Маленький игрок большого бизнеса

Несмотря на то что микрокредитные организации Кзахстана испытывают серьезные трудности, они рассчитывают уже в обозримой перспективе полноценно участвовать в более значимых проектах

Маленький игрок большого бизнеса

Становлению системы микрокредитования государство отводит особую роль. Микрокредиты призваны стимулировать развитие малого бизнеса – одного из факторов диверсификации экономики – и к тому же решить социальные задачи: вопросы занятости селян, молодежи и переселенцев. Для увеличения числа микрокредитных организаций (МКО) законодательство значительно сократило процедуры их создания и регистрации. А для упрощения работы с клиентом  отменило лицензирование и надзор со стороны Национального банка и Агентства по финансовому надзору.

Однако создание хороших стартовых условий для роста МКО не повлияло на качественное развитие института микрокредитования: по разным оценкам специалистов, из общего числа зарегистрированных МКО от 60 до 75% бездействует или находится во временном простое. И если доля микрофинансирования в странах с переходной экономикой колеблется от 20 до 40%, то в Казахстане сегмент микрокредитования в совокупном кредитном портфеле государства составляет всего около 2%.

Почему буксуют МКО

Главной спецификой рынка микрокредитования можно назвать особый контингент его заемщиков. Основные клиенты МКО – тот слой населения, который в силу разных причин не имеет свободного и постоянного доступа к кредитным ресурсам банков, особенно если нуждается в относительно небольших суммах, от 10 до 100 тыс. тенге. Очень часто это жители сельской местности, планирующие увеличить поголовье домашнего скота или расширить свое подсобное хозяйство. Но они не могут получить банковский кредит, так как ни недвижимость в сельской местности, ни сельхозинвентарь не представляют для банков залоговой ценности. Это и горожане, пытающиеся обеспечить свои семьи посредством торговли, которая является наиболее быстрым способом заработать средства на существование.

Таким образом, МКО предоставляют населению легализованный партнерский кредит – небольшие суммы на короткий срок. А так как 7 лет назад, на заре развития, концепция микрокредитования предполагала финансирование малоимущих слоев населения, это отразилось на составе участников рынка. Большинство из МКО были зарегистрированы в форме некоммерческой организации. Упрощенная регистрация в соответствии с законом «О микрокредитных организациях» от 2003 года позволила прийти на рынок всем желающим. 

Поэтому основной круг сегодняшних игроков являет собой региональные организации, слабо капитализированные, со штатом в 2-3 человека, которые испытывают трудности с подготовкой и повышением профессионального уровня своих работников, оргтехникой, методикой работы с заемщиком, так как при микрокредитовании существует особая специфика, связанная с ограниченной возможностью заемщика.

На сегодняшний день основной проблемой для большинства МКО является отсутствие стабильного доступа к источникам кредитования. Нерегулируемость МКО приводит к тому, что они, во-первых, не могут финансировать свою деятельность за счет привлечения депозитов населения. Во-вторых, являются причиной того, что многие международные инвестиционные компании настороженно относятся к нерегулируемым субъектам финансового рынка.  «Основная проблема, с которой сталкиваются иностранные инвесторы, – это недостаток информации о деятельности микрокредитных организаций и финансовая непрозрачность этих организаций, – комментирует менеджер Центрально-Азиатского  микрофинансового центра (проект CGAP, Всемирный банк)  Ольга Томилова. – Под финансовой прозрачностью понимается не только наличие финансовой отчетности, но и ее подтверждение внешним аудитом, а также оценка деятельности организации, выполненная независимым, специализированным рейтинговым агентством.  На сегодняшний день мне известны лишь три организации, прошедшие международный рейтинг в Казахстане».

Достаточно заинтересованы в сотрудничестве с микрокредитными организациями  коммерческие банки, но при этом  они рассматривают МКО как стандартного заемщика и требуют твердые залоги, в то время как основным активом большинства микрокредитных организаций является их кредитный портфель.

Поэтому ожидания большинства участников рынка, являющихся небольшими региональными организациями, связаны прежде всего с государственной поддержкой микрокредитования.

«Чтобы МКО смогла встать на ноги и самостоятельно развиваться, требуется не менее 3–5 лет. В течение этого периода она должна быть обеспечена технической помощью и постоянным притоком финансовых средств. Этот момент учитывался при разработке Государственной программы по микрокредитованию, однако реальные шаги по осуществлению положений данной программы явно запаздывают, – считает Жумагуль Хайрлыбаева из казахстанской микрокредитной организации "Береке". – Большие надежды в решении многих задач по развитию микрокредитования как самостоятельной отрасли возлагаются на Фонд развития малого предпринимательства (ФРМП). В настоящий момент, насколько можно судить по имеющейся информации, фонд сосредоточил свою основную деятельность на проведении микрокредитования напрямую, через свои  представительства. Хотелось бы надеяться, что следующим этапом деятельности фонда будет подготовка специалистов и организация тренингов для МКО, а также финансирование действующих региональных МКО».

Большинство игроков рынка сами должны решать, в каком направлении им двигаться: по пути мелких рантье или же стремиться попасть в категорию средних финансовых организаций

«Механизм, разработанный ФРМП для микрокредитных организаций, как начинающих, так и действующих, просто не работает. Кроме того, МКО, созданные на средства самого ФРМП (другим это недоступно), находятся в выигрышном положении по сравнению с другими организациями, поскольку таким МКО легче начать свою деятельность», – выражают свою точку зрения специалисты уральского ОФ МКО «Заман» и предлагают обеспечить прозрачность движения всех финансовых средств ФРМП, а также жесткий контроль со стороны государства или незаинтересованных сторон – парламента и неправительственных организаций за расходованием денежных средств, выделенных государством для развития и организации МКО.

По мнению  генерального директора Казахстанского фонда кредитования Шалкара Жусупова, государственная помощь микрокредитным организациям ощутима: «Проблема в том, что нет механизма распределения средств государственного финансирования, и нас как игроков рынка к разработке этого механизма государственные органы не привлекают. Государство и не должно курировать микрокредитование, его цель – дать толчок для развития этого сектора. Основное решение проблем микрокредитных организаций – в  совершенствовании законодательства».

Игра по-крупному

Подобный разброс мнений участников рынка объясняется  различием их взглядов на экономическую сущность микрокредитования и, как следствие, собственную стратегию развития. Большинство мелких МКО предпочитает заниматься потребительским кредитованием. Экономически им это выгодно.  Несмотря на то что МКО выдают небольшие займы, сектор приносит высокую доходность за счет того, что деньги выдаются на очень короткий срок и более рисковой категории заемщиков. Привлекая первичное финансирование от ФРМП под 6% годовых, от других инвесторов под 10-15% годовых, на местах МКО зачастую кредитуют клиентов уже под 60% годовых. Понятно, что такую кредитную ставку может потянуть лишь торговля и посреднические отношения. В то время как задачей МКО является не только борьба с бедностью, но и стимулирование микропроизводственной деятельности. 

Чтобы активизировать микропредпринимателей брать займы на производство, необходимо внести изменения в действующий закон «О микрокредитных организациях» и увеличить  максимальную сумму микрокредита до 30 тыс. долларов (сейчас это 1 млн тенге или 7 тыс. долларов). Если сумма в 7 тыс. долларов вполне приемлема для шопинга в Китай, то освоить  30 тыс. долларов сможет уже не каждый предприниматель: нужен уже реальный бизнес-план.

Изменения в закон будут полезны и самим МКО: они смогут выйти на новый уровень развития  бизнеса – предоставление консалтинга и обучение заемщиков. Не говоря уже о том, что большая сумма микрокредита сделает их привлекательными в глазах частного инвестора. Для расширения клиентской базы кредитных организаций в законе также важно расширить понятие заемщика, сегодня оно ограничено только субъектами малого предпринимательства. Но за полем зрения микрокредитных организаций остаются люди, которым услуги кредитования сегодня недоступны, например, служащие бюджетных организаций. Участники рынка уже внесли соответствующие поправки на согласование в Министерство индустрии и торговли и ожидают, что законопроект поступит в парламент в самое ближайшее время.

Сектор микрокредитных организаций коммерциализируется быстрыми темпами: на рынок выходят компании, для которых микрокредитование – хороший нишевой бизнес. Поэтому большинство игроков рынка должны сами решать, в каком направлении им двигаться: по пути мелких рантье или же стремиться попасть в категорию средних  финансовых организаций.

Кстати, часть крупных участников рынка уже понимает необходимость совершенствования своих бизнес-процессов и сегментирования спроса. Для них важным становится построение отношений с клиентами в долгосрочном плане, чтобы приучить заемщика работать с определенной МКО. Для чего ставится цель постоянно присутствовать на рынке за счет наработки собственного капитала, привлечения как заемных ресурсов, так и передовых технологий работы. Тот же ФРМП выбрал стратегию максимальной приближенности к заемщикам, для чего открывает в регионах филиалы. Минимизируя ставку кредита, МКО получат возможность финансировать небольшие производства.

Однако увеличения объемов рынка микрокредитования в этом году не прогнозируется. Дефицит кредитных ресурсов не позволит действующим МКО значительно нарастить объемы кредитования. Увеличение возможно лишь за счет образования новых микрокредитных организаций, а также за счет расширения географии уже существующих. Но это достаточно непростой и недешевый способ для многих МКО.

Точкой роста для микрокредитных организаций, по мнению некоторых участников рынка, может стать расширение спектра оказываемых услуг, переход от микрокредитования к микрофинансированию. Что подразумевает более широкий охват сектора кредитования,  который предполагает оказание других видов услуг. «Когда МКО окрепнут, поднимутся на определенный уровень, станут самоокупаемыми, накопят ресурсные обороты, мы бы хотели инициировать  закон о микрофинансировании, – говорит Шалкар Жусупов. – Этот документ позволил бы микрокредитованию расширить свою деятельность за счет оказания новых услуг, таких как обменные и переводные операции. При этом конкуренции с банковским сектором не возникнет, так как будут предоставляться услуги для  определенной целевой категории, не интересной банкам:  это сельская местность, небольшие поселки и та целевая ниша,  которая с точки зрения банкиров всегда будет рассматриваться достаточно рисковой».

От того что микрокредитные организации будут оказывать более широкий спектр услуг, выиграют и сами организации, и их клиенты.  Оказание депозитных услуг, безусловно, ведет к увеличению рисков самой микрофинансовой организации и финансового сектора, поэтому предоставление такого вида услуг должно в обязательном порядке лицензироваться и регулироваться Национальным банком и АФН. «Во многих странах законодательство о микрофинансировании предусматривает постепенный переход от организационно-правовых форм, позволяющих оказывать лишь кредитные услуги, к таким формам, которые позволяют также и оказание депозитных услуг – при условии строгого соблюдения пруденциальных норм, приближенных к банковским, – говорит Ольга Томилова. – При таких условиях подобный переход представляется весьма логичным.  На практике лишь очень немногие микрокредитные организации смогли осуществить этот переход, и таким образом, это не привело к существенному увеличению рисков в финансовой системе».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики