Революция продолжается

Революция продолжается

Я люблю тюльпаны. Это нежные весенние цветы, глядя на которые проникаешься их чистотой и красотой. Поэтому мне очень не нравится, когда то, что произошло в Киргизии год назад, называют «тюльпановой революцией». 24 марта в Бишкеке отмечали годовщину свержения режима экс-президента Аскара Акаева, и определение «тюльпановая революция» прочно вошло в обиход и в многочисленные выступления, посвященные этой дате.

Попытка придать силовому захвату власти поэтическое цветочное название – не нова. Из новейшей истории достаточно вспомнить нынешнего президента Грузии Михаила Саакашвили, который, будучи еще оппонентом Эдуарду Шеварднадзе, пришел в зал заседаний парламента с букетом роз в руках. Так появилось словосочетание «революция роз». Но в случае с Саакашвили розы были в наличии. Киргизские революционеры во время захвата Дома правительства в Бишкеке тюльпаны в руках не несли. В здание они входили с палками и дубинками, а выходили с различной утварью, попутно избивая всех попадающихся на пути сотрудников аппарата Аскара Акаева. В те дни оппозиция была разрознена, на волне тогдашней моды существовало сразу несколько «цветных» названий  («голубая», «розовая», «желтая»), да и цветы в виде символа революционных перемен назывались разные – помимо теперь уже признанного официальным тюльпана, к примеру, эдельвейсы.

В начале весны по Бишкеку ходила шутка о том, что 24 марта, в годовщину государственного переворота, киргизские революционеры вновь пойдут на штурм Дома правительства, а вечером начнут грабить столичные магазины, чтобы вспомнить веселые мартовские дни прошлого года. Ведь сейчас найти повод для «законопослушного» веселья достаточно сложно.

Год при новой власти в Киргизии прошел довольно сумбурно, и явного ощущения, что события марта прошлого года пошли на пользу стране – нет. Свобода слова, в отсутствии которой оппозиция обвиняла Аскара Акаева, с приходом к власти Курманбека Бакиева так и не появилась. Некогда оппозиционные издания, не стеснявшиеся в выражениях в отношении Акаева (причем экс-президент подобные обвинения, зачастую выходившие за грани приличия, оставлял без внимания), стали пропрезидентскими. А писать о г-не Бакиеве так же, как о г-не Акаеве, ныне непозволительно. Посему сегодня в Бишкеке все СМИ серые и скучные, без драйва и интриг. Помнится, прежде только ленивый не обвинял бывшего президента, что он пристраивал своих родственников на хорошие посты – это, мол, неэтично. Сейчас Курманбек Бакиев назначает своих братьев на руководящие должности в Комитет нацбезопасности, отправляет на дипломатическую работу за границу – никто слова плохого сказать не смеет.

Эксперты говорят о том, что за минувший год президенту не удалось изменить старую, «акаевскую» систему управления, в стране усиливается роль криминалитета.

Следует признать, что нет и реального экономического развития. Новая власть по привычке сваливает все на власть старую: такое нам тяжелое наследие досталось. Но за прошедший год это тяжелое наследие можно было и улучшить. Как минимум разработать серьезную эффективную экономическую программу развития страны. Да, программы разрабатывались и даже принимались. Вот только их авторами были чиновники, которые боролись в тот или иной момент за высокий пост в правительстве. Когда эта мечта оказывалась исполненной, про программы благополучно забывали.

Впрочем, президент Бакиев исполнен оптимизма. Опять же вспомнив про тяжкое наследие, он говорит, что оно «не могло не влиять на ситуацию в экономике». «Но и при этом мы не допустили ее спада в прошлом году, а этот год начали с хорошим ростом. Несмотря на объективные трудности, нам удалось запустить ряд ранее простаивавших предприятий и ввести новые. Мы сохранили хорошие макроэкономические показатели: курс сома, уровень инфляции. За счет наведения порядка, поворота коррупционных потоков в государственную казну удалось добиться улучшения ситуации в социальной сфере: повысить в 2005 году заработную плату отдельным категориям работников, в том числе учителям и врачам, милиции, работникам культуры, размер пенсий, начать строительство доступного жилья. Бюджет этого года впервые целенаправленно ориентирован на решение социальных вопросов», – перечислил президент успехи своей команды во время выступления на центральной площади Бишкека 24 марта этого года. Вероятно к празднику, г-ном Бакиевым были подписаны указы о повышении заработной платы  сотрудников высших учебных заведений, государственных научных учреждений, центров по социальным выплатам, а также работников на дому на 50%. На 35% повышается заработная плата в государственных учреждениях культуры, на 15% – у работников Национальной академии наук и домов-интернатов для престарелых и инвалидов.

Опять же перед праздником дождались радостного известия и пострадавшие во время погромов годичной давности предприниматели (в страшную ночь с 24 на 25 марта были разграблены и сожжены мародерами почти все крупные торговые точки Бишкека). В течение года правительство Феликса Кулова обещало бизнесменам, которые оказались на грани разорения, финансовую помощь. И лишь несколько дней назад министр экономики и финансов Акылбек Жапаров заявил, что деньги уже выделены, «осталось согласовать некоторые нестыковки». Фонду развития предпринимательства выделено 500 тыс. долларов, мэрия Бишкека готова выплатить пострадавшим еще 120–150 тыс. долларов, USAID предоставил 700 тыс. долларов. 

«Кардинальные перемены не происходят в одночасье. Теперь, когда ситуация в стране стала спокойной, когда наметился экономический рост, начинается второй, самый важный и ответственный этап революции», – считает Курманбек Бакиев.

Что-то мне подсказывает, что этот второй этап будет не менее сложным и сумбурным.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики