Передел года

Если планы по реструктуризации предприятий Евразийской промышленной ассоциации и созданию единой горнорудной компании будут выполнены, это станет одним из наиболее значимых экономических событий года. Однако в этом процессе смущает то, что до сих пор непонятны истинные причины столь масштабных преобразований

Передел года

В середине марта правительство Казахстана неожиданно заявило о намерении создать компанию, в которой будут консолидированы госпакеты акций шести горнорудных предприятий страны. Незадолго до этого председатель совета директоров "Казахмыса" Владимир Ким заявил в Лондоне о намерении приобрести 25% акций компании ENRC Kaza"hstan Holding B.V., которая, собственно, и контролирует предприятия Евразийской промышленной ассоциации (ЕПА). Эти два события, произошедшие одно за другим, дали повод говорить о том, что г-н Ким действует либо в своих личных интересах (почувствовав, что в скором времени стоимость акций ENRC вырастет), либо в интересах государства (начав консолидацию горнорудных активов). Ни для кого не секрет, что из всех активов ЕПА наиболее лакомыми считаются Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение (ССГПО), "Казхром" и "Алюминий Казахстана". В первых двух компаниях государство является акционером. К ССГПО уже давно присматриваются российские бизнесмены Алишер Усманов и Василий Анисимов, которые не оставляют надежды создать своеобразный холдинг из горно-обогатительных комбинатов России, Украины и Казахстана. Есть своя выгода и у совладельцев ЕПА Александра Машкевича, Алиджана Ибрагимова и Патоха Шадиева. Группа приступает к диверсификации своего бизнеса, чтобы, по имеющимся оценкам, снизить риски своей работы в Казахстане.

За что боремся

Рынок железорудного сырья (ЖРС), на котором будет работать объединенная компания, характеризуется не только сильными игроками с мировым именем ( к примеру, бразильская CVRD, выпускающая в год более 200 млн тонн продукции из железной руды), но и стабильным ростом объемов производства. Мировое производство железной руды сосредоточено в 50 странах. В азиатском сегменте лидером среди стран-потребителей до последнего времени была Япония. Но в 2004 году ее опередил по объемам экспорта Китай. Основные поставки сырья осуществляют Бразилия, Индия и Австралия. Весьма велико также влияние России и Украины. В странах СНГ, по мнению аналитиков, существуют исторически сформировавшиеся грузопотоки. ССГПО является основным (до 60% объемов) поставщиком железорудных окатышей и концентрата на Магнитогорский металлургический комбинат, Россия экспортирует руду, концентрат и окатыши в Украину.

Эксперты российской компании АВК говорят о том, что в структуре импорта Китая и Японии, крупнейших импортеров железной руды, преобладают Бразилия и Австралия. Доля этих стран в совокупности с Индией в китайском и японском импорте руды составляет около 90%. Контракты крупнейших поставщиков с китайскими и японскими сталелитейными компаниями заключены на долгосрочной основе, что гарантирует монополистам солидные заказы и прибыли на длительный период, а другим железорудным компаниям невозможность проникнуть на эти рынки.

 

[inc pk='2332' service='media']

Аналитики из AME Mineral Economics в свою очередь утверждают, что в ближайшие два года спрос на железорудное сырье вырастет примерно на 17%. Причем и в последующем будет сохраняться тенденция дефицита сырья, и даже при насыщении рынка его цена снизится не более чем на 1015%. Подобная благоприятная конъюнктура сложилась благодаря росту производства стали и резкому повышению цен на стальной прокат, при производстве которого и используется железная руда. АВК делает похожие прогнозы. По ее данным, в 2004 и 2005 годах цены на ЖРС повышались, соответственно, на 18,6 и 71,2%. В 2006 году следует ожидать повышения цен на 810%, и лишь после 2007 года цена сырья стабилизируется благодаря вводу новых мощностей по добыче.

Подобные прогнозы лишь подтверждают, что в настоящее время сложилась весьма благоприятная ситуация для консолидации действующих производственных активов и запуска новых горнорудных проектов. Создание мощных международных корпораций, располагающих финансовыми и производственными ресурсами, позволяет не только контролировать основные торговые потоки, но и привлекать инвестиции для расширения производственных мощностей. А подобные инвестиции необходимы: к примеру, CVRD с 2000 года вложила в модернизацию своего производства около 10 млрд долларов. Понятно, что ни одна из казахстанских компаний не сможет вытянуть подобный объем инвестиций (даже если он будет в несколько раз меньше).

Старая евразийская идея, оставшаяся актуальной

Алишер Усманов и Василий Анисимов, которые через свои предприятия, в частности Михайловский и Лебединский горно-обогатительные комбинаты, контролируют в России около 40% рынка железорудного сырья, уже несколько месяцев обсуждают, в том числе с правительством Казахстана, возможность создания Евразийской горно-металлургической компании (ЕГМК) с капитализацией в 10 млрд долларов. По замыслу авторов, ЕГМК, в которую должны войти российские МГОК и ЛГОК, казахстанский ССГПО и украинские Южный и Ингулецкий ГОКи, стала бы четвертым по размеру игроком на мировом рынке с объемами добычи до 80 млн тонн руды в год. Концепция создания объединенной компании была отправлена на рассмотрение всем заинтересованным сторонам. Авторы идеи готовы были предложить государствам, на территории которых будут располагаться комбинаты Евразийской горно-металлургической компании, "золотые акции" или же, в худшем для инициаторов создания ЕГМК случае, пакеты акций, позволяющие правительствам Казахстана и Украины блокировать непопулярные решения основных акционеров.

Стратегическая задача ясна если компания будет создана, Усманов и Анисимов практически монополизируют рынок железорудного сырья. И в этом случае Магнитогорский металлургический комбинат (ММК), одной из проблем которого является отсутствие собственного сырья, может задуматься о присоединении к группе Усманова Анисимова. Прежде ММК называли одним из основных претендентов на приобретение государственного пакета акций ССГПО. Зависимость ММК от ССГПО прослеживается очень четко. Последний пример конфликт в мае прошлого года, когда ГОК прекратил поставки сырья на Магнитку. По официальной версии из-за разногласий между предприятиями по цене готового сырья: ММК потребовал от казахстанских поставщиков снизить цену на окатыши на 3540%. Однако более популярной была версия неофициальная: владельцы ССГПО вместе со своими партнерами, владельцами Михайловского и Лебедянского горно-обогатительных комбинатов (ГОК), хотели создать объединенную компанию, которая в итоге стала бы основным поставщиком (до 90%) товарной руды на ММК. В дальнейшем владельцы ГОКов планировали также вести переговоры о слиянии с магнитогорским комбинатом.

Подобная ситуация не устраивала генерального директора ММК Виктора Рашникова (впоследствии подавшего в отставку), и комбинат, чтобы не подвергать риску технологический процесс, принял решение переключиться на альтернативных поставщиков концентрата и окатышей. На помощь ММК пришли "Карельский окатыш", поставляющий на комбинат порядка 300 тыс. тонн окатышей ежемесячно, украинский Полтавский ГОК (более 200 тыс. тонн окатышей) и Качканарский ГОК (около 100 тыс. тонн концентрата). Однако объемы производства снизились, и работникам комбината пришлось останавливать несколько доменных печей. ССГПО в свою очередь производило продукцию на склад, сумев лишь отчасти перенаправить свои товарные потоки в Китай. При этом железорудные окатыши поставлялись по уже устоявшейся цене 115 долларов за тонну. По итогам 10 месяцев 2005 года ССГПО сократило экспорт железорудных окатышей на 24,9%.

 

[inc pk='2333' service='media']

Привлечение на свою сторону столь мощного игрока, как Магнитогорский металлургический комбинат, сразу выведет дуэт Усманов Анисимов в лидеры металлургического рынка. Объединенная компания могла бы производить, помимо руды, еще и 1012 млн тонн стали в год. Впрочем, АВК прогнозирует, что возможный прирост добычи сырья в случае создания ЕГМК будет незначительным и малоощутимым для мирового рынка по сравнению с ожидаемым приростом мощностей тройки лидеров на 240 млн тонн до 2010 года. "Объединенная компания не получает возможности влиять на установление базовой цены на сырье, поскольку вероятность заключения долгосрочных контрактов на существенные объемы руды в ближайшее время мала. Связи в мире установлены исторически и продиктованы большими объемами поставок высококачественной руды", утверждают аналитики.

Идея вхождения ССГПО в состав ЕГМК нашла в правительстве Казахстана как своих сторонников, так и противников. За последние месяцы информация о том, что Астана намерена продать госпакет акций в 39%, появлялась несколько раз. Но окончательного решения о сделке так и не было принято. Теперь, когда премьер-министр Даниал Ахметов озвучил новые правила игры на горнорудном рынке, а вице-премьер-министр Карим Масимов эти правила разъяснил более подробно, стало ясно, что продажа горнорудных активов будет идти более длинным путем, через публичное размещение на Лондонской фондовой бирже. Поэтому если в ближайшее время Алишер Усманов и Василий Анисимов не откажутся от своего интеграционного проекта, они смогут купить часть акций компании-консолиданта госпакетов (которую можно условно назвать Казахстанской горнорудной компанией) на открытых торгах.

В планах Лондон

Карим Масимов стал первым, кто открыто признал: говоря о возможности вывода на зарубежные фондовые рынки компании, в которой были бы консолидированы госпакеты акций горнорудных предприятий, правительство имело в виду как раз Евразийскую промышленную группу. "Сейчас ЕПА вышла с предложением в правительство об объединении всех компаний, которые ей принадлежат и в которых также есть госпакеты, в единую компанию с последующим проведением IPO. Вопрос обсуждается в правительстве", сообщил г-н Масимов. По его словам, правительство еще не приняло решение о дальнейшей судьбе госпакетов предприятий, входящих в ЕПА: надо сначала успешно провести IPO. "А после того как будет справедливый адекватный курс, то есть когда это будет котируемая компания это будет самый оптимальный момент для продажи госпакетов акций на рынке, чтобы государство получило больше", говорит вице-премьер. В качестве одного из вариантов сделки рассматривается возможность обмена государством своих долей в ЕПА на долю в будущей объединенной компании.

После слияния компаний в единое целое повышается кредитная привлекательность предприятия, появляется возможность привлечения капитала через размещение акций на бирже, возможность финансирования инвестиционных программ, развитие инфраструктуры. Однако есть тут и негативные моменты. "В России тоже хотят создать большой металлургический холдинг, говорит аналитик компании Атон Владимир Катунин. С технической точки зрения это возможно. С практической, мне кажется, это не имеет смысла, так как нет очевидных синергий между совершенно разными бизнесами. Плюс, если приход правительства означает смену руководства (а обычно так оно и происходит), то управление компании, скорее всего, ухудшится и эффективность предприятия снизится. В России контроль государства означает отсутствие политических рисков".

В настоящее время сложилась весьма благоприятная ситуация для консолидации действующих производственных активов и запуска новых горнорудных проектов

Так и осталось необъясненным, что имел в виду Даниал Ахметов, когда говорил о создании компании, в которую будут объединены пакеты 6 казахстанских компаний "с участием государства". В составе ЕПА лишь две компании из 7 имеют в числе акционеров государство, оставшиеся 5 полностью частные. Непонятно также, зачем правительству потребовалось столь громко одобрять инициативу ЕПА, ведь от него этого и не требовалось. Свое желание провести IPO в Лондоне Александр Машкевич озвучил несколько месяцев назад. И уже тогда было ясно, что успешное размещение акций возможно лишь при консолидации предприятий ведь Евразийская промышленная ассоциация это, по сути, общественная организация, не занимающаяся управлением входящих в ее структуру компаний.

Ким выходит на сцену

Когда Владимир Ким размещал в конце прошлого года IPO "Казахмыса" на Лондонской фондовой бирже, специального решения (или все-таки разрешения) от правительства ему не потребовалось. Теперь же успешное размещение акций (за 25% акций было получено свыше 1 млрд долларов) приводится Астаной как пример качественной работы топ-менеджера. Но г-н Ким на достигнутом решил не останавливаться. В середине марта компания "Казахмыс" распространила заявление о том, что Владимир Ким (как частное лицо) получил опцион на приобретение 25% акций ENRC Kaza"hstan Holding B.V., которой принадлежат несколько сырьевых активов Евразийской промышленной ассоциации. Опцион действует в течение 2007 года. Сумма сделки составляет 751 млн долларов плюс 10% маржи, которая отражает риск инвестирования и текущие расходы Владимира Кима на оформление и организацию сделки. Если опцион будет использован, Ким останется на должности председателя совета директоров Kaza"hmys Plc и не будет принимать участия в непосредственном управлении ENRC Kaza"hstan Holding B.V.

"Казахмыс" может перекупить этот опцион, однако акционеры компании пока на этот счет не высказываются. Впрочем, аналитик "Атона" Владимир Катутин считает, что владельцы Kaza"hmys Plc могут решить стать миноритарием другой сырьевой компании, ведь в этом случае они диверсифицируют портфель своих активов, добавив железорудное сырье и хром. "Компании в цветной металлургии в среднем стоят дороже компаний, занимающихся ЖРС, поэтому покупка таких активов создает мало дополнительной стоимости для акционеров (эффективней иметь две разные компании). Тем не менее рынок на эту новость отреагировал очень положительно", говорит он, уточняя, что сейчас сложно судить о реальной выгоде для "Казахмыса" от этой сделки: ENRC не раскрывает свои доли в основных активах, таких как Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение и "Казхром". "Казхром", по оценке "Атона", может стоить до 3 млрд долларов, ССГПО около 2 млрд долларов. Легко подсчитать, что 25% от суммы этих двух активов значительно превышает 750 млн долларов. Конечно, нужно учитывать и то, что в этих компаниях ENRC не имеет 100% акций.

Польза для ЕПА

Зачем Евразийской промышленной ассоциации выставляться на IPO? Можно предположить сразу несколько вариантов. В случае успешного размещения IPO ЕПА получит дополнительные финансовые ресурсы для выполнения существующего уже несколько месяцев проекта по диверсификации бизнеса, что, опять же, коррелируется с пожеланием Нурсултана Назарбаева отечественным бизнесменам: выходить на международный промышленный рынок. В начале февраля International Mineral Resources, подразделение ЕПА, уже заявила о своем желании купить российский Серовский завод ферросплавов у Kermas Group. Завод ежегодно производит около 100 тыс. тонн средне- и низкоуглеродного хрома, что примерно в два раза больше, чем показатели "Казхрома". В свою очередь "Казхром" является основным поставщиком руды в Серов, и приобретение завода позволит Александру Машкевичу со товарищи создать интегрированную компанию.

Кроме того, процесс вывода на международные рынки своих компаний сейчас стал модным трендом: об IPO в Лондоне заявили уже несколько казахстанских компаний. Первичное размещение акций в столице Великобритании для них повод заявить о своей открытости, о чистоте собственного бизнеса (дабы пресечь периодически появляющиеся заявления, что в 90-х годах многие бизнесы были полукриминальными). Нельзя исключать и то, что, привлекая западных инвесторов и обеспечивая себе изящное реноме на Западе, собственники отечественных компаний страхуются от возможных политических рисков, которые не исключены в Казахстане (впрочем, это утверждение действительно и для любой другой страны).

[inc pk='474' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики