Два мира налоговой системы

Казахстанская экономика существует в двух измерениях: в официальном, где подавляющая доля ВВП, налоговых и таможенных платежей производится ограниченным кругом крупных предприятий, и в теневом, где вращаются миллиарды долларов, не закреплены права участников рынка и не платятся официальные платежи

Два мира налоговой системы

В начале марта в парламенте прошло совещание по реформированию налоговой политики в Казахстане. Несмотря на то что многие его участники признали, что заготовленные ими выступления потеряли актуальность после Послания президента, в котором было сообщено о значительном снижении налоговой нагрузки на предприятия, некоторые выступления вызвали широкий резонанс. Так, по информации депутата мажилиса Владимира Боброва, количество фактических плательщиков налогов составляет менее половины от числа зарегистрированных предприятий. А руководитель аналитической группы Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Руслан Даленов говорит, что основу налоговых поступлений бюджета составляет ограниченное количество крупных налогоплательщиков: менее 1% от общего количества действующих налогоплательщиков платят более половины налоговых поступлений. Например, сто топ-предприятий платят 85% корпоративного подоходного налога, работники пятисот крупнейших предприятий выплачивают более половины индивидуального подоходного налога по сравнению с работниками остальных почти двухсот тысяч предприятий.

Нет стимула

Сложившаяся налоговая система не стимулирует предприятия обрабатывающего сектора промышленности, поддерживая в то же время строительную и сырьевую отрасли экономики. Также налоговая система не стимулирует зарплатоемкие производства с высокой добавленной стоимостью, более того, налоговый пресс на данные отрасли выше, чем на сырьевые. Это стало одной из причин, по которой доля ведущих отраслей обрабатывающего сектора в промышленности (текстильная и швейная, обувная и кожевенная, пищевая отрасли, машиностроение и металлообработка) снизилась в три раза: с 48 до 14%.

Большинство действующих предприятий показывают в отчетности убытки. Для некоторых из них это действительно отражает трудности ведения дел, но многие предпочитают проводить свои операции в тени. Ассоциация таможенных брокеров подтверждает эту ситуацию конкретными цифрами. «Мы обратились в таможенные органы сопредельных стран, – рассказывает председатель ассоциации Геннадий Шестаков. – И выяснили, что ввоз различных товаров в Казахстан на 4 млрд долларов превышает данные, предоставляемые нашей статистикой. Например, только из Китая ежегодно ввозится на 1,5 млрд долларов неучтенных товаров». И это только цены на границе Казахстана, а если считать по ценам «на прилавке», теневой неучтенный оборот составит не менее 8 млрд долларов ежегодно.

По мнению президента Торгово-промышленной палаты Казахстана Аблая Мырзахметова, ввозимые втемную товары не приносят таможенных пошлин, не проходят сертификацию на безопасность для здоровья потребителей и подавляют отечественных товаропроизводителей, поставленных в неравные условия с иностранными производителями. Мало того, как говорят экспортеры, ввозимые контрабандой товары производятся на территории сопредельных стран зачастую подпольно, без выплаты налоговых и прочих платежей.

Сегодня официальная налоговая система полна перекосов и обременительна для бизнеса

При теневом импорте на импортируемые товары не оплачивается НДС, являющийся источником возмещения НДС из государственного бюджета для экспортеров, в первую очередь сырьевиков. Скажем, для теневого импорта из Китая неоплаченный НДС достигает не менее 29 млрд тенге ежегодно. В результате долги бюджета по невозмещенному НДС выросли за пять лет в пять раз и достигли 100 млрд тенге в 2005 году, хотя государственный бюджет в прошлом году возместил НДС экспортерам на сумму около 140 млрд тенге. Складывается парадоксальная ситуация, когда потребители и предприятия несырьевого сектора фактически платят через госбюджет все более возрастающие суммы экспортерам сырья в форме возмещения НДС по нулевой ставке и при этом еще остаются должниками.

Изменить налоговую составляющую

По мнению мажилисмена Владимира Боброва, сегодня даже официальная налоговая система полна перекосов и обременительна для бизнеса. «Свыше 60% предприятий работают полностью или частично в тени. Надо найти баланс, при котором нагрузка будет минимальной, а собираемость налогов максимальной, создать условия, при которых легально работать и платить налоги было бы выгодно. Необходимо отменить плановые проверки, то есть придерживаться цивилизованного принципа презумпции невиновности налогоплательщиков», – говорит он. Режим налогообложения организаций, реализующих товары собственного производства, в том числе сертифицированные по международным стандартам качества и с высокой добавленной стоимостью, также требует значительных изменений. Необходимо изменить размер доли добавленной стоимости до 25%, предоставлять льготы всем предприятиям, внедрившим стандарты качества ISO, а не только лауреатам страновых конкурсов качества. Количество лауреатов ограничено единицами, реальная потребность в росте качества продукции казахстанских предприятий является массовой, тем более в свете новой, экспортно-ориентированной стратегии развития бизнеса.

По мнению депутатов, необходимо дополнить перечень затрат, относимых на вычеты, например, стимулировать отчисления на социальную помощь, на развитие научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), обучение специалистов и менеджеров, поддержку высшего и профессионально-технического образования, отнести на вычет затраты на содержание социальной сферы для сельхозтоваропроизводителей. Вновь прозвучало предложение предоставлять налоговые каникулы для вновь создаваемых предприятий малого и среднего бизнеса в области производства, впервые выдвинутое общественным движением предпринимателей «Атамекен» год назад. Потерь в таком случае для бюджета не возникает, зато эффект может быть значительным.

Официальный размер налоговой нагрузки похож на показатель «средней температуры по больнице», к тому же полученный с помощью неточного градусника

Директор департамента налоговой политики и прогнозов Министерства экономики и бюджетного планирования Казахстана Вера Кнюх отмечает, что «налоговая нагрузка в Казахстане составляет около 23% к объему валового внутреннего продукта республики и одна из самых низких на постсоветском пространстве, особенно в сравнении со странами Запада». Однако, во-первых, официальная налоговая нагрузка неравномерно распределяется, причем явно не в пользу обрабатывающих отраслей и предприятий с высокой добавленной стоимостью; во-вторых, существует еще и неформальная нагрузка на предпринимателей в виде различных поборов и взяток, которая, по некоторым оценкам, сопоставима по объемам с официальной. С этой точки зрения официальный размер налоговой нагрузки похож на показатель «средней температуры по больнице», к тому же полученный с помощью неточного градусника.

Налоги для малого бизнеса

В развитых странах мира ставки налогообложения малого и среднего бизнеса намного ниже, чем в крупных фирмах, так как кроме важной экономической функции малый бизнес несет социальную функцию по созданию занятости и формированию стабильного среднего класса. Предусмотрены также многочисленные налоговые льготы для поддержки экспорта, инвестиционные льготы, открытие производств в депрессивных регионах, льготы по налогообложению доходов, полученных за рубежом. Одновременно с ослаблением налогового бремени по приоритетным направлениям практикуется жесткое администрирование по сбору налогов. Уклонение от налогообложения считается одним из наиболее тяжелых экономических преступлений. Поэтому, например, японская якудза является единственной в мире мафией, платящей налоги, так как наказание за неуплату налогов по любым видам доходов гораздо суровее наказания по выявлению преступной деятельности – любопытный парадокс японской правовой системы.

Озвученные в недавнем Послании президента страны планы по введению в 2007 году плоской шкалы индивидуального подоходного налога на уровне 10% и снижению социального налога будут содействовать легализации зарплат, выплачиваемых в конвертах. В свою очередь, рост доли белой зарплаты приведет к большему притоку средств в пенсионные фонды. Прямые потери бюджета в результате снижения ставки НДС на 1%, подоходного и социального налога оцениваются в десятки миллиардов тенге, но общий эффект обещает быть положительным за счет роста белых зарплат.

Казалось бы, в Налоговом кодексе уже заложены механизмы работы по упрощенной декларации, предназначенные для облегчения работы предприятий малого и среднего бизнеса. Однако данный механизм не пользуется особой популярностью. Так, из 40 тыс. предприятий, имеющих ежеквартальный доход до 25 млн тенге, в 2004 году упрощенной декларацией воспользовалось всего 8 тыс. юридических лиц. Бизнесмены, проведя сравнение двух режимов – общеустановленного и упрощенного, выбирают обычный режим, пусть даже и сопряженный со сложной бухгалтерией, так как при этом они платят меньший процент от выручки, чем предлагаемые режимом упрощенного декларирования 3–7% от выручки. Если же введут единую ставку налогообложения для малого бизнеса, например 5%, то для многих юридических лиц, пользующихся режимом «упрощенки», произойдет увеличение нагрузки, так как большинство из них сегодня облагается по нижней ставке в 3%. А для индивидуальных предпринимателей – физических лиц нагрузка вырастет однозначно, так как сегодня они платят налоги по ставке от 3 до 5%. Очевидно, следуя общей логике Послания президента, необходимо принять единую ставку налогообложения для предприятий малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей, равную 2–3%.

Малый и средний бизнес в Казахстане и официальные налоговые органы все еще живут в разных измерениях, пересекаясь только отчасти

Предприниматели часто жалуются на сложность понимания и трактовки существующего Налогового кодекса. В неясных случаях они обращаются с вопросами в местные налоговые органы или центральный Налоговый комитет, которые шлют им пояснительные письма. На сегодняшний день такие письма составили фактически второй, параллельный кодекс, хотя первый, «настоящий» кодекс является законом прямого действия и имеет приоритет перед подзаконными нормативными ведомственными актами. Причем в тех случаях, когда возможна различная трактовка отдельных статей Налогового кодекса, как правило, решение принимается в пользу трактовки, дискриминирующей предпринимателя, что вызывает штрафные санкции. Заложенная в размерах возможных санкций «вилка» позволяет чиновнику варьировать меру наказания предпринимателей. Естественно, такая ситуация приводит к многочисленным судебным процессам между налоговиками и предприятиями. К сожалению, судебная статистика в Казахстане достаточно закрытая, освещение получили только отдельные скандальные процессы с участием крупных налогоплательщиков.

По мнению председателя Налогового комитета Министерства финансов Казахстана Нурлана Рахметова, основной задачей на данном этапе развития налоговой системы является дальнейшее улучшение электронного администрирования: доработка программного обеспечения, дальнейшая компьютеризация налоговых органов, рост пропускной способности каналов связи. Только переход к высоким технологиям, по мнению главного налоговика страны, позволит добиться прозрачности и повышения производительности налоговых органов. Вопрос низкой оплаты труда также актуален – средняя зарплата работника налоговых органов составляет около 23 тыс. тенге.

Однако, согласно опросу, проведенному Sertum International Sistem по заказу Министерства индустрии и торговли, для предприятий малого бизнеса основными проблемами налоговой системы являются трудность оспаривания неправомерных действий налоговых органов по отношению к предпринимателям, высокие налоговые ставки, жесткие штрафы за малейшие нарушения Налогового кодекса, которые очень легко допустить при сложной многоступенчатой системе отчетности. Таким образом, малый и средний бизнес в Казахстане и официальные налоговые органы все еще живут в разных измерениях, пересекаясь только отчасти.

Инициативы, изложенные в Послании президента – снижение налогового бремени, упрощение отчетности, амнистия выведенных из-под налогообложения капиталов, создают возможность формирования нового взаимовыгодного для государства и предпринимателей формата налоговых отношений. Если, конечно, Налоговый комитет сможет его создать, обратив внимание не только на задачи автоматизации деятельности налоговых органов, но и на конструктивные предложения со стороны предпринимателей.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее