Теория относительности мусора

В полуторамиллионном Алматы нет ни одного мусоросортировочного комплекса. Твердые бытовые отходы попросту складируются на полигоне и многочисленных стихийных свалках. Компания «Вторма-Экология» предложила проект, позволяющий перерабатывать до 80% ТБО

Теория относительности мусора

Ежегодно жители Алматы платят порядка 6 млн долларов за вывоз и утилизацию 500 тыс. тонн мусора. Сегодня в черте города и на прилегающих к нему территориях захоронено уже около 5 млн тонн твердых бытовых отходов (ТБО), представляющих собой экологическую бомбу замедленного действия. Причем грунт на полигонах не бетонируется, поэтому существует угроза заражения подземных вод. К тому же под многолетними залежами образуются метановые пробки, что приводит к самовозгоранию свалок. В цивилизованном мире давно отошли от подобной практики. Более того, на мусоре делаются многомиллионные состояния.

Пересмотреть концепцию

Проблема мусора достаточно серьезная и жестко регулируется в мире. В Европе строгость законодательства по этому вопросу обусловлена в первую очередь ограниченностью земельных ресурсов. Высокая плотность населения, проживающего на сравнительно небольших территориях, заставляет искать пути как можно более полной переработки продуктов жизнедеятельности. Поэтому Европейский союз выделяет огромные целевые средства на создание мусороперерабатывающих комплексов.

Если рассматривать проблему утилизации ТБО в таком разрезе, Казахстан обладает уникальными преимуществами – широкие просторы, на которых достаточно свободно проживают 15 млн человек. В силу целого ряда причин социального и экономического характера, у нас крайне низкий уровень экологической культуры, поэтому в Казахстане преобладает иной концептуальный подход к утилизации ТБО – складирование мусора на полигонах. Это самый малозатратный способ, который на современном этапе вполне устраивает и власти, и большую часть населения. Но подобная схема вступает в конфликт с существующей в мире тенденцией практически безотходной утилизации.

В Алматы право на вывоз мусора по результатам тендера получили порядка 70 частных фирм, крупнейшая из них, коммунальное хозяйство АО «Тартып», обслуживает около 40% рынка. Эта компания является уполномоченным органом по координации вывоза, утилизации и захоронению ТБО, в ее ведении находится и мусороприемный полигон общей площадью 34 га. Сейчас он заполнен на 15%, и, при условии рационального использования, туда еще в течение 18 лет можно вывозить мусор.

Переработка бытового мусора почти во всех странах происходит за счет муниципальных средств, частный капитал занимается только утилизацией коммерческого мусора, который дает хорошую рентабельность. К примеру, тонна пластиковых бутылок стоит около 200 долларов, после измельчения цена возрастает до 600–700 долларов, а подготовленный для производства тары пластик продается уже по цене 1200–1400 долларов за тонну.

В Казахстане в промышленных масштабах переработкой ТБО практически никто не занимается в основном по причине отсутствия системы сортировки мусора. «Тартып» пробует организовать в Алматы сепарацию отходов, выбирая из огромной массы бумагу, стекло и пластик. Но это лишь робкие попытки, поскольку у компании нет специальных автоматизированных установок для сортировки. Вторичной переработкой бытовых отходов сегодня в городе занимается около 30 компаний. На отсортированном из мусора сырье в Алматы работают два завода по производству туалетной бумаги, на заводе «Химреммаш» производится пластиковая тара, действуют гипсокартонные производства и стекольный завод в Алматинской области. Эти предприятия получают сырье в основном из супермаркетов и ресторанов, где в большом количестве накапливается использованная тара. Между тем ежегодно на свалки вывозится до 130 тыс. тонн макулатуры, 80 тыс. тонн пластмассы и полиэтилена и 17 тыс. тонн черного и цветного металла, которые остаются невостребованными. Директор государственного научно-производственного объединения «Казмеханобр» Александр Клец говорит, что существует множество технологий, позволяющих производить из фракций ТБО тару, упаковочные и строительные материалы, компост и даже одноразовую посуду.

Революция не получилась

Два года назад на бюджетные средства был построен мусоросортировочный комплекс и закуплены две шведские установки BalaPress. Проект разрабатывался при участии японских специалистов и обошелся бюджету в сумму порядка 270 млн тенге. Чиновники из аппарата экс-акима Виктора Храпунова пафосно окрестили покупку установок для прессования мусора «экологической революцией городского масштаба».

Собственно, подход к проблеме утилизации мусора не изменился – концепция  заключалась  все в том же захоронении ТБО на полигоне. Революционность установки заключалась в том, что мусор уплотнялся в 4–6 раз и упаковывался в полиэтиленовую сетку и пленку. Полагалось, что метод позволит в 8–14 раз уменьшить площадь складируемого мусора, а также сведет на нет вероятность возникновения эпидемий, поскольку мусор в таких тюках недоступен для насекомых, птиц и грызунов и будет способствовать снижению загрязнения воздуха газовыми выделениями.

Но это все были лишь сопутствующие выгоды от использования установки. Главным преимуществом BalaPress должна была стать существенная экономия расходов на горючее для специальных мусороуборочных машин. Чиновники рассчитали, что на одном мусоровозе можно будет вывозить в 18 (!) раз больше спрессованного на BalaPress мусора (притом что плотность массы увеличивается только в 4–6 раз).

Однако проблемы на мусоросортировочном комплексе начались сразу после пуска установки. Шведское оборудование простаивало большую часть времени. Мусорщики вывозили отходы на полигон, минуя установку, в результате через BalaPress, рассчитанном на переработку 260 тонн мусора ежедневно, проходило за сутки от силы порядка 150 тонн. Александр Клец так объяснил парадоксальную ситуацию: «Экономия бензина не достигалась, поскольку вес при прессовании не уменьшался. Машины могут вывозить лишь определенное количество груза, поэтому объемы перевозок не снизились. К тому же себестоимость мусора, переработанного на BalaPress, повышалась до 1500 тенге за тонну. Концептуально установка комплекса увязывалась с последующим строительством мусоросжигающего завода. В Европе подобные комплексы используются для консервации горючих материалов на специальных складах до отопительного сезона. Поскольку завод так и не был построен, предполагалось, что спрессованный мусор будет использоваться в качестве топлива на ТЭЦ. Но для этого было необходимо сделать крупные капитальные вложения в установку воздухоочистных устройств. И проект так и не получил своего логического развития и пришел в забвение. Формально – можно было сэкономить на территориях для хранения, но тюки, упакованные на BalaPress, – круглой формы, следовательно, при их консервации площади полигона используются нерационально. Эта концепция была недостаточно продумана».

Мусороперерабатывающий кластер

Александр Клец полагает, что городу необходим мусоросортировочный комплекс, на базе которого можно создать современный кластер по вторичной переработке мусора и практически полной утилизации ТБО. С ним согласен генеральный директор компании «Вторма–Экология» Егор Зингер, который презентовал в акимате Алматы проект по строительству современного мусороперерабатывающего комплекса, функционирующего на основе оборудования испанской фирмы Imabe Iberica производительностью до 450 тыс. тонн ТБО в год. Бытовой мусор там сортируется, а его утилизируемая часть направляется на повторную переработку. Технология позволяет повторно использовать до 80% бытовых отходов, а остающиеся ТБО брикетировать с 20-кратной плотностью, что предотвращает их разложение и загрязнение окружающей среды, позволяет эффективнее использовать мощности городского полигона.

Концептуально мусоросортировочный комплекс от BalaPress отличается тем, что ТБО прессуются под высоким давлением, благодаря чему органика отделяется. При этом сепарируется жидкая фаза, которая затем сбрасывается в канализационную систему, а не везется на свалку, что позволяет, во-первых, снизить расходы на транспортировку, а во-вторых, сократить риск заражения грунтовых вод. В проекте также предусмотрено строительство производств по переработке пластмасс, металлов и макулатуры с выпуском вторичной продукции. «Мы уже нашли клиентов, заинтересованных в покупке тарной и упаковочной продукции, произведенной из ТБО. Например, пластиковую упаковку, которую сегодня наши предприятия закупают по 6 тыс. долларов за тонну, мы сможем поставлять по цене втрое ниже», – говорит Егор Зингер.

Городские власти выразили заинтересованность в реализации этого проекта. Для строительства выделен земельный участок площадью четыре гектара на территории существующего мусоросортировочного завода. «Строительство современного мусороперерабатывающего завода для нас необходимо, мы уже более года говорим об этом. Но неясным остается главный вопрос – финансирование данного проекта, так как объем инвестиций в данный проект составит 33 млн евро», – говорит аким Алматы Имангали Тасмагамбетов. Егор Зингер убежден, что средства, вложенные в комплекс, окупятся в течение 5 лет после ввода в действие и предприятие будет приносить в городской бюджет около 9 млн долларов в виде налоговых отчислений. Причем без повышения тарифов на вывоз мусора для населения.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?