Стать другой страной

Претенциозная задача войти в течение ближайших 10 лет в число 50 самых конкурентоспособных стран мира выполнима лишь при условии создания по-настоящему открытой экономики и резкого повышения количества и качества инвестиций в человеческий капитал

Стать другой страной

Середина января прошла в Астане достаточно бурно. Формально основным был кадровый вопрос. Произошло назначение главы правительства, сформирован новый кабинет министров, назначены почти все акимы областей, руководитель администрации президента. Сенсаций не произошло. Правительство вновь возглавил Даниал Ахметов. Да и остальные кадровые назначения внутри самого кабинета позволяют говорить лишь о перегруппировке имеющихся сил, а не о какой-либо кадровой революции. По-настоящему новых людей в правительстве лишь двое – бывший аким Карагандинской области Камалетдин Мухаметжанов и бывший советник президента Ермухамет Ертысбаев. Сам президент, говоря о логике кадровых назначений, объяснил ее следующим образом: «Правительством сохранены высокие темпы роста экономики. Начали давать положительные результаты индустриальная и жилищная программы, осуществляться задуманное и в сельском хозяйстве, были разработаны программы в социальной сфере. Самое главное – улучшилось благосостояние граждан. Эта работа должна продолжаться и развиваться в свете новых задач. Для этого нужна преемственность практических действий исполнительной власти».

Между тем уже из первых публичных выступлений президента стало ясно, что задачи нового кабинета серьезно отличаются от поставленных ранее. Если прежде в качестве главной цели ставились задачи количественного порядка, как-то: удвоение-утроение ВВП, то перед новым кабмином поставлена задача качественная – создать условия для вхождения Казахстана в течение 10 лет в число 50 самых конкурентоспособных стран мира. Начиная, по сути, новый президентский цикл, Нурсултан Назарбаев дал поручение кабинету министров подвергнуть серьезной ревизии стратегии развития страны. «Необходимо пересмотреть и привести в соответствие все существующие программы и проекты как в центральных, так и в местных исполнительных органах», – заявил он на встрече с членами правительства.

Приоритеты развития

Главным приоритетом для Нурсултана Назарбаева по-прежнему является экономика. Не случайно оба первых выступления президент посвятил именно проблемам экономического развития страны, пообещав депутатам, что о политической модернизации он выскажется позднее, в ежегодном Послании. С одной стороны, совершенно ясно, что экономика – это любимая тема выступлений президента и визитная карточка достижений прежних лет. С другой – как стало ясно из текста речей, г-н Назарбаев четко осознает, что в жизни страны наступает новый период. Ресурсы развития, заложенные еще при Советском Союзе, а также в первые годы реформ, практически исчерпаны, и для дальнейшего развития страны необходимы новые стратегии и цели. Собственно, сейчас достаточно сложно говорить и оценивать идеи, высказанные Нурсултаном Назарбаевым, как некую цельную концепцию. Выступления в парламенте и перед кабинетом министров стали своего рода предварительной заявкой. Более того, правительству поручено в течение 14 дней подготовить программу своей работы, а в течение месяца – текст ежегодного Послания, которое фактически является главным программным документом, определяющим и стратегию, и тактику. Однако уже сейчас можно говорить об озвученных в выступлениях президента трендах, следуя которым и будут разработаны вышеуказанные документы.

Стратегически их два. Первый – это создание условий для экспансии казахстанского бизнеса на внешние рынки. Второй – активный импорт лучшего мирового опыта во все отрасли, начиная от производства товаров и оказания услуг, в том числе и в банковском секторе, до импорта знаний, достижений науки и технологий. «Я думаю, в течение следующих лет правления президент Казахстана в экономической сфере должен сконцентрироваться на увеличении эффективности казахстанского бизнеса как внутри страны, так и вовне. Очень важен выход казахстанского бизнеса в соседние страны и занятие бизнес- ниш в секторах, где есть конкурентные преимущества и страны, и компаний. Этому будут способствовать региональные политические успехи Казахстана, базирующиеся на региональных и межстрановых инициативах», – считает председатель правления MNT Consulting Толонду Тойчубаев. Отсюда и предложенный президентом набор мер по их реализации, который оказался достаточно неожиданным и достаточно революционным.

Подход по-новому

Из всего предложенного президентом можно выделить следующие ключевые новации. К ним относится прежде всего предлагаемая реформа налогового, таможенного законодательства и тарифной политики. «Прекрасно, что в Казахстане обозначают первейшей задачей реформирование налоговой и тарифной политики. Именно эта реформа позволит стране построить новые конкурентные секторы экономики, не зависящие от сырьевых ресурсов. Неэффективность этой политики является гирей для бизнеса в любой стране, сдерживая ее стремительный рост», – говорит г-н Тойчубаев. Впрочем, по мнению известного экономиста Ораза Жандосова, эти реформы не только назрели, но уже и «перезрели». «О необходимости реформ в этих областях президенту говорили уже 5 лет назад», – сказал он.

Еще одна новация касается финансового сектора. И президент, и позднее премьер-министр заявили о необходимости пересмотреть ряд базовых условий функционирования финансовых организаций. Прежде всего это касается налогообложения, ограничения на участие в уставном капитале для нерезидентов, разрушения «скрытых монополий». «Налогообложение рынка финансовых услуг также должно быть приведено к условиям Всемирной торговой организации, что, в свою очередь, позволит обеспечить прозрачность деятельности финансово-промышленных групп. Мы должны довести до логического конца снятие неоправданных ограничений на уровне учредительного участия иностранных инвесторов в секторах финансовых услуг, страхования и строительства, а также подумать над тем, как уравнять условия для естественных монополий Казахстана и новых игроков, приходящих на рынки строительного сектора, телекоммуникаций, транспорта и т.д.», – заявил Нурсултан Назарбаев.

Еще более четко высказался Даниал Ахметов. Он считает, что государство «должно преодолеть монополизм на рынке банковских услуг, так как концентрация большей части активов в трех крупнейших банках страны позволяет сохранять высокую стоимость услуг при их низком качестве». Это, по Ахметову, оборачивается значительными издержками для экономики, что снижает ее конкурентоспособность. «Мы должны повысить прозрачность банковского сектора, аффилированность которого как с крупными производственными структурами, так и участниками финансового рынка (брокерско-дилерскими компаниями Казахстанской фондовой биржи, накопительными пенсионными фондами, страховыми организациями) ведет к неэффективности и рискам финансовой системы», – считает г-н Ахметов.

Налогообложение рынка финансовых услуг должно быть приведено к условиям Всемирной торговой организации, что, в свою очередь, позволит обеспечить прозрачность деятельности финансово-промышленных групп

Революционными оказались меры по развитию несырьевого сектора. Президент фактически потребовал от правительства перестать изобретать колесо, а заняться активным импортом технологий и инноваций, в том числе через участие в капитале зарубежных высокотехнологичных компаний, причем чуть ли не на этапе start-up. А также заняться кризис-менеджментом действующих в стране нерентабельных производств путем выкупа их у прежних владельцев, создания на их базе новых производств и последующей продажи.

Перечислять все инициативы президента можно еще долго. К их числу относятся активное развитие инфраструктуры, в том числе находившееся до недавнего времени под негласным табу создание конкурентной среды в авиации (по мнению Даниала Ахметова, назрела необходимость создания еще одной авиакомпании), превращение страны в нефтесервисный кластер по примеру Норвегии вплоть до достаточно экзотических – создания региональных корпораций социального развития и предпринимательства под патронажем государства. Ни один эксперт, к которому мы обращались за комментарием, так и не смог толком объяснить, что же это такое – корпорации социального развития. Можно предположить, что речь идет об объединении в некие госхолдинги активов, которые принадлежат местным органам управления, прежде всего инфраструктурных (энергетика, водоснабжение etc). Эти холдинги, по мнению Нурсултана Назарбаева, должны привлекать в регионы инвестиции и технологии, оздоровить через выкуп нерентабельные производства и стать главным заказчиком для малого и среднего бизнеса.

Преграды на пути

Все, что заявлено президентом, чрезвычайно интересно, но возникает вопрос: насколько реализация всех этих предложений позволит Казахстану решить заявленную задачу – войти в 50 наиболее конкурентоспособных государств? Является ли предложенное не только необходимым, но и достаточным условием для выполнения этой задачи? «В рейтингах конкурентоспособности очень большое количество показателей, измеряемое сотнями. По всей видимости, эксперты сосредоточились на наиболее весомых показателях, которые Казахстану необходимо “подтянуть” в первую очередь. Например, по плотности транспортных сетей Казахстан уступает развитым странам мира в 20–30 раз, стоимости кредитных ресурсов для бизнеса – в два раза, значительно отставание по индексу человеческого развития, рассчитываемому на основе подушевого ВВП, образовательного уровня и средней продолжительности жизни населения, – говорит кандидат экономических наук Кайрат Садвакасов. – Однако в упомянутых рейтингах учитываются и другие показатели (раз уж мы взяли за точку отсчета методики Всемирного экономического форума и Международного института менеджмента и развития). Например, электроемкость ВВП, по которой мы отстаем от развитых стран примерно в 10 раз, производительность труда – в 7–8 раз, доля расходов на НИОКР в ВВП – в 4 раза, уровень компьютеризации – в 5–6 раз и т.д.». По его мнению, зная эти показатели, можно рассчитать объем необходимых инвестиций и, самое главное, необходимые темпы роста ВВП для вхождения в 50 наиболее развитых стран (с учетом темпов их развития в будущем), то есть получить количественные параметры развития экономики страны, необходимые для достижения поставленных президентом страны целей. «Если в программе правительства будут количественные расчеты такого рода, это станет практически идеальным инструментом управления страной: доказательный, с точными критериями исполнения, ясными целями и сроками. Конечно, идеальный в рамках принятой методики оценки конкурентоспособности», – говорит он.

Более жесткой точки зрения придерживаются другие эксперты. Так, Ораз Жандосов убежден, что Казахстану надо определиться прежде всего с главной стратегией – «будет ли он глобальным игроком на мировом рынке, страной, производящей инновации и являющейся мировым лидером в каких-то областях, либо речь идет о встраивании в глобальную систему мировой экономики». По его мнению, каких-то серьезных оснований говорить сейчас о мировом лидерстве просто нет, поэтому для начала надо правильно встроиться в уже существующие экономические системы, прежде всего в российскую.

Доктор экономических наук Арыстан Есентугелов считает, что, несмотря на все новации, предложенные президентом, они явно недостаточны для качественного рывка в развитии: «Единственным способом уйти от траектории “догоняющего развития” является наличие в стране двух факторов – открытой экономики и качества человеческого капитала». А меры, предложенные на президентских выступлениях, являются лишь производными.

Поговорим о потенциале

«Качество человеческого капитала – главный фактор, влияющий на конкурентоспособность страны в условиях сложившейся в мире новой инновационной экономики, именно он определяет потенциальные возможности государства», – говорит Арыстан Есентугелов. «Для того чтобы решить задачу, необходимо прежде всего заняться образованием», – считает Ораз Жандосов. Действительно, катастрофическое положение в казахстанском образовании и науке давно уже стало притчей во языцех. Понимает это и президент. Не случайно в последних выступлениях он, как никогда ранее, много говорил об этих проблемах.

«Решение этого блока вопросов предполагает корректировку уже принятой программы реформ среднего и высшего образования. Нам нужна система престижных инженерных учебных заведений, возможно, с нестандартными условиями приема и особыми требованиями к выпускникам. Мы должны приступить к формированию собственной национальной управленческой школы», – заявил Нурсултан Назарбаев, выступая в парламенте. И предложил ряд конкретных инициатив. Прежде всего это касается создания научных центров с международным участием. По мнению президента, надо рассмотреть возможность предоставления государством земельных участков на льготных условиях; вовлечения иностранных государств, корпораций и академических центров в процесс создания новых научных центров в Казахстане. Идея заключается в том, чтобы диверсификация системы переквалификации и образования реально осуществлялась за счет сотрудничества этих международных научных центров с местными академическими центрами и организациями.

Еще одно ноу-хау: «Мы можем пригласить ведущие международные организации по развитию из США, Франции, Германии, скандинавских стран, Японии, России, Испании, Канады и Австралии для создания научно-исследовательских центров, управление которыми напрямую бы осуществлялось донорами. Работа таких национальных исследовательских центров должна быть нацелена на продвижение исследований в каком-либо определенном направлении, а также на создание в процессе исследований своей интеллектуальной собственности. По крайней мере, деятельность двух центров должна быть посвящена исследованиям в области сельскохозяйственных наук, пищевой промышленности и здравоохранения», – считает президент. По его словам, правительство и местные органы власти могли бы профинансировать часть затрат на развитие инфраструктуры, необходимой для начала деятельности каждого центра, используя опыт создания и работы инженерно-технологических центров в Индии. Чтобы система образования в большей степени отвечала условиям рынка, можно, как считает Нурсултан Назарбаев, предоставлять налоговые льготы отечественным компаниям, вкладывающим средства для выполнения НИОКР в Казахстане, вузам и научным центрам. А также «нужно выделить приоритетные области, где у нас есть состоявшиеся ученые, база, традиции. Остальные технологии покупать».

Мы должна повысить прозрачность банковского сектора, аффилированность которого как с крупными производственными структурами, так и участниками финансового рынка ведет к неэффективности и рискам финансовой системы

Достаточно ли этого, чтобы система казахстанского образования соответствовала современным вызовам? На наш взгляд, однозначно нет. Прежде всего потому, что крайне слабо базовое звено всей системы – среднее образование. Именно туда должно государство направить главные свои усилия, радикально решить вопросы, касающиеся материального обеспечения, к примеру, зарплаты преподавательского корпуса. Тем более что это самая легкая задача. Необходима лишь политическая воля. А средства можно взять и из Национального фонда, который многие называют Фондом будущих поколений. Совершенно ясно, что одними денежными вливаниями проблему не решить. Но это автоматически повысит «статус и престиж профессии педагога», над чем так долго ломает голову Министерство образования. А также позволит привлечь в эту сферу лучших специалистов, в том числе и из стран СНГ. Проблема образования должна стать главной в деятельности правительства. Своего рода национальным проектом. Ведь только решив ее, создав качественную, доступную, гибкую систему, можно стать конкурентоспособными. Без этого не будет ни инновационной экономики, ни прихода на казахстанский рынок мировых лидеров, реализации поставленных президентом задач.

О создании в стране открытой экономики, подразумевающей прежде всего честную конкуренцию и всяческое поощрение частной инициативы, разрушение административных барьеров, говорится в последние годы очень много. Собственно, Нурсултан Назарбаев в очередной раз поставил эти задачи перед правительством. В частности, закончить административную реформу и снизить «бюрократический» пресс на бизнес. Однако в потенциал нынешнего правительства выполнить эти установки верится все меньше и меньше. Причем скепсис наблюдается не только в среде фрондирующих экономистов и журналистов, но и в среде предпринимателей. «Проблема на самом деле состоит из комплекса простых решений, – говорит Ораз Жандосов, – например, если мы говорим об открытой экономике, самое простое – либерализация визового режима. Я не понимаю, зачем нам, допустим, нужен визовый режим со странами ЕС. Что, скажем, из Бельгии к нам может приехать больше террористов, чем из стран СНГ?». При этом он считает, что «на расчистку административных барьеров уйдет как минимум год, при самой плотной работе».

Еще одной угрозой, прямо вытекающей из существующего положения вещей, является отсутствие в стране необходимого делового климата. По мнению Арыстана Есентугелова, экспансия казахстанских банков на внешние рынки – прямое следствие этого. «Капитал идет туда, где есть необходимые условия», – говорит он. С этим трудно не согласиться. Однако власть по-прежнему, по крайней мере публично, не задается вопросом, почему казахстанские банки и компании предпочитают последнее время инвестировать за рубежом, несмотря на громадные свободные ниши в собственной стране. Последний пример – объявленные инвестиции Банка ТуранАлем в курортный бизнес Аджарии.

Еще одна проблема, которая, по мнению Арыстана Есентугелова, помешает реализовать амбициозные планы попасть в ТОП-50, связана с «огосударствлением экономики». По его словам, государство все больше вмешивается в бизнес, что неизбежно приведет к ослаблению конкурентоспособности. Все более заметно логическое противоречие между декларируемым и практическим. Даже в выступлении президента. С одной стороны, он заявляет: «Государство может и обязано создавать условия, стимулирующие спрос в экономике, но не должно само организовывать или контролировать производство. Это сделает рынок. В отраслях экономики, где есть здоровый частный спрос, государство должно играть лишь регулирующую роль, необходимую для развития конкурентной среды и предотвращения монополизации рынка, а где нет такого спроса, содействовать его созданию». Вроде бы все абсолютно правильно. Но тут же далее по тексту предлагаются меры по большей части из «ручного» управления экономикой типа создания фермерских конгломератов по экспорту мяса, государственно-частных региональных корпораций, государственного финансирования «на всех циклах» «прорывных производств» etc. К сожалению, эта тенденция – давать указания бизнесу, как ему работать, куда инвестировать, как быть социально ответственным, усиливается из года в год, считает Арыстан Есентугелов. Еще более страшным является то, что чем ниже уровень госуправления, тем сильнее желание «руководить». Именно этот фактор, по мнению экспертов, может стать камнем преткновения для реализации претенциозных задач, поставленных президентом. Впрочем, у правительства еще есть время. Возможно, в новой программе кабинета министров, которая будет озвучена в начале февраля в парламенте, а также в ежегодном Послании президента, эти проблемы найдут свое разрешение. Хотелось бы надеяться.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности