На благо спорщикам

Законодательная база для деятельности третейских и международных арбитражных судов создана. Осталось запустить механизмы практической реализации для освоения открывшегося перед предпринимателями и юристами страны «окна возможностей»

На благо спорщикам

С принятием новых законодательных актов возникло правовое «окно возможностей» для развития фактически параллельной, независимой судебной системы в Казахстане – третейских (арбитражных) судов. Они расширили область своих полномочий –  теперь в третейских судах могут рассматриваться многие гражданские дела, включая экономические споры. Но самое главное – независимые суды получили реально работающий механизм принудительного исполнения своих решений.

Сократить сроки

В Европе история третейских судов восходит к ярмарочным судам, когда споры, возникающие на ярмарках между купцами или между купцами и покупателями, требовали быстрого, практически мгновенного разрешения – в течение часа, а то и меньше. Наиболее известные и авторитетные арбитражные суды в западных странах основаны при торговых палатах и имеют давние традиции. В Казахстане издавна существовал институт биев – уважаемых в кочевом обществе людей, разрешавших возникающие споры в самых разных областях жизни.

Сегодняшний третейский суд по сравнению с обычными процедурами государственных судов отличается рядом характеристик, удобных для спорящих сторон. Так, если посчитать сумму сроков, установленных Гражданским кодексом Казахстана при разбирательстве дела, начиная с момента подачи иска и принудительного исполнения решения государственного суда, общая длительность разрешения дела занимает более 4,5 месяца, но фактически может затянуться чуть ли не на год. Проигравшая процесс в государственном суде сторона может подать апелляцию в суд высшей инстанции и в течение долгого времени поднимать уровень разбирательства вопроса вплоть до Верховного суда. В отличие от этого, решение третейского суда является окончательным и пересмотру не подлежит. Если же виновная сторона его не исполняет, то включается механизм принудительного исполнения решения через систему судебных исполнителей – как раз отсутствие такой возможности раньше существенно ограничивало возможности третейских судов. Судья Верховного суда Акылтай Касимов говорит, что третейские суды являются не конкурентами, а партнерами государственных судов, помогая разгрузить их от растущего количества судебных разбирательств.

Согласно исследованиям Всемирного банка, в странах с развитой экономикой «судебный цикл» составляет в среднем два-три месяца. А во многих странах третьего мира формальная длительность принудительного исполнения контракта через судебные механизмы превышает 1500 дней или более четырех лет. С экономической точки зрения очевидно, что чем короче срок разбирательства, тем ниже трансакционные издержки и риски предпринимателей.

Что касается прямой стоимости, то государственная судебная пошлина в Казахстане составляет для юридических лиц по имущественным спорам 3%. В Австрии, Канаде, Великобритании судебные затраты составят около 1%, а в Буркина-Фасо, Доминике, Малави – более 100%, то есть законное разбирательство в этих странах просто лишено экономического смысла. Арбитражный сбор независимых третейских судов в Казахстане обычно составляет около 1,5% от суммы иска.

Доверие судьям

С процедурной точки зрения третейские суды самостоятельно устанавливают сроки разбирательства, не имеют процедурных сложностей государственного судопроизводства. Третейские судьи могут пойти навстречу представителям сторон в таких, казалось бы, незначительных, но удобных вопросах, как место проведения процесса (например, в другом городе), его время и т.д.

Решив пригласить третейских судей, спорящие стороны могут доверить решение своего спора ими избранному и обоюдно признаваемому в качестве арбитра опытному юристу или же нескольким третейским судьям, или же выбрать из списка арбитров, работающих в данном третейском суде. В числе арбитров может быть и специалист-экономист или любой другой специалист с высшим образованием. Сравните с ситуацией, возникающей при обращении в государственный суд, когда дело чаще всего попадает к незнакомому сторонам судье, единолично решающему экономический спор между предпринимателями.

Документы, показания свидетелей и прочая информация, всплывшая в ходе третейского разбирательства, может быть по решению сторон признана закрытой, в то время как закрытость процессов в государственных судах определяется решением судьи.

Достоинства независимых судов можно перечислять долго. Однако, хотя в республике имеется пятнадцать третейских судов, реально действуют от силы три-четыре. В чем же причина такого положения?

Многие предприниматели не знают о новых возможностях, открывшихся после принятия Закона о третейских судах, считает начальник юридического отдела РГП «Национальный центр экспертизы лекарственных средств» Айдархан Абикеев. «Для участия в третейских судах необходимо пригласить опытных уважаемых юристов с именем и престижной должностью, например, преподавателя юридического факультета. Это несложно. Такие люди, как правило, берегут свое имя и не стремятся участвовать в коррупционных схемах. После одного-двух “пробных” процессов, освещенных в СМИ, бизнесмены наверняка начнут широко пользоваться услугами третейских судов», – говорит президент «Парасат-холдинга» Александр Самойлов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики