Трудный путь трансгенов

Всемирная торговая организация практически открыла биотехнологическим корпорациям и их продукции двери в мир. Теперь остается подождать, когда потребители привыкнут к мысли, что генетически модифицированные организмы неотъемлемая часть их жизни

Трудный путь трансгенов

Всемирная торговая организация (ВТО) заявила, что мораторий на ввоз генетически модифицированных организмов (ГМО) из США, действовавший в Европейском союзе с 1998 по 2004 год, нарушал правила международной торговли. Соответствующая жалоба поступила в ВТО еще в мае 2003 года. Подали ее главные страны-производители и экспортеры ГМ-продуктов и культур –  США, Канада и Аргентина. Несмотря на то что в 2004 году общеевропейский мораторий был отменен – запреты действовали лишь на территории отдельных стран: Австрии, Франции, Германии, Греции, Италии и Люксембурга, – производители трансгенов жалобу не отозвали.

Суть спора

США обвиняют Евросоюз в том, что в основе моратория лежали не столько забота о здоровье граждан и научные факты, сколько политика. «Европейские страхи по поводу генетически модифицированных продуктов беспочвенны и ненаучны», – заявил президент США Джордж Буш. А торговый представитель этой страны Роберт Зеллик привел заключения около 3 тыс. ученых, в том числе 20 нобелевских лауреатов, о том, что ГМО совершенно безвредны, и заявил, что речь на самом деле идет о заурядном европейском протекционизме. После того как в 2004 году  Евросоюзом был разрешен импорт модифицированной кукурузы, выращиваемой главным образом в США, Вашингтон сказал, что он продолжит сотрудничество с ВТО по этому вопросу, пока не убедится окончательно, что все такие решения – о моратории или его отмене – принимаются на научных, а не на политических основаниях.

Европейцы же весьма настороженно относятся к трансгенам. В данное время в ЕС действуют достаточно жесткие законы в этой области, согласно которым все разрешения на ввоз и торговлю трансгенами выдаются на строго индивидуальной основе и с учетом имеющихся научных данных. «Наша система устроена так, чтобы гарантировать единство международного рынка и обеспечить полную безопасность для здоровья человека и окружающей среды», – говорит один из представителей Еврокомиссии.

Сейчас экспортеры ГМО теряют из-за ограничений ЕС около 300 млн долларов ежегодно

Недавно международная экологическая организация GeneWatch UK, базирующаяся в Великобритании, опубликовала «Досье на мораторий», где рассказывается о возрастающем неприятии ГМ-продукции. В документе даны, в частности, результаты опросов населения и в ЕС, и в других европейских странах, а также в ЮАР, Японии, Китае, Мали, Канаде. Они показывают, что даже в США абсолютное большинство граждан требуют введения обязательной маркировки трансгенных продуктов. «США и биотехнологические корпорации надеются, что дискуссии в ВТО помогут склонить мир к принятию ГМП, – считает директор GeneWatch UK генетик Сью Мэйер. – Но общественность продолжает настаивать, что ее никто не убедил в их необходимости, поэтому любая победа США в деле с ЕС будет просто дутой».

Завоевать все

Какой бы дутой ни была эта победа, но она уже практически завоевана – окончательное решение ВТО по этому вопросу планирует вынести к концу нынешнего года – и главные европейские рынки могут быть открыты. Сейчас  экспортеры данной продукции теряют из-за ограничений ЕС около 300 млн долларов ежегодно. Но есть и еще один момент: если странам Европейского союза под давлением ВТО придется пустить на свои рынки производителей ГМ-продукции, то же самое придется сделать и всем остальным странам, в частности Китаю и Индии, которые не слишком благоволят к генетически модифицированным продуктам. В Китае, например, введена длительная и очень сложная процедура их испытания и лицензирования.

Африканские страны, о благополучии которых так «заботятся» ГМ-производители, также весьма скептически относятся к трансгенам. Министры сельского хозяйства этих стран подписали меморандум, в котором заявили: «Мы решительно возражаем против того, чтобы образ бедных и голодных людей использовался многонациональными корпорациями-гигантами для протаскивания технологии, которая не является безопасной».

Хотя у стран, не желающих импортировать ГМО, есть один веский аргумент, который ВТО почему-то в расчет не принимает. В принятом в 2000 году Картахенском протоколе (единственный международный документ, полностью посвященный контролю над генетически модифицированными организмами), к которому уже присоединились 180 стран, четко прописано, что страна имеет право отказаться от импорта ГМО, опасаясь вредных последствий для окружающей среды и здоровья людей. Причем этот протокол по статусу не ниже других международных соглашений. Стороны протокола должны гарантировать, что получение любых живых измененных организмов (то есть ГМО, способных к воспроизводству), их обработка, транспортировка, использование, передача и высвобождение осуществлялись таким образом, чтобы не допускались или были уменьшены риски для биологического разнообразия с учетом рисков для здоровья человека.

Маркировать будем?

Понятно, что доступ на мировые рынки производителям ГМО, среди которых AgrEvo,  Pioneer Hi-Bred, Monsanto и Novartis, необходим, но это еще не все. Даже если продукция этих корпораций появится повсеместно, не обязательно, что она будет пользоваться спросом. Согласно данным опроса, проведенного в Великобритании в 2002 году, «9 из 10 покупателей готовы сменить универсам, чтобы только избежать генетически измененной пищи» и готовы преодолеть «двойное расстояние до универсама», если в нем запрещена продажа генного продовольствия. Потому многие крупнейшие в Европе сети универсамов: британские Sainsbury, Marks&Spencer, французская Carrefour, итальянская Effelunga, швейцарская Migros, бельгийская Delhaize и ирландская Superquinn, объединились для формирования консорциума по приобретению немодифицированных продуктов и ингредиентов для продовольствия. Другие крупные сети производителей продуктов питания и напитков ЕС (Asda, Iceland и Waitrose в Великобритании; Unilever в Германии; 90% всех универсамов в Австрии; производитель пива Carlsberg в Дании и многие другие) также объявили, что отказываются от ГМ-продуктов. Португальские рестораны Burger King объявили о запрете на генно-инженерные продукты питания.

В Европе введены «Правила о новых видах пищи», которые устанавливают обязательную маркировку пищевых продуктов и ингредиентов, если в продукте содержится более 0,9% ГМО. Порог в 0,9% введен исходя из предположения, что примесь таких веществ может быть случайной, поскольку при производстве продуктов питания, кормов и семян практически невозможно добиться их 100-процентной чистоты. Однако в детском питании страны ЕС запретили использование ГМИ в сколь угодно малых количествах. Правила маркировки предписывают указывать сведения о наличии ГМИ даже в ресторанных меню. Следовательно, у потребителя есть возможность отказаться от продуктов, содержащих генетически модифицированные ингредиенты. Поэтому компании, производящие трансгены, настаивают, чтобы данной маркировки не было вовсе, как в США, или же она была расплывчатая – «может содержать ГМ-компоненты». Но даже при появлении такой маркировки производители ГМО могут выиграть: со временем потребители привыкнут к тому, что ГМ-культуры и продукты окружают их. Такой выжидательной политики придерживается европейская биотехнологическая корпорация Novartis, созданная в 1996 году в результате слияния  двух химико-фармацевтических компаний – Sandoz и Ciba Geigy с целью использования новых коммерческих возможностей. В данное время она получает лишь 27% доходов от продажи аграрной продукции, но в то же время реже остальных производителей подвергается нападкам со стороны прессы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики