Каков закон, таково и послушание

В Форуме предпринимателей Казахстана считают, что принятие нового закона может иметь негативные последствия для развития конструктивного диалога между властью и бизнесом. Об этом «Эксперту Казахстан» сообщила исполнительный директор Форума предпринимателей София Айсагалиева.

Каков закон, таково и послушание

– Какие, на ваш взгляд, основные моменты, которые должны быть пересмотрены в проекте закона «О частном предпринимательстве»?

– Прежде всего нужно обратить внимание на три момента. Первый – деятельность экспертных советов. В законе появилось новое понятие аккредитации бизнес-ассоциации для участия в работе экспертных советов. Экспертные советы мы изначально рассматривали как самую главную площадку взаимодействия между бизнесом и властью по текущим, наиболее острым вопросам, волнующим предпринимателей. Теперь роль этой площадки сужена и сведена только к экспертизе проектов нормативно-правовых актов. Второй момент касается финансирования ассоциации предпринимателей. Первоначально этот вопрос был вынесен на рассмотрение «Атамекеном», и в нем содержалась следующая система финансирования: любая бизнес-единица, является она членом ассоциации или нет, обязана платить взнос в «Атамекен». А потом этот союз уже по своему усмотрению будет осуществлять распределение фондовых средств. Бизнес-ассоциации увидели здесь ограничение их самостоятельности и возможность реализации субъективного подхода со стороны головной организации. Несмотря на то что вопрос финансирования очень актуален для всех организаций, тем не менее они посчитали, что порядок членства в общественном объединении и, соответственно, уплата членского взноса должны оставаться добровольными, как это предусмотрено в Конституции. Третий момент касался вопросов проверок и расширения полномочий и надзорных функций госорганов. Нам удалось отстоять в парламенте вопрос финансирования, т.е. каждое предприятие или каждый индивидуальный предприниматель имеет право выбирать организацию, в которой будет членствовать, заключать с ней договор и на основе этого договора уплачивать членские взносы. Два других вопроса, к сожалению, остались в неприемлемом, на наш взгляд, для бизнес-сообщества виде.

– Как вы думаете, новый закон станет определяющим в развитии диалога между бизнесом и властью?

– С принятием нового закона мы добились какого-то фундаментального знакового результата. Как сказал один из предпринимателей, бюрократическая революция в Казахстане завершилась, и государство закрепило свое новое отношение к предпринимателю. В то время как предприниматель говорит: я – очень полезный для общества человек, создаю рабочие места, плачу налоги, улучшаю быт своих работников, забочусь о них как о своих детях. Государство говорит: нет. Вы представляете угрозу, поэтому вас нужно проверять. Если раньше были проверки, связанные с лицензированными видами деятельности, теперь 11 министерств ввели определение рейдовой проверки, которая проводится без обозначения конкретного субъекта, по квадратам улиц, то есть проверяют всех, кто попадается на пути. Например, Министерство транспорта и коммуникаций, где есть комитет транспортного контроля, вводит рейдовые проверки, связанные с безопасностью движения, с проверкой разрешительных документов у водителей. Тогда непонятно, чем будет заниматься ГАИ. В статье 38-й закона говорится о том, что государственный контрольный надзор по вопросам обеспечения безопасности жизни, здоровья населения и сохранности имущества будет осуществляться в особом порядке путем закрепления сотрудников соответствующего госоргана за субъектом предпринимательства, т.е. без акта назначения проверки, без регистрации в органах правовой статистики и, соответственно, без акта о результатах проверки. Предприниматель не бежит от ответственности, более того, он понимает всю меру ответственности, и именно благодаря этому может успешно осуществлять свою деятельность. Тогда зачем и кому нужны меры, которые были применимы скорее в Советском Союзе, во времена плановой экономики?

– Некоторые представители общественных ассоциаций считают, что законопроект может откинуть отечественный бизнес, с точки зрения нормативных актов и работы по серым схемам, на уровень 1996 года. Возможно ли такое?

– Как показывает наша практика, предпринимателям, в общем-то, все равно, каким будет тот или иной нормативно-правовой акт: пусть примут, а мы посмотрим, сможем ли это обойти. И если обойти не получится, тогда и начнем возмущаться. Для того чтобы поменять это отношение, надо поменять стратегическую цель.

Я думаю, что здесь нужно связать несколько предшествующих событий. Недавно были внесены изменения в Налоговый кодекс, где существенно расширен режим упрощенной декларации. Вследствие этого мы наблюдаем процессы дробления ТОО. Они преобразовываются в несколько индивидуальных предприятий, чтобы использовать режим упрощенной декларации. Индивидуальному предпринимателю легче уйти в тень. То же самое наблюдается у нас и на таможне, где произошло расширение льготного режима для физических лиц. С увеличением числа проверок все это дойдет до своего логического завершения. «Тени» не холодно и не жарко от принятия этих законов. Плохо добросовестному бизнесу, который сетует на то, что «тень» мешает ему нормально конкурировать. «Тень» не проверяют, она пользуется дешевыми негосударственными, или, как их называют, коррупционными, схемами, которые дешевле, чем легальное регулирование. Необоснованным изменением законодательства мы можем добиться того, что лишимся среднего бизнеса вообще. Через 15 лет построения рыночных отношений фактически сделан разворот в сторону плановой экономики, и мы вернулись к ситуации, имевшей место в начале 90-х. Я не против льгот для малого бизнеса, ни в коем случае. Малый бизнес всегда нуждался и нуждается в государственной поддержке именно потому, что он малый. Я за то, чтобы малый бизнес развивался в благоприятном и понятном для всех участников правовом поле, но в то же время существовали бы законодательно определенные стимулы, которые бы создавали мотивацию для отдельных, наиболее успешных представителей малого бизнеса перерастать в средние предприятия. Для этого нужно не проверять субъектов малого бизнеса, что достаточно трудно администрировать, а, используя инструменты государственной политики, выводить их из тени. Вывод бизнеса из тени и должен стать основной стратегической целью изменения законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность.