Тень останется в прошлом

Председатель Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовой полиции) Сарыбай Калмурзаев считает, что ближайшие годы станут определяющими в борьбе с теневой экономикой

Тень останется в прошлом

Процесс экономического развития Казахстана подразумевает, что помимо положительных моментов (улучшение финансового положения страны, приток иностранных инвестиций, рост макроэкономических показателей) в нем присутствуют и моменты негативные. В первую очередь увеличение числа экономических и коррупционных преступлений. Сарыбай Калмурзаев, который на прошлой неделе указом Нурсултана Назарбаева вновь назначен председателем Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью, рассказал «Эксперту Казахстан» о том, что его ведомство планирует предпринимать, чтобы искоренить теневую экономику. Или, как минимум, уменьшить ее объемы.

– Сарыбай Султанович, ваше агентство разработало программу по борьбе с теневой экономикой. Не могли бы вы рассказать о ее основных положениях?

– Прежде всего внесем ясность: очередным этапом борьбы с теневой экономикой в Казахстане стала программа «Основные направления экономической политики и организационных мер по сокращению размеров теневой экономики в Республике Казахстан на 2005–2010 годы», которая подготовлена Министерством экономики и бюджетного планирования. Нашим агентством разработаны программы по борьбе с правонарушениями в сфере экономики и по борьбе с коррупцией. Несомненно, их реализация будет способствовать дальнейшему сокращению теневого сектора и развитию легальной экономики в нашей стране и обеспечит существенное пополнение бюджета, реализацию новых социально-экономических проектов.

Теперь несколько подробнее. Программа борьбы с правонарушениями в сфере экономики направлена на дальнейшее формирование системы мер по обеспечению экономической безопасности государства путем предупреждения и пресечения экономических правонарушений. В практической деятельности программа нацеливает прежде всего на борьбу с правонарушениями в налогообложении, легализации денег, полученных от незаконных внешнеэкономических и финансовых операций, подпольного производства и реализации подакцизных товаров, хищения бюджетных средств.

Государственная программа борьбы с коррупцией будет реализовываться в два этапа. Первый (2006–2008 годы) – завершение процессов разграничения полномочий между уровнями государственного управления с поэтапной передачей функций центральных государственных органов в местные исполнительные органы, прежде всего в таких сферах, как охрана окружающей среды, сельское хозяйство, земельные отношения. Будут совершенствоваться правовое регулирование процессов лоббирования, вовлечены в антикоррупционную деятельность организации гражданского общества. Все это обеспечит дальнейшее укрепление социальной и политической стабильности в стране за счет роста доверия граждан к государственной власти. На втором этапе (2009–2010 годы) будет осуществлена передача отдельных разрешительных функций неправительственным организациям. Произойдет правовая регламентация форм и механизмов взаимодействия государственных органов, предпринимательства и граждан, а также процедур, содействующих прозрачности принятия судебных решений и своевременности их исполнения. Будет внедрена эффективная система противодействия легализации незаконных доходов с помощью четкого мониторинга финансовых операций.

Национальное законодательство планируется привести в соответствие с международными стандартами путем разработки конкретных проектов и внесения изменений и дополнений в уголовное законодательство Казахстана. Например, установление ответственности юридических лиц за совершение коррупционных преступлений, уголовной ответственности за получение взятки должностными лицами иностранных государств и международных организаций, а также за получение взятки в пользу третьих лиц. В рамках программы будут приняты законы, определяющие конкретные меры по выявлению, поиску, задержанию, конфискации доходов и имущества лиц, совершивших коррупционные преступления, закреплена обязанность лица, осужденного за совершение коррупционного преступления, предоставить доказательства законности происхождения своих доходов и имущества, находящегося в его пользовании.

– Существует устойчивое мнение, что коррупцию искоренить невозможно. В лучшем случае можно лишь снизить коррупционные риски…

– Коррупция как социальное явление продолжает существовать практически во всех странах мира, независимо от политического развития, и различается лишь масштабами. Борьба с коррупцией в Казахстане определена в качестве одного из основных приоритетов государственной политики. Среди стран Содружества независимых государств Казахстан занимает лидирующее положение в создании системы государственных мер противодействия коррупции.

Коррупция как социальное явление продолжает существовать практически во всех странах мира, независимо от политического развития, и различается лишь масштабами.

Отмечу, что ни в теории, ни в практике нет однозначного решения вопроса, как повсеместно искоренить коррупцию. Но, учитывая тот факт, что коррупция без постоянного ей противодействия имеет свойство расширяться и приспосабливаться к новым условиям, проведение и совершенствование антикоррупционной политики государства является одной из основ ее сдерживания и борьбы с нею. При этом эффективность ее реализации в значительной степени зависит от того, насколько активно в ней примет участие общество в целом. Имеются примеры отдельных стран, где путем принятия комплекса социально-экономических и правовых мер было достигнуто ощутимое снижение темпов коррупции.

Предпринимаемые Казахстаном шаги в борьбе с коррупцией дают свои результаты: в обнародованном докладе международной организации Transparency International отмечается, что по итогам 2005 года улучшение ситуации по борьбе с коррупцией наблюдается в Эстонии, Франции, Японии, Казахстане. Наша страна в мировом рейтинге поднялась сразу на пятнадцать пунктов в сравнении с 2004 годом. Можно, конечно, по-разному относиться к мнению международных организаций, но прогресс очевиден. Но это не означает, что мы должны остановиться на достигнутых результатах. Наоборот, мы будем еще энергичнее использовать потенциал и объединять все имеющиеся в стране силы для борьбы с этим негативным явлением.

– Многие бизнесмены говорят, что им проще сделать подарок тому или иному чиновнику, чтобы тот помог с решением проблемы, чем идти «официальным» путем. И не считают этот подарок взяткой. Есть ли в антикоррупционном ведомстве четкое понимание того, за какой чертой подношение квалифицируется как взятка? И не является ли наша государственная система управления, в частности, наличествующий в ней бюрократизм, первопричиной для возникновения коррупции?

– Следует четко понимать, что получение любого подарка или вознаграждения чиновником за осуществление действий в интересах дарителя с использованием своего служебного положения расценивается в соответствии с законом «О борьбе с коррупцией» как коррупционное правонарушение. Какой именно будет ответственность – уголовной или административной, зависит от размера вознаграждения. Здесь следует особо подчеркнуть, что уголовную ответственность может нести и лицо, дающее вознаграждение.

Бюрократия, безусловно, питательная среда для коррупции. Во многих странах именно взятки породили громоздкую бюрократию. С ней необходимо бороться. В Индонезии, например, учреждения, в которых существует возможность незаконного обогащения, называют «мокрыми». «Сухие» министерства – это те, где условия для получения взяток ограничены. «Мокрыми» государственными должностями считается работа в полиции, налоговых органах, любой пост министра. Назначение на «сухую» должность в этой стране, по мнению многих, самая страшная судьба, которая может выпасть на долю чиновника. Однако такое яркое проявление взаимосвязи бюрократии и коррупции в развивающихся странах во многом связано с тем, что мелким чиновникам заработную плату могут не платить месяцами.

Иногда говорят, что взятки платятся для ускорения процесса получения необходимых разрешений. Так ли это? Например, международные исследования специалистов Всемирного банка, экономистов Дэниела Кауфмана и Шан-инь Вей, показали, что компании, выплачивающие значительные средства в виде взяток, как правило, тратят не меньше, а больше времени на различного рода согласования с бюрократами.

Коррупция унижает граждан и ослабляет государство. Деловые круги могут лишь выиграть от законов и общественных инициатив, которые укрепят возможности борьбы с взятками. У предпринимательства есть свой интерес к проблемам борьбы с коррупцией. Ведь в коррупцию всегда вовлечены три стороны – государственная власть, частный сектор и общество. Причем последнее, как правило, является главной жертвой. Ни одна из сторон не может теоретически или практически решить проблему коррупции отдельно от других. Неразрешима эта проблема и при пассивности любой из них.

Главной движущей силой в борьбе с коррупцией должно быть признание того, что общество не может требовать более высоких стандартов в деятельности государственных органов, чем те, которым оно само готово соответствовать. Так, существует Кодекс чести государственных служащих. Однако не менее важно принять кодексы поведения и обеспечить транспарентность деятельности предпринимательства и общественных институтов гражданского общества. Причем эти документы должны использоваться не в качестве декораций, а выступать перед обществом полноценными обязательствами, регулярно исполняемыми.

Когда-то лорд Эктон, английский историк, сказал знаменитую фразу: «Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно». Поэтому бюрократические потребности общества следует постоянно переоценивать, оптимизировать и сокращать. Необходимо внедрение новых форм участия гражданского общества в борьбе с коррупцией, прежде всего на основе передачи ряда функций неправительственным организациям. Так, в отдельных странах введена практика мониторинга НПО процесса закупок для государственных нужд.

Как показывает мировой опыт, лица, занимающие должности, наиболее уязвимые с точки зрения приверженности к коррупции, должны подвергаться постоянной ротации. Их контакт с общественностью должен быть обезличен. Например, компьютеризация процессов представления налоговых и таможенных деклараций может стать весьма эффективным способом решения подобных проблем. Не менее результативным является введение практики «позитивного молчания». Она состоит в том, что при обращении граждан, в частности, за лицензиями, регистрационными документами они считаются автоматически выданными, если в течение установленного срока с момента подачи заявления не был получен официальный отказ.

– Не могли бы вы рассказать про то, какие дела были возбуждены вашим агентством против коррупционных чиновников? Где коррупции больше: на местном уровне власти или в центральных аппаратах? И чем это объясняется?

– В 2005 году нами возбуждено 1214 уголовных дела по коррупционным преступлениям. Завершено следствие по 856 уголовным делам, из них направлено в суд с обвинительным заключением 783 уголовных дела. Хочу особо подчеркнуть, что 84,8% всех коррупционных преступлений выявлено органами финансовой полиции.

Наибольшее количество коррупционных преступлений приходится на взяточничество (219), злоупотребление должностными полномочиями (282) и служебный подлог (525).

По количеству и категориям чиновников, уличенным в коррупции, статистика следующая: 103 сотрудника органов внутренних дел, 103 акима, 22 судьи, 54 сотрудника органов ЧС, 12 сотрудников таможенных органов, 672 государственных служащих прочих структур.

Ущерб по делам о коррупционных преступлениях составил 304 млн тенге, из которых уже возмещено более 60% (183 млн тенге). По остальной сумме ущерба приняты меры к обеспечению возмещения.

– Какие экономические преступления можно считать «топовыми»? Чем больше всего грешат наши бизнесмены?

– Наибольшее количество экономических преступлений приходится на присвоение или растрату вверенного чужого имущества (1075), мошенничество (1076), незаконное предпринимательство (548), изготовление и сбыт поддельных денег или ценных бумаг (400), уклонение от уплаты налогов организации (428).

– На ваш взгляд, возможно ли в Казахстане возбуждение дела уровня, к примеру, дела против Ходорковского в России?

– Вопрос подобного содержания задавался мне неоднократно. Как я говорил ранее, аналогичный процесс в Казахстане в принципе невозможен. И это утверждение базируется не на пустом месте, а на анализе конкретной экономической ситуации в нашей стране и в России.

Изначально модель экономического развития наших стран была разной. В настоящее время это признают международные экономические институты, и это же, по их мнению, дало возможность Казахстану опережать Россию в темпах экономического роста. Следовательно, можно утверждать, что формы управления экономикой в нашей стране более совершенны и эффективны. Как следствие, условия, способствующие совершению подобных преступлений в Казахстане, минимальны.

Не отрицаю, в отдельно взятых ситуациях нечистые на руку предприниматели, возможно, и используют отдельные методы совершения преступлений, именуемых в народе «схемой Ходорковского». Однако, поскольку в стране к настоящему времени созданы достаточно эффективные правоохранительные механизмы, адекватные современным рыночным требованиям, они позволяют эффективно противостоять возникновению ситуаций, подобных делу Ходорковского.

– Известно, что особое внимание вы уделяете деятельности компаний, связанных с добывающим сектором. Чем это вызвано?

– Компании, связанные с добывающим сектором, относятся к крупным налогоплательщикам, имеющим значительные активы и обороты. Естественно, что преступления, совершаемые хозяйствующими субъектами, занимающимися добычей минерального сырья, руды и т.д., наносят значительный ущерб экономике республики.

Как показывает анализ экономических преступлений, одной из наиболее привлекательных для добывающего сектора схем уклонения от уплаты налогов является использование оффшорных зон. Распространившаяся практика базируется на применении трансфертных цен. При экспорте товара из Казахстана через оффшорные зоны цена с целью вывода от налогообложения значительной части прибыли, как правило, занижается. Казахстанские предприятия регистрируют аффилированных трейдеров в оффшорной зоне, а банковские счета, как правило, открывают в Швейцарии, Германии, Великобритании. При этом трейдеры при дальнейшей перепродаже казахстанского сырья по мировым ценам аккумулируют деньги на счетах в европейских государствах.

Как показывает мировой опыт, лица, занимающие должности, наиболее уязвимые с точки зрения приверженности к коррупции, должны подвергаться постоянной ротации.

Чтобы пресечь преступления, связанные с уклонением от оплаты налогов при применении механизмов трансфертного ценообразования, агентством совместно с Генеральной прокуратурой инициирован вопрос создания межведомственной рабочей группы с участием представителей министерств по проверке налогоплательщиков, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность с применением трансфертных цен. В результате проведенных проверок по 41 предприятию доначислено налогов и штрафных санкций в бюджет на сумму порядка 10 млрд тенге и уже возмещено доначисленных сумм порядка 300 млн тенге. В целом за 2005 год в результате деятельности органов финансовой полиции возмещено ущерба государству, юридическим лицам и гражданам на сумму около 26 млрд тенге против 12,3 млрд тенге в 2004 году.

Установлено, что в распоряжении контролирующих органов трансфертного ценообразования отсутствуют официальные источники информации (PLATTS или ARGUS) по котировкам минерального сырья на международных рынках. При этом оказалось, что нефть и конденсат не внесены в перечень продукции, подлежащей обязательной сертификации органами по стандартизации, метрологии и сертификации.

– В течение прошлого года вы сделали несколько заявлений, что отечественные банки используют «кредитные откаты». Банкиры требуют специального вознаграждения за предоставленные кредиты. Нам представлялось, что эта тема была характерна для наших банков в конце 80-х – начале 90-х годов, но не сейчас, когда банковская система приобрела солидность, с которой не вяжутся эти пресловутые «откаты»…

– «Банковский рэкет» основывается на возможности должностных лиц банка принимать положительные либо отрицательные заключения по вопросу выдачи кредита тому или иному лицу. При этом банковские работники на этапе принятия соответствующего решения получают доступ к информации о заемщике, его бизнесе, финансовом состоянии и перспективах, поставщиках и потребителях. Такая информация зачастую сама по себе представляет коммерческую ценность, а предполагаемый заемщик, раскрывая ее перед банком, не имеет гарантии получения кредита.

Статистика таких фактов зависит как от корпоративной культуры (деловой этики) самих коммерческих банков, так и от элементарной порядочности каждого конкретного менеджера либо руководящего работника. В большинстве коммерческих банков Казахстана, особенно в наиболее крупных, существует достаточно профессиональная служба внутренней безопасности, деятельность которой должна быть, в частности, направлена на пресечение подобного вида давления на клиентов банка. В заключение хочу заметить, что вышеперечисленным правонарушениям необходимо уделять самое серьезное внимание для предотвращения монополизации банковскими холдингами значительных сегментов рынка и расширения так называемых непрофильных активов.

– Насколько реально, что в Казахстане может вспыхнуть война олигархических кланов (сейчас этот процесс можно назвать скорее конфликтами), например, из-за передела собственности?

– Война – это слишком сильно сказано. Определенные группы бизнесменов, почувствовав самодостаточность, могут предпринимать попытки оказывать влияние на власть. Особо хотелось бы подчеркнуть – эти люди, добиваясь поставленной цели, должны прежде всего думать об интересах своего государства и его целостности, стабильности в обществе и спокойствии наших граждан.

– Вы также известны как противник оффшорного бизнеса, однако итоги практически всех проводимых в Казахстане тендеров свидетельствуют, что бизнесмены по-прежнему любят делать бизнес через оффшоры. Собираетесь ли вы отучать их от этой привычки?

– Тщательный анализ действующей в стране системы трансфертного ценообразования выявил ряд проблемных вопросов, требующих своевременного государственного урегулирования. Например, до июля прошлого года налоговые органы при проведении проверок и корректировке доходов налогоплательщиков руководствовались перечнем оффшорных зон, утвержденных постановлением правления Национального банка от 25 февраля 2005 года, в который входил ограниченный круг стран с льготным налогообложением. Однако данный перечень был принят в целях регулирования банковской, страховой деятельности, рынка ценных бумаг.

«Вредоносность» оффшорных зон можно определить как «налоговый демпинг» с целью переманивания капитала из других стран.

В связи с этим нашим агентством инициирован вопрос о необходимости принятия конкретных решений по разработке перечня оффшорных зон, используемого для осуществления государственного контроля при применении трансфертных цен. В результате правительством утвержден перечень иностранных государств с льготным налогообложением, в который вошли 45 государств.

«Вредоносность» оффшорных зон можно определить как «налоговый демпинг» с целью переманивания капитала из других стран. Тем самым дестабилизируется налоговая база других стран, поощряется уклонение от налогов, а бремя налогообложения переносится на менее мобильные компоненты налоговой базы (труд, недвижимость, потребление). Все это может оказывать самое серьезное влияние на искажение структуры экономических стимулов неоффшорных экономик. Кроме того, отсутствие необходимой транспарентности создает опасность использования этих налоговых убежищ для отмывания средств, полученных незаконным путем, и финансирования терроризма. Однако дальнейшее совершенствование механизмов государственного контроля над внешнеэкономическими операциями, создание финансовой разведки, активное международное сотрудничество с правоохранительными органами заинтересованных стран позволит эффективно предотвращать губительные последствия оффшорного бизнеса для нашей страны.

Статьи по теме:
Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор