Пагубный символ афганского успеха

Доход от производства наркотиков составляет 40% ВВП Афганистана. Переломить столь негативный тренд планируют страны-доноры, утвердившие программу «Афганский договор»

Пагубный символ афганского успеха

Сколько существует Центральная Азия как самостоятельный регион, столько и бытует мнение о том, что стабильность в этом регионе в большей степени зависит от ситуации в Афганистане. Страна, долгое время являвшаяся геополитическим буфером, а затем ареной ожесточенного противостояния между крупными державами, фактически осталась на обочине мирового развития и подает отрицательные импульсы окружающему миру. На минувшей неделе в Лондоне прошла международная конференция по Афганистану, целью которой стало подведение итогов после прошедших четырех лет со времени, как международная коалиция свергла режим талибов, и принятие нового пятилетнего плана развития этой страны.

Четыре года как один миг

В первый день форума глава Форин офиса Великобритании Джек Стро заявил, что при содействии сил коалиции покончить с незаконными вооруженными формированиями планируется уже в следующем году, а к 2010 году у Афганистана должна появиться своя регулярная армия. Фактически эти задачи совпадают с основными проблемами, которые испытывает Афганистан после того, как международное сообщество взяло на себя ответственность за судьбу этой страны.

Нынешняя лондонская конференция является логическим продолжением форума, прошедшего в Бонне в 2001 году. Тогда, после падения режима талибов, силы международной коалиции решали, кому предстоит руководить Афганистаном в будущем. Именно на боннской встрече временным лидером страны стал Хамид Карзай, который впоследствии был избран президентом – сначала «лойя джиргой» (советом старейшин), а затем на всенародных выборах. Таким образом, лондонская конференция стала своеобразным экзаменом, который Хамид Карзай сдавал мировому сообществу, четыре года назад доверившему ему управление Афганистаном.

За прошедший период страна добилась определенных, правда, весьма сомнительных по своей нравственной чистоте успехов. К примеру, по данным Международного валютного фонда, экономический рост в Афганистане в 2005 году составил 14%. Но этот показатель достигнут в основном за счет производства наркотиков, так как более половины афганской экономики завязано на наркоторговле. Производство и экспорт опия и героина составляет 40% ВВП Афганистана. Аналогичный показатель в Колумбии, стране, признанной героиновым раем, составляет лишь 2%.

Участвовавший в заседании министр иностранных дел Казахстана Касымжомарт Токаев говорил о необходимости борьбы с наркотиками. По мнению г-на Токаева, наблюдаемое обострение наркоситуации в Афганистане создает реальную угрозу стабильности и безопасности всех соседних государств, а увеличивающиеся объемы наркотрафика выводят данную угрозу на глобальный уровень. «Главными условиями успеха в борьбе с наркобизнесом являются укрепление верховенства закона, оказание эффективной помощи населению Афганистана в переходе от выращивания опия-сырца к альтернативным сельхозкультурам, а также координация действий по пресечению наркотрафика через территории государств Центральной Азии», – заявил министр. И предложил правительству Афганистана заключить в 2006 году соглашение между Кабулом и Астаной о сотрудничестве в борьбе против незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров и злоупотреблениях.

Правительство Хамида Карзая, при котором производство наркотиков в Афганистане достигло нынешнего уровня, обещает приложить все усилия для борьбы с этим злом. При этом правительство фактически не контролирует территорию страны, поэтому даже речи о каких-либо налоговых поступлениях в госбюджет идти не может. Единственное, за счет чего живут кабульские власти, – это иностранная финансовая помощь. Между тем, как отмечают иностранные эксперты, деньги, поступающие из-за рубежа, практически не доходят до регионов, поскольку оседают в карманах кабульских чиновников. Тем не менее в ходе своего нынешнего турне по Европе президент Хамид Карзай активно призывал иностранных спонсоров выделять средства напрямую афганскому правительству, вместо того чтобы передавать их неправительственным организациям.

Новый расклад

Лондонская конференция важна для Афганистана еще и потому, что отныне у него меняется международный куратор. Вплоть до нынешнего момента страной, несущей большую долю ответственности за ситуацию в Афганистане, являлись США. Именно американский военный контингент в Афганистане был наибольшим, а привлеченным в страну силам НАТО отводилась лишь второстепенная роль. С нового года этот расклад меняется – главная ответственность возложена на подразделения НАТО. Контингент Североатлантического альянса в стране, состоящий из военных Великобритании, Канады и Нидерландов, планируется увеличить в несколько раз с одновременным уменьшением численности американского контингента. Но это не означает, что Афганистан выйдет из американского поля зрения. Госсекретарь США Кондолиза Райс подтвердила, что Вашингтон готов предоставить Афганистану 1,1 млрд долларов в ближайшие два года. За последние четыре года США инвестировали в экономику Афганистана уже 6 млрд долларов.

Другие страны также заявили о своей поддержке Афганистану. Несколько азиатских стран с присущей им восточной сдержанностью выделили немало ресурсов на развитие Афганистана, при этом сильно не афишируя свою деятельность. К примеру, Япония – тот участник, о котором в международной прессе в связи с восстановлением Афганистана говорится немного, однако ее роль достаточно ощутима. «Четыре года назад Афганистан начал почти с нуля перестраивать нацию. Япония присоединилась к международному сообществу в борьбе с терроризмом и приняла на себя множество обязательств по восстановлению страны еще в 2002 году, когда была организована Токийская конференция по реконструкции», – говорит старший вице-министр японского МИДа Кацутоши Канеда. С тех пор Японией была оказана помощь в самых разных сферах. Особое внимание уделяется не присутствию военной силы, а оказанию гуманитарной помощи и всевозможным эксклюзивным проектам по восстановлению общества, его истории и культуры, где японские специалисты берутся за восстановление разрушенных статуй Будды и других уникальных памятников культуры. На Берлинской конференции Япония обязалась оказать помощь в размере 1 млрд долларов в период с сентября 2001-го по март 2006 года, и она выполнила эту задачу досрочно в ноябре прошлого года.

Индия также приняла решение выделить Афганистану дополнительно 50 млн долларов для строительства здания афганского парламента в Кабуле. Глава внешнеполитического ведомства Ирана Манучер Моттаки пообещал помочь Кабулу в решении проблем со снабжением электроэнергией после запуска АЭС в Бушере в 2007 году. Есть свои планы в Афганистане и у России, которая наметила приоритетные проекты. Среди них освоение нефтегазовых месторождений на севере Афганистана, сооружение нефтеперерабатывающего завода близ Узбекистана в Хайратоне, разработка крупнейшего в Азии месторождения медной руды Айнак, добыча золота на месторождении Самти. На нынешнем этапе Россия в состоянии вложить в Афганистан около 100 млн долларов в виде инвестиций и льготных кредитов.

В общей сложности странами-донорами было обещано Афганистану 10,7 млрд долларов. Сумма будет выделяться в рамках плана восстановления страны, рассчитанного на пять лет. Программа, условно названная Afghanistan Compact («Афганский договор»), ставит перед Кабулом основные цели: побороть коррупцию, противодействовать наркоторговле, снизить уровень бедности и разоружить полевых командиров. Любопытно, что накануне форума Хамид Карзай в интервью Financial Times говорил о намерении попросить финансовую помощь в размере 4 млрд долларов.

В подготовке материала принимала участие Олеся Иванова

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?