Единства трех не получилось

Несмотря на официальные заверения в политической стабильности в Киргизии, очевидно, что президент, правительство и парламент страны не сумели достичь компромисса в понимании того, как должно развиваться государство. И несостоявшаяся отставка спикера парламента лишь перенесла на более поздний срок выяснение отношений между ветвями власти

Единства трех не получилось

Политический кризис в Киргизии с каждым днем приобретает все более вялотекущий характер. Возникает ощущение, что перебранка между тройкой лидеров, президентом Курманбеком Бакиевым, премьер-министром Феликсом Куловым и спикером парламента Омурбеком Текебаевым, никогда не закончится. Однако ощущение это обманчивое. Накануне празднования годовщины народной революции, приведшей 24 марта к свержению режима президента Аскара Акаева (по другому определению, годовщины государственного переворота, погрузившего страну в экономический и политический хаос), все чаще звучат призывы к новой революции. Причем авторами подобных призывов являются экс-сподвижники Курманбека Бакиева, делавшие с ним «мартовскую революцию», но оставшиеся недовольными тем, как меняется жизнь в стране. Публичное выяснение отношений трех наиболее известных людей в стране лишь усугубило общее впечатление нестабильности.

Письма другу

Началось все с эпистолярного жанра. Курманбек Бакиев и Феликс Кулов, имея кабинеты на одном этаже в Доме правительства, предпочли общаться друг с другом посредством открытых писем. В течение нескольких дней они обменивались письменными посланиями, в которых содержались оценки текущей ситуации в стране. Оценки эти были прямо противоположными: г-н Кулов, имеющий репутацию жесткого силовика, заявлял, что киргизский криминалитет оказывает давление на власть, г-н Бакиев с подобным выводом не соглашался. «В обществе нарастает тревога по поводу сращивания криминала с властью», – писал Феликс Кулов. По его мнению, при попустительстве властей «криминал не только занимается рэкетом, но открыто запугивает сотрудников милиции, пытается диктовать органам власти». Президент Киргизии, в свою очередь, обвинял в дестабилизации обстановки парламент и собственно премьер-министра, «принимающего участие в этом шоу». «Ситуация смены власти не могла не сказаться на эффективности законотворческой работы парламента, который оказался втянутым в острую политическую борьбу, его трибуна стала использоваться для политической дестабилизации», – уверен Курманбек Бакиев.

То, что тандем Бакиев – Кулов, образованный летом прошлого года перед президентскими выборами, непрочен, говорилось еще в момент его создания. Два харизматичных политика не смогли играть на одном поле по единым правилам. Причем в этой борьбе, по сути, проиграли оба. Для Курманбека Бакиева наиболее значимым представляется поражение в родной для него Джалал-Абадской области, расположенной на юге страны. Ее жители воспротивились решению г-на Бакиева назначить губернатором области одного из представителей «северной» части Киргизии. Устроив несколько многотысячных митингов, народ на руках внес в кабинет губернатора своего ставленника, и президент был вынужден с этим выбором смириться. Через несколько дней, после многотрудных согласований, рокировка кадров все равно произошла, но то, что джалалабадцы выступили против президента, наглядно подтвердило тезис, который озвучивался еще до мартовской революции: несмотря на свое «южное» происхождение, Курманбек Бакиев имеет достаточно слабый авторитет на юге Киргизии.

«Северянин» Феликс Кулов, сделав несколько сильных шагов по укреплению порядка в стране (взяв, к примеру, под свой контроль действия всех силовых структур), споткнулся на экономических реформах. По итогам года ВВП Киргизии вместо прогнозного роста в 7% упал на 0,6%, инвесторы из страны бегут, сколь-нибудь внятной программы развития промышленности так и не предложено. Да и в эпистолярном жанре г-н Кулов оказался слаб: доводы, которые приводил в своих посланиях г-н Бакиев, выглядели убедительнее доводов премьер-министра.

Сплошные эмоции

Ситуация усложнилась, когда в противостояние двух политиков вмешался третий – спикер парламента Омурбек Текебаев. На одном из депутатских заседаний он критически высказался в адрес г-на Бакиева, который, по его мнению, устроил антипарламентскую кампанию: «Заниматься такими делами недостойно для президента, если он мужик, то пусть повесится» (именно этот перевод с киргизского был озвучен в местных СМИ). Уже на следующий день г-н Текебаев публично извинился за свои слова, объяснив их неким эмоциональным срывом («Я признаю, что форма и тон высказываний не соответствуют той высокой должности, которую я занимаю, и я об этом очень сожалею»), однако президент Киргизии уже успел обидеться. Причем настолько сильно, что отказался участвовать в заседании Совета безопасности страны, членом которого является спикер парламента. Затем руководитель администрации президента Усен Сыдыков потребовал, чтобы Омурбек Текебаев ушел в отставку. На сторону президента неожиданно встал и Феликс Кулов, которого прежде считали другом Омурбека Текебаева. Выступление спикера он назвал «непонятными высказываниями», но уточнил, что это еще не повод устраивать в стране политический кризис.

Спикер соответствующее заявление подал, но с существенной оговоркой. «Если парламент сочтет мою работу неудовлетворительной и примет решение о моей отставке, то я уйду; если парламент сочтет, что моя ошибка была не роковой и простительной, то я останусь на своем посту», – заявил он. Как и следовало ожидать, парламент, нелюбовь которого к Курманбеку Бакиеву очевидна (последний платит депутатам той же монетой), отставку г-на Текебаева не принял. Парламентарий Мелис Эшимканов называет это «победой демократии». «Три дня администрация президента встречалась с каждым депутатом, они пугали, обманывали, торговались. Но мы не поддались на уговоры», – объясняет г-н Эшимканов. Его коллега Каныбек Иманалиев уверен, что отставка спикера в любом случае не привела бы к установлению политической стабильности.  «Киргизия находится в системном кризисе, и чтобы выйти из него, мы должны провести глубокую конституционную реформу», – говорит он.

Оставить одного

О необходимости конституционной реформы говорил и Курманбек Бакиев. За 15 лет независимости киргизскую Конституцию видоизменяли пять раз, однако ни разу предлагаемые поправки не были столь серьезны: Курманбек Бакиев предложил упразднить институт премьер-министра. По его мнению, Киргизии нужны лишь сильные президент и парламент. «Ответственность за управление страной не размывается между президентом и премьер-министром, как у нас сейчас, не дублируется. Не содержится громоздкого аппарата», – заявил киргизский лидер. При этом он также предложил усилить роль парламента, который будет формироваться на две трети из представителей политических партий, и на одну треть – по итогам территориальных выборов. Курманбек Бакиев готов предложить подобный вариант изменения Конституции на рассмотрение депутатов парламента и после их одобрения подписать его. Любопытно, что три месяца назад г-н Бакиев на одном из заседаний по конституционной реформе говорил, что не видит необходимости в упразднении института премьер-министра.

Нынешний состав парламента не поддержит подобную новацию, как бы заманчиво ни звучало предложение об усилении роли депутатов. В сложившейся ситуации проще всего добиться роспуска парламента. Каныбек Иманалиев полагает, что эта процедура может произойти как по инициативе президента, так и по собственному желанию парламентариев. Одним из возможных вариантов развития событий рассматривается срыв нескольких заседаний подряд депутатами – сторонниками действующего президента. По действующему законодательству это может стать поводом для роспуска парламента и объявления новых выборов. Не добившись отставки Омурбека Текебаева, Курманбек Бакиев продолжит свое давление на парламент, несмотря на то что конфликт между президентом и спикером носит межличностный характер. «Народ ждет, что Курманбек Бакиев проявит мудрость и не станет дальше разжигать ссору. Нужно заниматься государственными делами, а не выяснением своих личных отношений», – считает глава коалиции «За демократию и гражданское общество» Эдиль Байсалов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее