Между Москвой и Пекином

Вступление Узбекистана в Евразийское экономическое сообщество может со временем привести к объединению этой структуры с Шанхайской организацией сотрудничества. В этом случае ШОС станет одной из наиболее влиятельных организаций в Евразии

Между Москвой и Пекином

На внеочередном заседании Межгоссовета Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) в Санкт-Петербурге завершилась политическая часть процедуры вступления Узбекистана в эту организацию: президент страны Ислам Каримов подписал соответствующий протокол. Ташкент получил право на полноценное участие в деятельности сообщества, что не может не отразиться на дальнейших политических перспективах ЕврАзЭС. Помимо того что Москва получила в вопросах интеграции столь мощного соратника, как г-н Каримов, прежде славившегося своей "проамериканской" направленностью, ЕврАзЭС отныне почти полностью (минус Беларусь) копирует состав участников другого мощного конгломерата Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), в которую входит и Китай. Можно предположить, что уже в ближайшее время Россия инициирует вопрос об объединении двух региональных структур, которые сейчас во многом дублируют деятельность друг друга. И ШОС, которая сейчас позиционирует себя скорее как военно-политический блок, получит новый, экономический имидж.

Точка поворота

Узбекистан повернулся лицом к России после вооруженного восстания в мае 2005 года в Андижане. Западные страны осудили применение правительственными войсками оружия во время наведения порядка, Москва и Пекин в свою очередь жесткие действия Ислама Каримова одобрили. Узбекский президент инициировал вывод американской военной базы из Ханабада и подал заявку на вступление в ЕврАзЭС в октябре 2005 года, хотя прежде г-н Каримов не отличался особой любовью к интеграционным процессам. В ШОС Узбекистан вступил, чтобы стать ближе к Китаю, к организации "Центральноазиатское сотрудничество", прекратившей свое существование в конце прошлого года.

После подписания договора о союзнических отношениях между Россией и Узбекистаном в Ташкент началось паломничество российских инвесторов, которых не испугали ни сложная политическая ситуация, ни серьезные экономические проблемы этой страны, в частности, неконвертируемость местной национальной валюты. Ключевым игроком становится "Газпром", уже получивший право на разработку трех крупнейших в Узбекистане нефтегазовых месторождений взамен на обещание выделить 1,5 млрд долларов инвестиций. Узбекистан постепенно становится местом благоприятного вложения инвестиций, тем более что после присоединения к ЕврАзЭС Ташкент априори должен будет участвовать в создании общего валютного рынка, формировании таможенного и транспортного союзов. Генеральный секретарь сообщества Григорий Рапота оптимистично считает, что к 2009 году страны ЕврАзЭС "должны решить коренные задачи, связанные с формированием Единого экономического пространства (ЕЭП)". Ранее предполагалось, что в ЕЭП войдут четыре государства Украина, Россия, Казахстан и Беларусь. Но несмотря на фактический отказ Киева от участия в этом проекте, можно говорить о географическом расширении границ организации с учетом привлечения новых ее членов.

Идеи евразийства

Директор программ американского аналитического центра Nixon Зейно Баран считает, что президент России Владимир Путин последовательно реализует идею создания на базе ШОС евразийского политико-экономического блока влияния, который может составить серьезную конкуренцию европейскому и американскому блокам. Подобное развитие событий вполне вероятно, тем более что ЕврАзЭС, которому исполняется шесть лет, до сих пор не сумело выполнить свою основную функцию налаживание экономических и политических отношений между странами-участницами. К примеру, в прошлом году товарооборот России с другими участниками сообщества составил всего около 8% от всего объема внешней торговли, при том что из этого числа львиная доля принадлежит товарообороту между Россией и Казахстаном. Не до конца оказались просчитанными и, возможно, поэтому стали практически нереализуемыми некоторые экономические соглашения. По мнению экспертов Международного валютного фонда, большинство из этих соглашений могло привести к значительному повышению стоимости промышленной продукции, произведенной в странах сообщества.

Перспективы ШОС выглядят более предпочтительными в сравнении с Евр-АзЭС, в том числе благодаря тому, что в этой организации участвует Китай, у которого отсутствует привычная для постсоветских стран борьба за лидерство. Став новым центром влияния, Пекин поступает так, как ему необходимо. Россия и Китай уже выработали определенные правила взаимодействия, из-за чего западные аналитики называют ШОС военной альтернативой НАТО. Но Москве и Пекину невыгодно иметь исключительно воинственный имидж, поэтому в рамках организации планируется реализовывать крупные экономические проекты, в том числе с участием других стран Шанхайской организации сотрудничества. Однако в подобном сотрудничестве двух мощных лидеров, России и Китая, таится и опасность для Москвы. Если страны Центральной Азии поймут, что Китай более активно старается решать их проблемы, нежели Россия, интерес к интеграции с Москвой у этих государств попросту пропадет. И евразийский блок влияния может трансформироваться исключительно в

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики