Мир за дверью

«Зеркальная маска» – пример малобюджетного кино (бюджет фильма 4 млн долларов), когда компьютерные технологии, талант и безграничная фантазия художника могут воплотить в реальность самые невероятные образы

Мир за дверью

Фильм «Зеркальная маска» – новое детище уже давно длящегося творческого дуэта:  знаменитого современного писателя-фантаста, лауреата премий «Хьюго» и «Небьюла» Нейла Геймана и не менее популярного британского художника Дейва МакКина. Ими выпущены комикс-роман Violent Cases в 80-х годах, затем популярная серия Sandman для DC Comics, а в начале нового тысячелетия книга «День, когда я продал своего отца за две золотые рыбки», в 2002-м Coraline и новая коллекция Sandman, а в 2004 году «Волки в стене». Нейл Гейман интересен тем, что пишет в стиле так называемого графического романа (результат эволюции жанра комиксов). Наши читатели привыкли считать этот жанр довольно поверхностным. Как его пример у нас  больше известен «Город грехов» Фрэнка Миллера, по которому Родригесом и Тарантино был снят одноименный фильм. Помимо рисунков в таких романах много текста, обычно передающего внутренний монолог героев.

Возможно, что такие романы названы графическими и из-за стиля письма и сюжета. Например, у Геймана много ярких деталей в описании героев и событий, что подразумевает их непосредственное образное воплощение, а динамичный сюжет может быть превращен в повествование в картинках. Кстати, сам Гейман не разграничивает графические романы и собственно прозу.

Теперь список литературных работ дуэта дополнился художественной картиной. Дейв МакКин выступил режиссером и автором сценария «Зеркальной маски» совместно с Нейлом Гейманом. В основу сюжета положен излюбленный прием Геймана – разверзающийся рядом с обыденной реальностью параллельный мир, где царят свои сюрреалистические законы. Герои, а за ними и читатели, становятся медиумами между мирами. Через изменение сознания один мир вторгается в другой. Готические кошмары и абсурд у Геймана превращаются из сна и фантазии в осознанную необходимость.

Критики назвали сказку Геймана «Каролин» «Алисой в Стране чудес», но написанной Стивеном Кингом. Каролин попадает в параллельный мир «за стеной» через таинственную дверь в подвале. В «Маске» использован тот же прием, что и у Льюиса Кэрролла, когда Алиса проваливается в подземный мир через нору, а затем проходит через маленькую дверь в карточное королевство. Героиня фильма Хелена (Стефани Леонидас) переносится в мир фантазий через висящие на стене рисунки, которые становятся окнами в «реальный мир». Через них она видит себя то спящей, то бодрствующей в собственной комнате. Топологическая близость потустороннего (подземелье, зазеркалье, задверье или мир за стеной) оказывается метафорой смещения сознания, его транс-персонализации, выхода за свои пределы и психоделического путешествия.

В «Зеркальной маске» Хелена должна разбудить Белую королеву (ее и мать Хелены играет Джина МакКи) и спасти потерявшую равновесие страну фантазий от властного произвола Черной королевы. Бегство 15-летней девушки от неумолимой реальности в мир грез связан с переходным периодом, концом детства и взрослением, а также конфликтом с матерью и ее внезапной болезнью. Дисгармония света и тени в Стране фантазий – метафора нарушившегося равновесия во внутреннем, душевном мире героини. Когда неповиновение и подростковый бунт рассматриваются как преступление, тогда и в самом деле появляются монстры, стремящиеся вырваться наружу. Вынужденная работать и переезжать с места на место с цирком родителей Хелен выражает свои переживания и страхи в творчестве и создает мир, где обитают странные создания с масками вместо лиц. Под влиянием внешнего кризиса, предстоящей операции матери, существо Хелен раздваивается, темная и светлая сущности меняются местами. Оказавшись в своих фантазиях, девушка должна найти талисман, зеркальную маску, разбудить Белую королеву и вернуть своего двойника, вырвавшегося из-под контроля монстра, назад в андеграундный мир бессознательного. Так через свое творчество юная художница получает магическую инициацию.

Несмотря на архетипичность приема нагнетания ирреального ужаса (например, в «Волках» Геймана чудовища выходят из отверстия в стене комнаты), источником которого являются сны, бессознательные фантазии и бред, образы и ситуации, созданные в картине, обладают неповторимостью и оригинальностью. После многочисленных сказок, ужастиков, фэнтези и фантастики создать в кино потрясающие воображение фантастические образы, не прибегнув к уже известным клише, не так-то просто. Но у создателей «Маски» это получилось. МакКину удалось собрать команду сумасшедших художников, творцов передовых анимационных спецэффектов со студии отца-основателя «Маппет-шоу» Джима Хенсона.

Орбита гигантов, говорящие сфинксы, Валентаин, Черная королева и множество прочих эпизодических, но необычайных существ, которых зрители встретят в картине, – результат неповторимой по стилю и богатству игры смелого и безграничного воображения. «Вы можете записать сцену в школьном классе, но для этого вам нужен школьный класс и дети, но если вы хотите снять, как весь город складывается и мнется, будто кусок бумаги, а потом превращается в цветок – я могу это сделать», – рассказывает о процессе съемок Дейв МакКин. Отдельно следует отметить со вкусом подобранный саундтрек и написанную к фильму музыку (композитор Йэн Бэллами). Как отмечают критики, «Зеркальная маска» продолжает традиции лучших волшебных киноисторий ХХ века – «Лабиринта», «Легенды» и «Бесконечной истории».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее