не удастся.

В общем, не продуманная до деталей, причем деталей весьма важных, жилищная программа дала сбой уже на первом году реализации.

Банки бьют рекорды по займам

В этом году казахстанские банки в меньшей степени развивали свою экспансию за рубеж, чем занимались собственным фондированием. Приобретений иностранных банков было всего несколько: АТФБанк полностью выкупил омский банк "Сибирь", а Банк ТуранАлем предпринял марш-бросок на запад, приняв участие в акционерном капитале Silk Road Bank (Грузия), Международного Инвестиционного Банка (Армения), Волжско-Камского акционерного банка (Россия) и Трансбанка (Украина).

Но зато теперь казахстанские банки получили высшее благословение - председатель Агентства финансового надзора Болат Жамишев, еще недавно считавший экспансию на внешние рынки ахиллесовой пятой банковской стабильности, заявил о том, что АФН будет стимулировать экспансию отечественных банков на внешние рынки: "Неразумно препятствовать банкам реализовывать те конкурентные преимущества, которые у них есть, и ограничивать их экспансию на внешние рынки". По его словам, в агентстве сейчас обсуждаются меры по стимулированию дальнейшего развития экспансии наших банков на внешние рынки через создание дочерних банков.

В 2005 году первые восемь банков страны вели активное заимствование. Практически все они перекрыли собственные планы заимствований, выстроенные год назад. И хотя конъюнктура на внешних рынках капитала складывалась не очень благоприятная, заимствовать за рубежом было выгодно. В сентябре Банк ТуранАлем побил рекорд, получив синдикат на сумму 777 млн долларов по ставке LIBOR плюс 0,7% годовых, а в декабре Казкоммерцбанк установил абсолютный рекорд и по сумме, и по ставке - часть из 1,3 млрд долларов (800 млн) ККБ получил по ставке LIBOR плюс 0,45% годовых. Другие банки имеют результаты скромнее, но для них они, безусловно, являются большим достижением.

Также почти все крупные банки отметились выпуском еврооблигаций. Акционеры Банка ТуранАлем утвердили программу среднесрочных еврооблигаций общим объемом 3 млрд долларов, АТФБанк выпустил пятилетние еврооблигации на сумму 200 млн долларов. Казкоммерцбанк завершил размещение двух выпусков еврооблигаций - на 500 млн и 100 млн долларов. Альянс Банк осуществил размещение своих дебютных еврооблигаций на сумму 150 млн долларов.

Власть идет в отрыве от бизнеса

Создание в апреле Общенационального союза предпринимателей и работодателей Казахстана "Атамекен" (это в то время, как подобная структура уже есть - Форум предпринимателей Казахстана) явилось одним из самых противоречивых проектов года. Об этом все чаще говорят сами предприниматели, а также представители власти.

"Светлая" идея создания союза - консолидировать предпринимателей Казахстана для дальнейшего представления и защиты их прав и законных интересов. Вторым пунктом целей и задач выступил, на первый взгляд, вполне логичный аспект взаимодействия предпринимателей с органами государственной власти по решению ключевых проблем отечественного бизнеса. Таким образом, власть взяла на себя обязательства содействовать предпринимателям в разработке и реализации экономических программ и законодательных актов, которые смогли бы устранить препятствия развития отечественного бизнеса и местных товаропроизводителей на внутреннем и внешнем рынках.

Для многих было очевидно, что все цели, озвученные учредителями союза (бизнесменами и политиками), являлись второстепенными, тогда как основной целью был тотальный контроль со стороны власти за всеми происходящими событиями в казахстанском бизнесе. По закону, в Казахстане может быть только одна аккредитованная ассоциация предпринимателей, объединяющая разноотраслевые группы бизнесменов. Фактически все региональные ассоциации должны находиться в подчинении у головной. С одной стороны, всем предпринимателям дали полное право участвовать в законотворческом проекте и в экономических государственных программах. С другой - государство приобрело в лице членов организации своих "сподвижников", которыми можно прикрыться в случае проваленной программы или законопроекта. Что хотели, то и получили!

Казахстанские предприниматели сегодня разошлись во взглядах. В течение всего времени существования союза было сделано несколько заявлений, в которых явно или косвенно говорилось о том, что программа объединения не более чем показуха. Часть членов Координационного совета считает, что движение сегодня управляется высокими госструктурами и используется в политических целях. Возможно, в ближайшем будущем "Атамекен" из союза трансформируется в партию, которая объединит в себе предпринимателей Казахстана, преследующих совершенно иные цели.

Выпуск инфраструктурных облигаций

Летом 2005 года стало известно, что в стране будет реализован первый инфраструктурный проект за счет выпуска специальных облигаций. Накопительные пенсионные фонды, терпящие бедствие с доходностью пенсионных инвестиций и испытывающие острый дефицит финансовых инструментов, наконец получили надежду разом решить две проблемы.

Было объявлено: общий объем выпуска инфраструктурных облигаций составит 30 млрд тенге номиналом 1 тыс. тенге за каждую бумагу. Это было бы хорошим подспорьем для институциональных инвесторов: заменить бумаги с отрицательной доходностью НПФ полностью, конечно, они бы не смогли, но при этом им бы удалось удачно инвестировать хотя бы часть активов. В настоящее время, по некоторым оценкам, НПФ нуждаются в реинвестировании по крайней мере двух третей пенсионных денег, а это более 400 млрд тенге.

Однако надежды в уходящем году не сбылись. Полноценная эмиссия инфраструктурных облигаций так и не состоялась. Дебютная эмиссия осуществлена всего на 1 млрд тенге, а это капля в море.

Между тем представляется, что у инфраструктурных облигаций хорошее будущее. Во-первых, они интересны для институциональных инвесторов потому, что гарантируют неплохую по нынешним временам доходность: первый выпуск размещен по ставке инфляция плюс 0,45%, что является едва ли не рекордом на фондовом рынке. Во-вторых, положительный опыт инвестирования в новый инструмент откроет отличные перспективы для выпуска подобных инструментов, о чем отечественным инвесторам приходится только мечтать. А чем больше будет таких бумаг, тем больше шансов в развитии вторичного рынка. Пока же все инвесторы раскупают бумаги и держат их до полного погашения. Отсутствие опыта работы на вторичном рынке (вовремя сбросить бумаги и купить новые) может отрицательно сказаться в будущем, когда настоящая игра на фондовом рынке станет возможной.

Но сейчас инфраструктурные облигации нравятся не всем. И это понятно. Субсидиарная, а не полная гарантия государства по этим бумагам несет потенциальный риск судебных тяжб с эмитентом, что может отразиться на потере времени и инвестиционного дохода. На вопрос, почему государство не желает брать на себя ответственность, внятного ответа нет.

Гражданское общество ждет

Два законопроекта, инициированных в начале лета мажилисменами, - "О деятельности филиалов и представительств (обособленных подразделений) международных и иностранных некоммерческих организаций на территории РК" и "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам некоммерческих организаций" - показали всю прелесть взаимоотношений власти и гражданского сектора. Суть их сводилась к тому, что НПО должны были за каждый свой шаг отчитываться перед местными исполнительными органами власти. Абсурдную инициативу (действующая законодательная база и так способна контролировать деятельность НПО) депутаты объяснили заботой о национальной безопасности. То есть депутаты, по сути, испугались гражданских инициатив, которые могут быть профинансированы зарубежными донорами. Впрочем, пируэт мажилиса в сторону власти возымел неожиданную развязку - государственному сектору пришлось изменить отношение к НПО: от родительской строгости к трудновоспитуемому ребенку к натяжному, но все-таки партнерскому диалогу. Надо заметить, в стране более 5 тыс. только официально зарегистрированных НПО, армия волонтеров составляет более 200 тыс. Естественно, после многочисленных дискуссий, которые заканчивались не в пользу власти, законопроекты были отклонены, инициативным гражданам помогли и внешние факторы - стремление государства к председательству в ОБСЕ и ее же желание считаться страной демократической. Уже в новом году правительство планирует профинансировать отечественные неправительственные организации. Министерство культуры, информации и спорта, к примеру, готово вложить в социально значимые проекты гражданского сектора 128 млн тенге.

Выход первого отечественного блокбастера "Кочевник"

"Кочевник", вышедший на экраны в ноябре, стал первым масштабным кинопроектом независимого Казахстана и был неоднозначно принят зрителями. Картина, повествующая об истории казахского народа и становлении государственного самосознания казахов во времена освободительной войны против джунгарских завоевателей, снималась интернациональной командой. Главную роль сыграл голливудский актер Куно Беккер, а режиссерами стали россиянин Сергей Бодров и казахстанец Талгат Теменов. Премьера вызвала массу противоречивых отзывов специалистов. С одной стороны, все сходятся во мнении, что сегодня остро стоит вопрос воспитания патриотизма, гордости за свой народ. Не случайно работу над "Кочевником" курировал лично президент страны. С другой - многие критики выразили недоумение относительно большого числа ошибок этнографического характера и чрезмерной "голливудизации" проекта, призванного поднимать национальное самосознание.

Большие споры возникли и по поводу финансирования картины. Так, кинематографисты, в последнее время не избалованные вниманием властей, с обидой воспринимают баснословные 34 млн долларов, выделенные съемочной группе "Кочевника". Обычно на производство отечественной картины уходит порядка 200-400 тыс. долларов. Значит, на деньги, потраченные на съемки "Кочевника", можно было бы снять от 85 до 170 полнометражных картин. А это гораздо больше, чем снято за последние 25 лет. С другой стороны, "Кочевник" стал первой ласточкой в отечественном кинематографе, всколыхнувшей интерес общественности к местному кинопроизводству. На волне повышенного внимания к этому проекту на киностудии "Казахфильм" было запущено еще несколько картин и выделены деньги для их финансирования. Так что у киношников появилась надежда на возрождение казахстанского киноискусства.

Интересно, что производители надеются окупить картину в основном за счет зарубежного проката, где этими вопросами займется компания Miramax. В ближайшее время будет объявлен тендер на дистрибуцию фильма на внутреннем рынке, но уже сейчас специалисты говорят, что наш рынок слишком мал для окупаемости такого масштабного проекта.