XXI век. Полдник

Что делает акции [Antiparty gang] уникальными? То, что это не просто отдых и развлечение, а эксперимент, расширяющий представления о современном электронном искусстве

XXI век. Полдник

Воскресенье. Алматинский теплый зимний день. Полуденные тени от жалюзи (тень – свет – тень…) и извивающийся шнур камеры – изображение, придуманное художницей Катей Никоноровой, стало эмблемой очередной немейстримовской акции. На подоконнике кефир в тетрапаках и холмики крекера на тарелках. «Полдник» начался.

Видео

Происходящее на трех площадках Центра современного искусства снимается переносной камерой, изображение в реальном времени транслируется на четвертую – лестничную (место для курения и общения).

– А на лестнице интереснее, – отмечаю я, глядя в телевизор.

– Это уже экранное сознание, – анализирует мой странный интерес художник Роман Арефьев. И, правда, «реальность» в действительности и «реальность» на экране – две разные реальности. А если с ней поработает художник, такой как Рома, разницу чувствуешь еще больше.

Затейниками из "Antiparty gang] разработана интерактивная видеоинсталляция, система из четырех взаимодействующих и дополняющих друг друга объектов. Основной источник видеоматериала, основа проекта – камера, прикрепленная к наушникам диджея Константина Тимошенко. Костя снимал самое разное: от пульта и рук диджея, стола и лампы до внимающей и тусующейся аудитории. То есть все, что видел Костя, видела и камера. А благодаря ей увидели и мы. Отсюда полное название проекта «Полный полдник: взгляд через “уши”». Можно было, находясь внутри системы, стать частью видеоинсталляции, а выйдя на лестницу покурить, оказаться в роли внешнего наблюдателя. Мне удалось не только «попасть в телевизор», но и попробовать себя в роли оператора, «посмотреть через уши», поснимать обстановку, пульт диджеев и публику, стать соавтором происходящего.

Смеркалось. Все ждали темноты. Темнота – друг проекторного видео и технических спецэффектов. Комнатой для медитации стала площадка с чудом старорежимной техники, масляной лампой, через проектор она отбрасывала движущиеся психоделические картинки, переливающиеся красно-желтой цветогаммой. Но как получается такая живая картинка, непосвященным без подсказки догадаться было непросто. Загадочность демонстрировавшегося а-ля Pin" Floyd «фильма» заслужила изумление пришедшей поглазеть публики: «И как они это сняли!». Другая интересная находка – видеоинсталляция «Загляни себе за спину». Телевизор и подсоединенная к нему установленная напротив видеокамера открывали посетителю неожиданный ракурс – собственный затылок. Как ни вертись, а привычной физиономии не увидишь.

В основу видеоинсталляции «Арго», сделанной Арефьевым в соавторстве с Никоноровой, была положена серия советских мультфильмов по мотивам древнегреческих мифов. Роман использовал Катины видеорисунки и работы как вставки, затем пропустил через фильтры. Визуальные шумы придали особый колорит фильму. Полученный результат отсылал к такому модерновому направлению в искусстве, как Glitch Art. Искусство ошибок (примерно так это переводится) возникло как следствие все большего проникновения электронной техники в нашу жизнь. И это проникновение не могло остаться незамеченным. Стараясь копировать реальность, сделать картинку более четкой и натуральной, а спецэффекты более реалистичными, техника значительно эту «реальность» видоизменяет. Glitch Art стремится увидеть эти видоизменения, акцентируя внимание на ошибках, шумах техники (или даже нарочно создавая их). Таким образом, техника осмысляется как художественный язык, формирующий новую эстетическую среду. Примером может служить мода на снимки, сделанные мобильными телефонами со слабым разрешением, которые оказываются почвой для художественных экспериментов, чем-то средним между живописью и фотографией. Но, как признался Рома, специально он ничего не портил: glitch – всего лишь результат не очень хорошей аппаратуры и некачественного состояния мультфильмов. В конце вечеринки через видеопроектор на широком экране был продемонстрирован отснятый материал. Арефьев промотал хронику событий в обратном порядке.

«Особой, глубокой концепции в проделанной работе я не вижу. Это скорее видеодизайн помещения. Его можно воспринимать серьезно и несерьезно. А мультики выбраны специально, чтобы продемонстрировать его игровую, шуточную сторону. Главной задачей было попасть в общую плавающую (между серьезностью и шуткой) атмосферу», – говорит художник. Шевелящийся шнур, проходящий красной нитью через все видеодействие, символизирует взаимосвязь объектов в реальном времени, текучесть и изменчивость реальности, особенно если она преображается видеокамерой.

Музыка

На «Полднике» были представлены не собственные сочинения выступавших диджеев, а интересные работы малоизвестных широким кругам музыкантов-электронщиков. Это Кор Фулер (Cor Fuhler), Тетузи Акияма (Tetuzi A"iyama), записи с берлинского лейбла ~scape, Брайан Фернихоу (Brian Ferneyhough) и другая актуальная музыка.

Основную часть сета Кости Тимошенко составляла IDM, Intelligent Dance Music –  интеллектуальная танцевальная музыка, которая, с одной стороны, выходит за рамки поп-музыки комплексностью своего построения, с другой – не пускается в заумное звучание. Сам Костя определил свою концепцию так: «Я не хочу показать авангард, будоражащий слух, а хочу продемонстрировать музыку хорошего вкуса». Костина игра была дополнена электроакустической импровизацией Александра Чекмакова, пытавшегося взаимодействовать со звуком Костиного пульта. В результате возникла трансово-психоделическая атмосфера. Шура использовал минимум мелодических ходов. Было слышно, как исходящее от Кости диктовало ему стиль игры: нечто размытое, базирующееся на саунде, а не на композиции. Шура хорошо трансформировал этот посыл не в мелодические ходы, а в тембральные моменты.

Музыкальный репертуар «Полдника» определялся органичностью звучания, и тем, станут ли треки органичной заменой или, напротив, будут играть на контрастах. «Выбор падает на композицию, которая может стать гармоничной частью музыкального объекта, создающегося здесь и сейчас и являющегося нашим самовыражением. Отобранные композиции – самовыражение написавших ее музыкантов, но после того как мы их компилируем и перерабатываем, они становятся нашим самовыражением», – определил творческую концепцию работы с музыкальным материалом Денис Колокол. В основе компилятивного творчества лежит концепт игры, определяемой конкретной ситуацией и идеей события. Для «Полдника» Денис отобрал «кучу» музыки как новой, так и уже ставшей классикой, и играл с ней. При этом выбор не определялся типичным критерием «нравится – не нравится»: «Музыка, которая меня интересует, не может понравиться. То, что нравится – это mood music (музыка настроения). Она рождает позитивный эмоциональный отклик. Музыка, которую я играл на «Полднике», звучит совсем несимпатично и вызывает скорее негативные эмоции. Но в ней есть что-то особенное: оригинальный подход автора, математическая задача, заложенная в структуре композиции, или оригинальный концепт». К такой музыке больше применимо определение «любопытная». На «Полднике» мотивами любопытства стали: эксперименты со звучанием в направлении ламинал (laminal), слоистым объемным саундом, и провокация публики, игра на эмоциональных контрастах. Так, Денис ставил грязный «шумовой трек», заканчивающийся на пике, что, казалось, уже не выбраться из полностью поглощающего саунда, а затем сразу же – красивую, чисто звучащую эпическую гитарную композицию Дэниела Паддена (The One Man Ensemble Of Daniel Padden). А также микшировал трек Феннеша с вокалом Дэвида Силвиана. Чтобы у слушателей произошел сдвиг в восприятии, Денис проиграл трек акциониста Рудольфа Эб.ера. Акционизм – радикальное течение современного западного искусства, которое размывает границы между исполнителем и аудиторией и использует любые методы, чтобы свести публику с ума.

Затем выступил молодой диджей Максим Мельцер. Он играл не форматную, принятую в алматинской среде диджеев музыку (хаус и брейкбит), а энергетически мощный драм-энд-бейс. В его игре не было манерности и пафоса. Было видно, что он искренне вовлечен в игру. Роман Бажанов представил музыку направления chill out, характеризующуюся плавным, уравновешенным, меланхоличным звучанием.

В конце вечеринки гостей ждали подарки: диски с саундтреком, составленным специально к «Полднику». Для него каждый из выступавших музыкантов отобрал несколько композиций. Диск сводил Константин Бажанов. Сборник получился интересным, не похожим ни на один, который "Antiparty gang] делали до этого. В общем, «пополдничали» на славу.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности