Стимул для аула

Редакционная статья

Стимул для аула

Сельское хозяйство, во многом благодаря реализации программы по развитию аула, постепенно наращивает объемы производства, но еще непрочно держится на ногах. Более-менее устойчиво функционирует лишь отрасль растениеводства: к примеру, производство пшеницы поставлено на промышленную основу. Впрочем, крупные зерновые хозяйства ориентированы на экспорт и считают расширение присутствия на внутреннем рынке делом не слишком выгодным, а пробиваться на внешние рынки – хлопотным и очень трудным. Пока умение продавать не расценивается ими как серьезное преимущество. Животноводство сосредоточено на частных подворьях, в мелких крестьянских хозяйствах. И хотя Министерство сельского хозяйства объявило о достижении продовольственной безопасности, это скорее можно назвать самоуспокоением. По-прежнему народ с удовольствием покупает российские колбасы и молоко, американские окорочка. В Казахстане глубокой переработки как не было, так и нет.

Частных инвестиций в сельское хозяйство крайне мало. Нет ни одного примера перетока средств, например из нефтедобывающего сектора. Бизнесмены от промышленности не приходят в село и не строят современные фермы, перерабатывающие предприятия. Поскольку государство не прельщает их какими-то особыми благами, большими, чем есть на нефти, газе, цветных и черных металлах.

Мы торопимся примерить к сельскому хозяйству понятие конкурентоспособности. При этом держим в поле зрения крупные хозяйства. Фермерские же «успешно» разоряются. Предыдущий неурожайный год многих, не самых плохих крестьян заставил плюнуть на земледелие. Может, не хватает у них креативного мышления, может, ведут бизнес не слишком правильно. Но у них есть желание, призвание работать на земле. Надо лишь немного поддержать, тем более при остром кадровом голоде. Ведь в сельском хозяйстве больше половины успеха зависит от личности руководителя сельхозформирования, которую надо как-то вырастить. Конечно, для этого нужны и другие хорошие кадры – вдумчивые, некорыстные чиновники, которые выработают эффективную программу действенных стимулов для привлечения частных инвестиций в село.

Правительству надо осознать, что Казахстан – не только нефтяная держава, а еще по сути своей – аграрная. В селе живет 40% населения страны, причем бедного. К сожалению, получается по Жванецкому: паровоз для машиниста. Каждое министерство, ведомство трудится само по себе хорошо. Но цельной направленной работы не получается. Особенно это заметно в сельском хозяйстве. Железная дорога предоставляет вагоны на перевозку зерна по своим особенным расценкам, тарифы устанавливает аналогично. Созданные специально для сельхозпроизводителей государственные подразделения, Продкорпорация и «Мал онiмдерi» заняты в основном внутренними проблемами, а не обеспечением расширения рынков сбыта и эффективной организацией закупа. Страховые компании также работают лишь в своих корпоративных интересах, предъявляя порой при возникновении страхового случая столь диковинные требования, что бедный потерпевший не знает, что ответить.

Казалось бы, структуры, специально созданные для поддержки и развития сельского хозяйства, как правило ничего не делают. Единого государственного порыва в поднятии сельского хозяйства не видно. Все институты действуют разрозненно и разнонаправленно. Между тем известные экономисты Рикардо Хаусманн и Андрес Веласко, говоря о перегреве экономики Казахстана, как раз обращали внимание на бедственное положение села и необходимость устранения диспропорции доходов между городом и деревней.

Несколько лет назад первым толчком к вложению частных инвестиций послужило введение патентной системы и снижение земельного налога. Тогда сразу пошли инвестиции в зерно и хлопок. Что нужно сделать сегодня? Снизить НДС для переработчиков, удешевить комбикорма? Скорее, нужны отдельные программы по снижению себестоимости продукции животноводства, какие-то льготы по лизингу для эффективно работающих фермеров. Государство должно определить точки роста для каждого района и системообразующий элемент производственной инфраструктуры. Но главное, государственное регулирование не должно превратиться в самоцель, а стать стимулом для развития агробизнеса.