Риск в квадрате

Через пять лет в казахстанском активе должны появиться технологические компании международного уровня: на кон поставлено 100 млн долларов и 20 игровых фишек – инновационных проектов, предполагающих высокую степень отдачи

Риск в квадрате

Втечение всего лишь полутора лет национальная экономика обросла сетью венчурных фондов для финансирования бурно развивающегося бизнеса. Первенец рынка – венчурный фонд «Арекет» – получит конечный результат своей работы где-то в 2010 году – именно на этот срок запланирован выход из проекта. Основная доля игроков включилась в процесс прямого инвестирования новых бизнесов несколько позже, уже в 2005 году – это 4 отечественных фонда и три зарубежных, в которых Инновационный фонд является одним из акционеров. Пока объективно оценить работу новых бизнес-структур невозможно: из всех форм инвестирования венчурное меньше всего застраховано от рисков в силу непредсказуемости конечного результата. Для Казахстана этот риск можно помножить надвое – венчурный бизнес пока не прошел апробацию на отечественном рынке.

Начало пути

Классическая схема венчурного инвестирования предполагает объединение инвесторов в фонд, который посредством менеджеров вкладывает деньги в уставный капитал частных компаний взамен на их акции. Для начинающих фирм, не имеющих достаточной капитализации для развития, продажа части будущего бизнеса вместо займа под процент – оптимальная возможность для быстрого расширения. Как правило, венчурные инвесторы не претендуют на контрольный пакет акций компании, чтобы не руководить текущей деятельностью стартующего бизнеса. Обычно они ограничиваются контролем финансовых потоков внутри инвестируемой компании. Венчурное инвестирование не предполагает и получения дивидендов на вложенный капитал в виде процентов с прибыли – фонды заинтересованы в том, чтобы компания как можно быстрее развила свой бизнес и цена ее акций резко выросла. На этом этапе инвесторы продают свою долю по цене, кратно превышающей изначальные вложения, и фонд закрывается.

Самая распространенная стратегия страхования от рисков в венчурном бизнесе – широкий набор инновационных проектов. Один успешно реализованный перекрывает затраты на другие, по статистике из 10 инноваций только одна успешно коммерциализируется.

Многие аналитики отмечают цикличность рынка венчурного капитала. От точки максимального развития до минимума проходит примерно 10 лет. Как показывает анализ, больше всего получают прибыли те фонды, которые начали инвестирование проектов в момент общего спада. В этот период спрос на инновационные компании заметно снижается, у инвесторов расширяются возможности выбора, а к моменту созревания проинвестированных компаний рынок опять идет на повышение. Когда же фонд осуществляет инвестирование проектов на пике роста венчурного рынка, инновации становятся весьма популярным вложением, ноу-хау растут в цене и шансы получить высокую прибыль уменьшаются. Продажа доли бизнеса придется на период низкого спроса на инновационные компании. После интернет-бума в 2000 году кривая развития венчурного бизнеса пошла стремительно вниз. И, согласно теории цикличности, казахстанские венчурные фонды должны выйти из бизнеса инновационных компаний как раз на пике спроса.

Венчурная развилка

Впрочем, единого правила в венчурном бизнесе нет, каждый вновь образуемый фонд прямых инвестиций определяет свою стратегию финансирования начинающих компаний. Одни ставят акцент на харизму бизнесменов, способных продавить проект. Другие – на прорывные технологии, обеспечивающие новые рынки сбыта. Третьи – на такие глобальные тенденции, как спрос на биотехнологии или IT-компании.

В Казахстане венчурным капиталистам придется развивать свой бизнес, что называется, с чистого листа, где все будет зависеть от чутья управляющих компаний. Они оценивают стартовые условия вхождения в проект, его развития и выхода из него, но при этом сталкиваются с узостью выбора инновационных проектов. Венчурный бизнес развивается в тех регионах, где высока концентрация инновационных предложений. Силиконовую долину окучивает масса инвестиционных фондов в поиске перспективных компаний. Средний венчурный фонд США в год рассматривает порядка 600 заявок на инвестирование. У нас этот показатель скромнее. К примеру, в фонде «Арекет», по словам управляющего директора Досыма Беспаева, в прошлом году поступило всего около 150 предложений. Из них большая часть не прошла первого этапа рассмотрения заявок из-за отсутствия бизнес-планов. Как правило, обращаются изобретатели, не имеющие представления о бизнесе в целом. Опытных предпринимателей, желающих заняться внедрением ноу-хау, мало. Управляющие компании отечественных фондов вынуждены погружаться в дела начинающих компаний, вплоть до менеджмента бизнес-процессов. Это приведет к дополнительным издержкам фонда при продвижении проектов.

Другой вариант развития – финансирование зарубежных компаний – представляется более очевидным. Здесь риск иного плана – глобальная конкуренция с зарубежными коллегами, у которых априори более выгодное положение – широкий спектр выбора инноваций и близость к научным центрам. Известность венчурным капиталистам обеспечивает дополнительный приток инновационных предложений. Поскольку казахстанские инвесторы на международном рынке игроки новые и неизвестные, им, вероятно, придется работать с проектами, которые не пройдут систему отбора у крупных фондов.

Третий вариант предусматривает инвестиции в готовые решения компаний с брендами. Это менее рискованные вложения, но и прибыль вряд ли увеличится в разы.

Проблема выбора проекта на входе пропорциональна проблеме на выходе: кому продавать свою долю бизнеса инновационной компании. Классическая схема предполагает два основных сценария: размещение акций на публичных торгах или же продажа стратегическому инвестору, заинтересованному в той или иной технологии. У нас спроса на инновации нет, выход на IPO нераскрученной казахстанской компании маловероятен.

Несмотря на все трудности, частный капитал созрел для инвестирования инновационных проектов. Однако венчуристы должны понимать, что традиционные схемы внедрения инновационных проектов уже не работают, здесь нужен креатив. Только нестандартные схемы внедрения проектов могут принести успех.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики