Игры доброй воли

Первый раунд переговоров России и Ирана не внес ясности в процесс дальнейшего урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы

Игры доброй воли

В начале минувшей недели в Москве состоялись давно ожидаемые переговоры России и Ирана на уровне представителей советов безопасности двух стран по дальнейшему сотрудничеству в рамках реализации иранской ядерной программы. Москва предложила Тегерану оптимальный, по мнению российской стороны, вариант – добывать обогащенный уран для иранской мирной программы на территории России. При этом Иран должен полностью отказаться от создания у себя полного цикла по производству урана. Это позволит ему избежать обвинения в попытке создать обогащенный уран для своей военной программы.

Однако визит в Москву заместителя секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Хосейнташа ясности в дальнейшую судьбу иранского досье не внес. Али Хосейнташ лишь признал готовность иранской стороны «продолжить консультации» с российским Агентством по атомной энергетике (Росатом). Глава Росатома Сергей Кириенко говорит, что Россия стремится сохранить для Ирана возможность развития «мирной атомной энергетики, а для мирового сообщества – соблюдения гарантий нераспространения ядерного оружия». По мнению г-на Кириенко, при согласии иранских коллег предприятие по обогащению урана может начать свою работу в максимально короткие сроки. 

Неопределенная позиция Ирана вызывает критические замечания. «Россия сейчас находится если не в заложниках, то в очевидной зависимости от доброй или от злой воли Ирана, и, к сожалению, пока в достаточном объеме Тегеран доброй воли не демонстрирует», – считает председатель комитета по международным делам Госдумы России Константин Косачев.