Ужесточение ведет к развитию

Новые правила меняют конфигурацию казахстанского рынка перестрахования

Ужесточение ведет к развитию

C января текущего года регулятор поменял правила перестрахования, ужесточив требования к перестраховочным организациям. В частности, объем премий иностранным перестраховщикам был ограничен 25% (за исключением особо крупных лимитов ответственности); иностранным перестраховщикам установили рейтинговые требования, привязав их отсутствие к величине капитала казахстанского страховщика (чем ниже рейтинг, тем выше должен быть уровень капитала); собственное удержание по одному классу страхования увеличилось с 25% до минимум 40%.

Новые условия призваны стимулировать страховые компании к работе с надежными перестраховщиками, наращиванию капитализации и увеличению казахстанского содержания в перестраховании.

Неэффективное прошлое

Все началось с того, что несколько лет назад регулятор финансовых рынков заявил о неэффективности перестраховочной деятельности страховых компаний: возмещения по страховым случаям были в разы меньше переданных премий. Так, в 2010 году в перестрахование было передано почти 60 млрд тенге, а возврат перестраховочных выплат составил лишь 4 млрд тенге (чуть больше 6%). Не лучше обстояли дела и в 2011 году. Из 64,8 млрд тенге, отправленных зарубежным перестраховщикам, вернулось лишь 8 млрд тенге (12,5%). Получалось, что страховщики переоценивают собственные риски и переадресовывают их сторонним организациям в большей степени, чем нужно.

Вполне понятно желание страховых компаний разделить ответственность по рискам. В таких крупных зонах риска, как авиация, катастрофические случаи, энергетические объекты и др., происходит аккумуляция рисков, и здесь перестрахование исключать нельзя.

Однако перестрахование означает передачу страховщиком части премий и напрямую влияет на его финансовое положение. Чем больше страховщик отдает рисков (премий), тем ниже его платежеспособность. Возникает вопрос: если первичные страховщики сами прекрасно справляются с выплатами, не прибегая к активной помощи перестраховщика, зачем им значительно перестраховываться самим?

К тому же острая проблема для рынка состояла еще и в том, что львиная доля переданных на перестрахование премий уходила за границу. Так, в 2009 году в относительном выражении к иностранцам «ушло» 87% перестраховочных премий, в 2010 году — 90%. Возмещения же из-за границы были невысоки (в 2010 году из переданных нерезидентам 48,6 млрд тенге премий иностранные выплаты составили 17,1 млрд тенге, в 2011 году из 53 млрд тенге — 2,7 млрд тенге), так что напрашивается еще один вопрос: зачем злоупотреблять еще и зарубежным перестрахованием?

Инициативы регулятора по улучшению качества казахстанского перестрахования уже принесли свои плоды. Во-первых, компании стали больше премий оставлять на собственном удержании. В годовом исчислении (сентябрь 2011 — сентябрь 2012) объем совокупных премий, переданных на перестрахование, сократился с 46,5 млрд до 41,3 млрд тенге. Во-вторых, соответственно ужался и объем премий, переданных за границу. За 8 месяцев 2012 года казахстанское содержание увеличилось до 24% (в 2011 году — 21%). Интрига заключается в том, что с ростом собственного удержания доля перестрахования на местном рынке стала меньше: если на начало года она составляла 8,1%, то на начало сентября — 5,2%.

Новые болевые точки

Новые правила перестрахования привели к росту определенных операционных и страховых рисков у местных страховых компаний.

В первую очередь переориентация в пользу перестраховочных компаний, имеющих высокий рейтинг, ведет к тому, что выбор перестраховочных компаний станет ограниченным, так как процесс размещения рисков в компаниях с более низким рейтингом становится сложным, и он усилит давление на минимальный размер маржи платежеспособности первичного страховщика. Новые правила устанавливают, что если страховщик хочет передать риск в перестраховочную компанию с низким рейтингом, то сначала он должен предложить этот риск пяти казахстанским перестраховщикам. Если все пять откажутся или существует риск разместиться не в полном объеме, то процедура повторяется до тех пор, пока общее число компаний не достигнет десяти. Только после этого, при условии, что страхование риска не размещено, компания имеет право предложить перестраховать риск иностранной перестраховочной компании, имеющей рейтинг ниже «А». Но в этом случае возникает давление на минимальный размер маржи платежеспособности, который теперь увеличивается не в процентах от страховой премии, как было ранее, а в процентах от страховой суммы по договору.

Кроме того, страховщики прогнозируют рост стоимости перестрахования в связи с более высокой стоимостью услуг перестраховщиков с высоким рейтингом, а также увеличением расходов на администрирование договоров перестрахования, что, несомненно, скажется на финансовом результате самой сделки по перестрахованию.

Также страховщики выражают опасение, что крупные компании, перестраховывая риски более мелких коллег, получат доступ к их страховым портфелям с последующим перетягиванием их клиентов на свое обслуживание.

Открытым остается также вопрос перестрахования сложных рисков, в первую очередь по обязательному страхованию работника от несчастного случая (ОСНС). Слабая емкость компаний по страхованию жизни не позволяет им полноценно покрывать убытки, иностранные же перестраховщики не хотят брать эти риски — в силу их долгосрочности и высокой убыточности.

«Из-за специфики рисков в Казахстане компании могут столкнуться с недостаточными возможностями для размещения некоторых рисков на лондонском рынке, который не понимает региональных особенностей. Если требование об уровне рейтинга не будет надлежащим образом сформулировано в перестраховочном договоре, то это может создать серьезные проблемы в том случае, если рейтинг перестраховочной компании будет пересмотрен хотя бы одним рейтинговым агентством ниже уровня, сопоставимого с рейтингом “А”, — указывают аналитики международного рейтингового агентства Standard&Poor’s. — Мы полагаем, что увеличение собственного удержания может привести к значительной кумуляции рисков — в частности, в связи с возможной сейсмичностью в регионе Алматы. В первую очередь это относится к страхованию имущественных рисков».

Эксперты S&P отмечают бесспорный плюс новых правил: они обеспечат более эффективный контроль оттока капитала за счет ограничения использования схем в перестраховании. То есть они намекают на отмывание денег или уход от налогов. Но эксперты уточняют, что казахстанское страховое законодательство в целом имеет тенденцию к ужесточению, что вряд ли способствует дальнейшему развитию внутренних систем управления рисками в страховых компаниях Казахстана.

Местная специфика

Тем не менее новое перестраховочное законодательство на руку страховщикам, целенаправленно развивающим перестраховочный бизнес, а таких игроков набирается достаточно много. В Казахстане уже образовался пул лицензированных перестраховщиков, перестраховывающих универсальные риски. Остальные компании имеют право перестраховывать риски в пределах своих лицензий — например, лицензия на страхование имущества позволяет перестраховывать риски имущества.

Поскольку казахстанские страховые компании зарабатывают в основном на страховании, а не на инвестировании средств, как, например, их западные коллеги, то многим казахстанским страховщикам интересно зарабатывать комиссионное вознаграждение на фронтировании, когда компания прогоняет через себя риск, оставляя себе в качестве комиссии минимум 5%.

Если страховая компания будет перестраховывать качественные риски, вероятность того, что ей придется платить, минимальна. Ведь большинство договоров перестрахования предусматривают первичную ответственность первичного страховщика, то есть при страховом случае сначала платит он и только потом передает платеж перестраховщику на возмещение его доли.

На местном рынке компании друг друга хорошо знают. Страховщику с портфелем плохих рисков придется страховать его (портфель) по более высокой цене либо увеличить капитализацию, чтобы больше оставлять на собственном удержании. В идеале многие страховщики не будут ставить своей целью рост страхового портфеля любой ценой, а станут улучшать андеррайтинг, чтобы принимать на себя как можно меньше плохих рисков и поддерживать баланс между передаваемыми и удерживаемыми премиями. Такая стратегия должна обеспечить эффективность работы компании, не подвергая ее риску невыполнения страховых обязательств.

Еще один довод в пользу собственного удержания — традиционно низкий коэффициент убыточности. В 2011 году из ста тенге, уплаченных клиентами за страховку, только 23 тенге клиенты получили обратно в виде страховых выплат. Разбивка по классам страхования дает нам следующую картину. В 2011 году убыточность по страхованию гражданско-правовой ответственности владельцев транспортных средств (ГПО ВТС) составила 26%, ОСНС — 24%, по страхованию от несчастных случаев (НС) — 5%, КАСКО — 25%, страхованию имущества — 4%; особняком держалась медицина — 73%.

С учетом того, что ОГПО и ОСНС — обязательные классы страхования и за последние 5 лет являются основными драйверами роста страхового рынка, их вполне комфортная убыточность показывает, что перестраховывать эти риски финансово выгодно. Это доказывает и статистика: на 1 декабря 2011 года в общей сумме страховых премий, переданных на перестрахование, основную долю занимали премии по добровольному имущественному страхованию — 82,4%, по обязательному страхованию — 15,9%, по добровольному личному страхованию — 1,7%.

Поскольку доля иностранного перестрахования сократилась, эти риски должны оставаться на внутреннем рынке. А чтобы их покрывать, местные компании должны увеличивать капитализацию.

К сожалению, собственный капитал страховых компаний растет не так быстро, как хотелось бы регулятору. Для увеличения капитализации необходимы дополнительные вливания со стороны акционеров либо планомерное наращивание капитала компанией из года в год. Такой постепенный прирост возможен только при увеличении чистых собранных страховых премий и прибыли по результатам года. А с этим сейчас проблемы.

За последние несколько лет компании несут высокие расходы, в структуре которых основную долю занимают административные затраты. Так, к 2011 году они выросли до 43% с 39% в 2008 году. За тот же период с минус 3% до 18% увеличились расходы по резервам. На этом фоне произошло сокращение доходов страховщиков от основной деятельности. Низкий уровень выплат не способствует росту спроса на страховые услуги. При существующем уровне выплат клиенты страховых компаний просто не понимают, зачем им страховаться. Как итог — в абсолютном выражении доход страховщиков от основной деятельности сжался с 34,1 млрд тенге в 2008 году до 17,3 млрд тенге в 2011 году. Прибыль за этот период снизилась с 34% до 13%.

Тем не менее страховщики признают перестрахование достаточно привлекательным бизнесом. Помимо финансовой выгоды, оно дает доступ к новым видам страхования и к новой клиентской базе. Не исключено, что с ужесточением местного перестраховочного законодательства в среднесрочной перспективе в Казахстане активизируются процессы формирования страховых и перестраховочных пулов, а также обществ по взаимному страхованию — как альтернативы обращению первичного страховщика к перестраховщику.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?