Новые правила "большой игры"

Индия начинает активные экономические и политические действия в Центральной Азии. Этот игрок может серьезно повлиять на существующий баланс сил в этом регионе

Новые правила "большой игры"

Геополитическое понятие "большая игра в Центральной Азии" традиционно рассматривает столкновение интересов России и Запада с доминирующей долей участия США. Однако последние события, например, приобретение China National Petroleum Company осенью 2005 года крупной канадской компании PetroKazakhstan, рост сотрудничества Китая с Узбекистаном и Киргизией, заставляют посмотреть на расстановку сил между державами по-иному. Крупные азиатские страны становятся серьезными игроками в Центральной Азии. Немецкий политолог Лутц Клевеман считает, что это свидетельствует о начале новой большой игры в регионе, замешанной на нефти и крови.

Нефтяные пятна Китая и Индии

Чем больше страна, тем больше ее амбиции на господство, а также и потребности в ресурсах, которые бы реализовывали такие цели. О буме китайской экономики знает не понаслышке вся планета, что очень беспокоит признанных лидеров экономического развития.

Китайская экономика стремительно растет. Недалеко то время, когда она перегонит США, заверяют зарубежные эксперты. Однако у Китая есть очень близкий сосед, который не менее настойчиво стремится вырваться в число передовых представителей мирового экономического могущества. Именно поэтому в сделке по PetroKazakhstan Индия была главным конкурентом Китая и следующим претендентом на владение нефтяной компании в Казахстане. Потребность Индии в нефти оценивается в 274 миллиона баррелей в течение последующих 20 лет, и владение PetroKazakhstan, запасы которой составляют 340 миллионов баррелей, позволило бы выполнить программу по обеспечению энергетической безопасности страны.

Интересно, что Китай и Индия - две страны, которые, решив активизировать свою внешнеполитическую и экономическую деятельность в Центральной Азии, предпочитают не называть себя конкурентами. Типичный пример международной дипломатии. Так, министр энергетики Индии Мани Шанкар Аяр, будучи единственным иностранным министром на выставке KIOGE 2005 в Казахстане, выразил веру в "человеческий гений", который исправит "несправедливость" ландшафта - Гималаев, отделяющих Индию от Центральной Азии. По его словам, транспортный путь может обеспечить расцвет индийско-казахстанских торговых и экономических связей, особенно в сфере природных ресурсов. "Поверьте, Индия уже здесь, и она займет свое место в сырьевом секторе. Индия не воспринимает как своих конкурентов другие страны, которые уже работают по данным направлениям", - сказал индийский министр.

Западные аналитики, отслеживающие внешнеэкономические отношения Китая, говорят, что Китай придерживается политики, которую проповедовали страны Европы, Франция или Италия, в 50-е и 60-е годы. Создавая государственные нефтяные компании (Elf во Франции, ENI в Италии), эти страны планировали обеспечить себя стабильными поставками нефти, разрушив при этом квазимонополию американских и британских нефтяных компаний, таких как BP, Shell, Exxon и т.д. Аналитики усматривают в покупке китайцами компании PetroKazakhstan ту же аналогию. Цель приобретения компании заключалась не в оптимизации прибыли компании для акционеров, но в обеспечении всей китайской экономики энергоресурсами.

Потребность в нефти выливается в политическую вовлеченность. Ибо политическая подоплека есть следствие спроса на нефть, а не наоборот, подчеркивают западные эксперты.

Китай и Россия - полезная дружба

В случае с Китаем нужно заметить следующее: географическое положение благоприятно сказывается на планах Поднебесной обеспечить себя нефтью из Казахстана. Центральная Азия соседствует с Китаем, и эти страны исторически независимы от влияния США и Великобритании и их нефтяных гигантов. Однако Центральная Азия не страдает от недостатка внимания к своим ресурсам, так как Китай и Россия, а в последнее время и Индия, очень заинтересованы в них. И как Китай не одобрил бы распространяющегося влияния России на бывшие постсоветские республики, так и Россия не приветствует то, что бывшие советские республики могут "попасть в руки" Китая.

Таким образом, отношения между Китаем и Россией в регионе регулируются этим сдерживающим фактором, не позволяющим бесцеремонно вмешиваться в происходящие в Центральной Азии процессы и распоряжаться ее ресурсами. Полное единодушие России и Китая в вопросе отстранения США от активности в регионе только укрепляет этот фактор. Для того чтобы сбалансировать влияние США, Россия и Китай стали искать новых партнеров в регионе, и осенью 2005 года в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) в качестве наблюдателей вошли Иран, Пакистан и Индия. Одним из главных итогов заседания ШОС стало требование о выводе американских военных подразделений из региона.

Границы размыты

После присвоения Индии статуса наблюдателя в ШОС встает вопрос о том, что Китай и Индия, находясь в одной организации с идентичными планами относительно Центральной Азии, могут чувствовать себя немного стесненно. Но эти два азиатских гиганта не принимают во внимание общие задачи своей внешней политики в регионе, а концентрируются на выработке тактики в достижении лидерства и контроля за ресурсами Центральной Азии. Каждая из них ищет сильного союзника для продвижения своей политики в регионе. Так, Индия заручилась поддержкой Америки и получает разрешение на развитие ядерной промышленности и приобретение вооружения из России. Но США блокируют подобные сделки Китая, даже если они одобрены Европейским союзом.

Зато Китай выстраивает хорошие отношения с Ираном, в котором он видит выгодного партнера для вытеснения США из Центральной Азии. У Ирана есть главное преимущество: эта ближневосточная страна богата нефтяными запасами. В прошлом Япония стремилась угодить Тегерану, однако из-за длительного кризиса по ядерной программе Ирана она отказывается поддерживать иранскую политику, так как очень тесно связана экономическими договорами с Америкой. Отношения же между Пекином и Вашингтоном далеки от дружеских, поэтому репутация Китая от проиранской позиции не пострадает.

На фоне складывающихся международных отношений ясно, что вокруг Каспийского региона и Центральной Азии разворачивается новое театральное действо, ставящее своей целью изменить геополитический баланс. Ситуация очень запутана, так как границы двух блоков под предводительством США, с одной стороны, и России и Китая, с другой, слишком размыты. Каждый союзник пытается перетянуть партнеров из другого лагеря для достижения своих интересов.

В этой большой игре Индия выступает в качестве нового серьезного конкурента в регионе. Если Китай уже знает, в какой степени нужно способствовать укреплению влияния России в Центральной Азии, чтобы выигрывать тендеры на приобретение компаний, строительство нефтепроводов etc, то Индия еще только мечтает о подобных проектах.

Не признаваться в соперничестве

Коллеги из российского "Эксперта" уже писали о том, что на постсоветском пространстве Индию все еще продолжают считать слаборазвитой страной. В реальности Индию отличает от Китая тот факт, что это практически единственная страна третьего мира, экономический успех которой обеспечивается не за счет эксплуатации природных ресурсов и дешевизны рабочей силы, а использования ее интеллектуального потенциала. По прогнозу инвестбанка Goldman Sachs, к 2050 году Индия займет третье место в мире по ВВП и войдет в десятку стран-лидеров по индексу ВВП на душу населения. Таким образом, сделав ставку на развитие хайтека и образования, Индия получает первые плоды от выбранной стратегии развития и претензий на лидерство. Кроме того, в этой стране очень хорошо работают правила капиталистического ведения бизнеса, заимствованные со времен английских колонизаторов.

Роль постсоветских стран, где особое место занимает Центральная Азия, для Южной Азии растет с каждым новым политическим событием и экономическим явлением. Малайзия на правах председателя АСЕАН пригласила президента России Владимира Путина для того, чтобы он выступил с приветственной речью в адрес первого Восточноазиатского саммита, проходившего в Куала-Лумпуре в середине декабря.

Огромные размеры Китая и его растущая экономика придали стране еще больший вес в рамках АСЕАН, и Поднебесная не намерена делить свою прибыль с Индией, которая продвигает инициативу форсированной интеграции для совершенствования системы экспорта, особенно информационной индустрии.

Несмотря на это, Индия, пересмотрев многие принципы своей дипломатии, наладив добрососедские отношения с Пакистаном и Китаем, планирует двигаться в своем внешнеполитическом курсе в отношении Китая следующим образом: "не поддаваться на провокации по поводу опасности со стороны Китая, не поддерживать сепаратистских тенденций Тибета и Тайваня, не препятствовать развитию китайско-пакистанского стратегического партнерства, не сближаться с США и Японией в противовес Китаю, не видеть себя равной Китаю в качестве экономической и ядерной державы", - считает эксперт по вопросам Азии Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК Оксана Должикова. В среднесрочной перспективе Индия постарается избежать активного вовлечения в коалиции с Китаем или Россией против США, и наоборот. Однако будущее Южной Азии и взаимоотношения с Центральной Азией будут напрямую зависеть от трансформации устаревших систем и самого понятия соперничества, а также концепции конкурентной безопасности в концепцию коллективной безопасности, в связи с чем ожидается повышение роли Индии как наиболее крупной региональной державы в дальнейшем взаимодействии с Китаем.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее