Морально устаревшая профессия

Восточный Казахстан столкнулся с острым дефицитом квалифицированных рабочих рук. Исправить ситуацию способно только повышение престижа рабочих специальностей в обществе, социальное партнерство бизнеса с образованием и грамотный анализ рынка труда

Морально устаревшая профессия

Сегодня в подготовке кадров в Восточном Казахстане наблюдается очевидный перекос: на одного специалиста с начальным или среднетехническим образованием приходится шесть с высшим! Хотя мировая практика предполагает прямо противоположную пропорцию. Острую нехватку квалифицированных рабочих рук и специалистов среднего звена испытывают аграрная отрасль, строительная, машиностроительная, металлургическая, предприятия телекоммуникаций. Усиливается голод на мастеров «штучных» ремесел: шорников, плотников, кузнецов, закройщиков, вышивальщиц…

Официальный уровень безработицы в Восточном Казахстане составляет 6,7%, а число зарегистрированных безработных приближается к 50 тысячам. Львиная доля лиц, занятых поиском рабочих мест, это женщины старше 45 лет. Треть безработных не имеет никакой профессиональной подготовки, а около половины утратили квалификацию. Количество же вакансий по рабочим специальностям, зарегистрированным только в областном департаменте труда, превысило 3 тысячи.

Несмотря на существование в области 70 учебных заведений начальной и средней профессиональной подготовки, дефицит квалифицированных кадров с каждым годом растет. Как считают в восточно-казахстанском департаменте труда, это результат падения престижа рабочих специальностей в обществе. Прежде всего из-за низких заработков: даже на крупных горно-металлургических предприятиях области, наиболее трудоемких и вредных для здоровья, средняя зарплата рабочих не превышает 30 тыс. тенге. В строительстве и машиностроении – 25 тыс. тенге. В сельском хозяйстве – 12 тысяч. При этом у трудовых коллективов нет системы защиты своих прав: созданные в области корпоративные профсоюзы решают иную задачу – служат орудием проведения политики компании-инвестора. В строительстве и аграрном секторе рабочие профсоюзы отсутствуют вообще, хотя именно эти отрасли грешат сезонной занятостью и ненормированным рабочим днем. Как правило, работникам здесь предлагают трудоустройство на неопределенный срок и без гарантированного оклада. Что, разумеется, не добавляет привлекательности «гордому званию» рабочего.

Сказался на дефиците квалифицированной рабочей силы и развал советской системы профтехобразования. Сегодня производственная база ПТШ в лучшем случае представлена образцами 25-летней давности. Ведущий областной аграрный колледж учит студентов на устаревших моделях тракторов и комбайнов, тогда как соседние фермерские хозяйства вовсю используют новейшую технику с программным управлением. Средства же, которые всего третий год предусмотрены в областном бюджете на обновление учебного парка, – это капля в море: при таком финансировании только аграрным заведениям потребуется  лет тридцать, чтобы купить одну-две машины.

«Мы готовим кадры для крестьянских хозяйств, и логично было бы чувствовать их поддержку, – высказал мнение директор Восточно-Казахстанского сельскохозяйственного колледжа Феликс Цой. – Хозяйствам пора учредить фонд, где бы аккумулировались средства на модернизацию материальной базы учебных заведений. А чтобы не растаскивать дорогостоящие агрегаты по отдельным заведениям, создать несколько агропарков. Тогда регион смог бы получить кадры надлежащей квалификации. Необходимо, по мнению учителей-аграриев, пересмотреть налоговую политику, облагающую платой угодья учебных заведений. Например, Риддерский аграрный техникум обязан платить 10 млн тенге за 10 га дендросада, еще больше – областной сельскохозяйственный колледж, у которого сотни гектаров посевных площадей. А ведь эти средства как раз могли бы пойти на развитие материально-технической базы».

За социальное партнерство выступают и чиновники. «Мы ждем, что бизнес предоставит свои площадки для производственной практики, – заявила начальник департамента образования ВКО Светлана Ферхо, – да еще сделает ее оплачиваемой. Государство в свою очередь намерено создать квалификационный центр для независимой оценки уровня мастерства выпускников ПТШ и колледжей. А также возобновить в школах серьезную профориентационную работу».

На кадровом дефиците ВКО сказались и пробелы в статистике и прогнозировании. До сих пор никто не занимался анализом спроса и предложения на рынке труда в масштабах государства или региона. Нет статотчетности по потребности кадров на предприятиях различных профилей и форм собственности. И нет методики прогноза такой потребности. В итоге Аягузский район имеет 400 ветеринаров и практически ни одного шорника или кузнеца. Днем с огнем не найдешь трактористов, водителей и механиков большегрузов… Можно предугадать и скорую нехватку кадров в туристической сфере. Дело в том, что Всемирная туристическая организация включила область в проект развития туристического кластера, но о специалистах для этой сферы пока никто не думал.

По оценке департамента труда ВКО, скрытый дефицит квалифицированной рабочей силы в ВКО в настоящее время составляет порядка 10 тыс. человек. Из-за низкой подготовки в производственно-технических школах и колледжах, да и в целом нарастающей нехватки кадров начального и среднего технического звена все чаще для работы на технологических линиях приходится принимать выпускников вузов. И пока диспропорция на местном рынке труда только усиливается.

Усть-Каменогорск

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности